Мартиньш Калита: «Все, что делается с любовью, приносит счастье»

16.10.2014

Алексей КОЛЕНСКИЙ

На отечественном экране прибалтийские красавцы не играли «старорежимных» воинов. Мартиньш Калита заполнил этот пробел, поднял образ русского офицера на трагическую высоту. 

культура: Собиратель русских земель Иван Калита Вам, случайно, не родственник? 
Калита: Все может быть — у меня латышские, русские, белорусские, немецкие корни. Смута 1917 года отразилась на жизни моей семьи — нити обрублены, дальше бабушек никого не знаю. 

культура: В чем актуальность «Солнечного удара»?
Калита: Сегодня утром проснулся и подумал: я снялся в картине, которая актуальна для всех стран, где существуют противоречия между группами граждан. Важно видеть проблемы друг друга, не замыкаться, вступать в диалог.

культура: Пообщавшись с ребенком, Ваш герой невольно сыграл зловещую роль в его судьбе... 
Калита: Дал лишь маленький толчок. Не он отравил душу мальчика — каждый день Егорий впитывал сомнительные «идеи», которые ему не с кем было обсудить. И мы, не замечая, часто становимся участниками подобных историй. 

культура: Например?
Калита: Заходим в магазин после работы — усталые, раздраженные — хамим продавщице, отстоявшей день за прилавком... А может быть, с девушкой случилась беда, и наша грубость станет последней каплей, переполнившей чашу отчаяния? Не задумываясь, мы вторгаемся в жизнь незнакомых людей — при том, что в наш век культивируется равнодушие к ближнему. Но обособленность никого не спасает и не оправдывает — нам не избежать ответственности за других. Все мы — дети одной Земли, невольники отпущенного нам времени... Подпоручик, которого сыграл Милош Бикович, убеждал моего героя: «Все как-нибудь обойдется, уладится». Увы, это не так — и об этом «Солнечный удар».

культура: Ничто на Земле не проходит бесследно?
Калита: Конечно. Мир изменчив, но, несмотря на разнообразие культур, политических систем и мировоззрений, люди остаются людьми — рождаются, влюбляются, ненавидят, стремятся к счастью, решают вечные вопросы. И забывают, как важно быть благодарным за каждый прожитый день или, по крайней мере, не злиться. 

культура: Как готовились к роли?
Калита: Основательно. На «Студии ТРИТЭ» мне вручили объемную папку с историческими материалами и фотографиями начала века. Зачитавшись, я легко вошел в образ. 

культура: Что было самым сложным?  
Калита: Набрать вес, чтобы сыграть героя постаревшим, — за полтора месяца я «нагулял» двадцать килограммов. 

культура: Как с Вами работал Михалков? 
Калита: Собираясь на съемки, я поставил себе задачу — трудиться на совесть, быть честным и ни к кому не подлизываться. Приехал — и эти мечты осуществились. Конечно, сниматься было нелегко, но необыкновенно приятно, празднично. 

культура: Настигало ощущение счастья?
Калита: Как у женщины, ставшей матерью. Когда рождается ребенок, твоя жизнь уже не принадлежит тебе, наваливается усталость... Но разве можно сказать, что это неприятно? Так же и в творчестве — все, что делается с любовью, приносит счастье. У нас сложилась потрясающая профессиональная группа, с Никитой Сергеевичем все работали дружно и слаженно — как одна семья. На площадке меня не покидало светлое чувство. 

культура: Каким образом Михалков создавал эту атмосферу? 
Калита: Не знаю. Понимаю, насколько трудно быть настоящим режиссером — обладать невероятной психической и физической силой, харизмой, ежедневно тратить энергию на людей.

культура: Случались импровизации, розыгрыши? 
Калита: Да. Например, в эпизоде, где я, понюхав табак, начинаю чихать. Михалков просил не останавливаться на достигнутом — услышав из-за угла мой «чих», проходящий по коридору актер был застигнут врасплох и прямо подскочил от неожиданности. Вышло очень забавно. 

культура: Что значит Бунин для Вашего поколения?
Калита: В латышских учебных заведениях мало уделяют времени русской литературе. До приезда в Москву я считал, что владею русским языком, но по-настоящему прочесть Бунина сумел только здесь, после занятий с репетитором. 

культура: За Вашими плечами ощущается серьезная театральная школа...
Калита: Служу в старейшем в Латвии Лиепайском театре, играю разнообразный репертуар — от мюзиклов до пьес Теннесси Уильямса и Виктора Гюго.

культура: Любимая роль?
Калита: Несыгранная. Интересно пробовать себя в разном материале и менять амплуа, увеличивая амплитуду. 

культура: Следите за современным российским кино?
Калита: Нет. Правда, периодически пересматриваю картины Михалкова.

культура: Кто из звезд экрана восхищает Вас с профессиональной точки зрения?
Калита: Те, кто понимает законы жанра и умеет удивлять каждой новой ролью, — Шон Пенн, Аль Пачино, Вуди Аллен. Но и у своих коллег я учусь тому, «как надо» и «как не надо».

культура: В Вашем поручике много детскости, ребячливости.
Калита: Он не понимает, что с ним происходит, удивляется, какая сила и куда его тянет.

культура: А с Вами случался «солнечный удар»?
Калита: Нет. Это такая редкость — не любовь, не страсть, а нечто непостижимое, сбивающее с ног. Вы представляете, как надо прожить одну ночь, чтобы, проснувшись, почувствовать себя на десять лет старше?

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть