Сергей Урсуляк: «Тихий Дон» для меня самая трудная картина»

18.03.2015

Алексей КОЛЕНСКИЙ

культура: Что помогает выдержать съемочный марафон — вдохновение, стальные нервы?
Урсуляк: Прежде всего, умение ждать и рассчитывать силы на долгий срок. Если из-за каждого простоя биться в истерике, проект завершится досрочно.

культура: На площадке сложилась творческая атмосфера?
Урсуляк: Да. Насколько возможно, стараюсь поддерживать дух товарищества и дружелюбия, но от производственных проблем не спрячешься: сложно работать с массовкой, еще труднее — с животными, а если кони и люди встречаются в кадре — просто беда. Сегодняшняя сцена будет идти на экране чуть дольше двух минут, слава Богу, мы можем себе позволить такую долгую подробную работу. Скажу одно: снимать актеров в интерьерах куда проще. 

культура: Если собрать в единый комплекс все здания, построенные художником-постановщиком, получится поселение дворов на тридцать. Чем продиктовано решение разнести декорации хуторов и станиц на несколько километров?
Урсуляк: Алим Матвейчук — выдающийся мастер, профессионал, умеющий быстро строить и организовывать историческое пространство. Ландшафты для донских объектов выбирали вместе, понимая, что каждую декорацию придется использовать фрагментарно. В прошлых проектах на нас работала историческая фактура: как выглядели послевоенная Одесса и Сталинград, было ясно из хроник и документов, оставалось лишь достроить или убрать лишнее. С Гражданской войной оказалось сложнее... «Тихий Дон» для меня самая трудная картина. Правда, никогда не работаю легко, всякий раз мучаюсь и с удовольствием вспоминаю лишь о том, что уже закончилось. Но на самом деле труд приносит радость, и в глубине души я счастливый человек, занимающийся любимым делом. 

культура: С первой встречи разглядели в Ткачуке Григория Мелехова? 
Урсуляк: Были и другие претенденты, но я хотел, чтобы героя сыграл именно Евгений. И не ошибся.

культура: На роли шолоховских казачек Вы пригласили юных актрис. С чем связано это решение?
Урсуляк: У нас был выбор — идти по пути, проложенному предшественниками, или смириться с фактом: «Тихий Дон» — история молодых людей, переживающих любовь, потери, разочарования. Шолохов велик во всем, правда и трагизм сочетаются у него с простотой и юмором. Роман начинается легко, пасторально, постепенно бытовая мелодрама превращается в историческую драму, затем — в трагедию. Кастинг был сложным, но нам удалось собрать команду молодых артистов, не засвеченных в глянцевых журналах и глупых телешоу. Главное — бережно распорядиться их талантами.

культура: Роман Шолохова масштабен, ярок, многофигурен. Что послужило камертоном экранизации?
Урсуляк: В сотый раз отстаивать правду белых или красных было категорически неинтересно: в Гражданской войне невозможно выбрать правую сторону. К тому же сегодня никого уже не удивишь баталиями с тысячами статистов — сострадают лишь тем героям, которым верят, которых любят. И «Тихий Дон» для меня прежде всего история семьи Мелеховых, Астаховых, Коршуновых... Столкновение политических сил — это фон, главное — трагедия  уничтожаемого народа, простого казака, вынужденного вновь и вновь проливать кровь. Зачем, во имя чего? Мелехов рожден растить хлеб и защищать Родину, а не сеять смерть. 

культура: Разве герой книги мог прожить мирную, счастливую жизнь? 
Урсуляк: Как посмотреть. Прежде всего, казаки у Шолохова — пахари, в свободное от государевой службы время они ни минуты не сидели сложа руки. Увлекаясь внешними сословными атрибутами, об этом часто забывают.

культура: Но трудиться невозможно — все отберут. Защищать нечего. Воевать не за что. Чью бы сторону ни принимал Григорий, его выбор приводил к гибели близких... «Тихий Дон» — самый страшный роман советской литературы?
Урсуляк: Именно так, ведь речь у Шолохова идет не только о трагедии донского казачества. В этой книге оживает история ХХ века, на протяжении которого мы делили всех на своих и чужих. 

культура: В чем главная идея «Тихого Дона»?
Урсуляк: Гражданская смута раскручивает маховик, перемалывающий правых и виноватых: кровь за кровь, смерть за смерть. Моментально забывается, кто и почему первым поднял руку на брата. Вернуться к исходной точке конфликта невозможно, но, ломая людей через колено, мир не восстановишь. Следует смотреть на вещи шире, осознавать конечность земного существования и не портить друг другу жизнь из-за идейных разногласий. 

культура: Есть ощущение, что Россию вновь затягивает в геополитическую западню?
Урсуляк: Да. И зная, чем все заканчивается, мы должны сопротивляться этому, по-крайней мере внутренне. Не играть в навязываемые игры — не делить людей на своих и чужих.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть