Виктор Косаковский: «Если служить своему делу по-настоящему, Бог отблагодарит»

14.06.2013

Ольга НИКОНОВА

Отчего жизнь интереснее фильмов? О драматургии документального кино и самой модной своей картине «Да здравствуют антиподы!» корреспонденту «Культуры» рассказал режиссер Виктор Косаковский.

культура: Ваш последний фильм был показан более чем на ста фестивалях, получил много призов. Почему во всем мире его принимают так восторженно?

Косаковский: Наверное, сработал старый фокус. Кинематографу сто лет, а камеру до сих пор почему-то не перевернули вверх ногами. То есть пытались, но это не имело драматургического смысла, казалось нелепым. Искусство должно дарить человеку новый взгляд на окружающий мир, и в «Антиподах» прием оправдан. Мне кажется, правительство Аргентины должно отметить какой-нибудь премией этих двух братьев, с которых начался фильм… (Смеется.)

культура: Как Вы их нашли?

Косаковский: Существует некий киношный дух, который меня ведет и дарит какие-то знаки. Звучащую в начале картины музыку я отобрал из 400 треков. Путешествуя по Аргентине, заблудился и, оказавшись на их мостике, услышал от одного из братьев «свою» мелодию. Понял — неспроста.

На Байкале выбрал маму с дочкой, потому что их изба находится на противоположной стороне Земли от индейского домика в Чили. Когда русская девочка сказала, что в следующей жизни хочет быть водой, понял, что обрел героиню этой истории.

В Новой Зеландии снял кита, выбросившегося на берег, подобный случай там был двадцать лет назад. В Испании попался похожий на самоубийцу камень. Валун, пролежавший там несколько тысяч лет, словно ждал, что приеду. Можно было поискать в Испании и людей, но я подумал: камень важен. И овцы нужны. И бабочки, и кондоры. Если много путешествуешь, то видишь: человек — не самый главный персонаж в драматургии жизни.

культура: В какой момент Вы поняли, что фильм складывается?

Косаковский: Увидев, насколько камень похож на кита. По первому образованию я сценарист, но до такой ассоциации бы не додумался. Это был подарок. Когда в Африке ко мне подошел слон, не понял, зачем его снял. Увидев на Гавайях, что лава смахивает на кожу слона, догадался — опять презент. Думаю, если своему делу служить по-настоящему, Бог отблагодарит.

культура: Что самое важное в драматургии неигрового кино?

Косаковский: Главное отличие игровых фильмов от документальных: авторы первых знают, чем они закончатся до завершения съемок. У нас все по-другому. Неизвестно удастся ли снять, в каком настроении, ритме, техническом качестве. Заканчивая картину, всегда забываю, что хотел показать в начале, пытаюсь понять материал. Одно дело — собственные фантазии. Иное — жизнь, которая намного интереснее придумок. Вы должны в меня влюбиться, довериться режиссеру-наблюдателю. В каждой картине заложена трудная для восприятия информация, которую следует оправдать и донести до зрителя. Я готовлю людей к восприятию зрелища. Им предстоит его разглядеть, принять и понять в верной тональности. Например, в фильме «Тише!» жесткий, тяжелый материал. Для подготовки зрителя к финальному эпизоду понадобилось 70 минут экранного времени. По канонам драматургии все можно было показать сразу, но люди были бы не готовы принять грубость героя. Прежде всего убедил: он — хороший и не говорит дерзости просто так. Я пытаюсь задействовать эмоции зрителей и «осветлить» их.

культура: На протяжении пяти лет Вы снимаете философа Дмитрия Галковского. Чем он интересен, и когда будет готов фильм?

Косаковский: Зависит от него. Мы познакомились 30 лет назад, сейчас его жизнь радикально изменилась, он стал состоятельным человеком… Картина может повернуться в неожиданную сторону. Последние два года я не видел возможности продолжать работу, но надеюсь завершить этот проект.

После изучения большого количества философской литературы захотелось понять мозг мыслителя, каков механизм его работы? Откуда берутся идеи? Я стремился изучить химию познания. Для меня Галковский – универсальный философ, ни на кого не похожий, один из самых умных, аналитически одаренных людей. Мыслить — значит сказать то, чего раньше никогда не думал. Галковский это умеет.

культура: Вы как-то заявили, что в конце жизни перемонтируете все свои картины кроме «Лосева».

Косаковский: Работая над этой лентой, я был бескомпромиссен. Думал только о том, что обязан сделать картину о великом человеке, которого раньше никто не снимал, фиксировал исторический документ и не помышлял о зрителе. А о нем следует позаботиться в первую очередь. Можно снимать для киноархива, но важнее делать фильмы нужные людям. Когда Александр Сокуров узнал, что работаю над «Лосевым», подарил мне, студенту, шесть коробок черно-белой пленки по 300 метров. 60 минут. Я уложился ровно в это время. Придумал такую конструкцию и драматургию фильма, чтобы все отснятое вошло в картину, поэтому ее перемонтировать нельзя. Остальные переделал бы с удовольствием.

культура: «Антиподов» ждет та же участь?

Косаковский: Изменил бы шанхайский эпизод, он длиннее остальных. Знал, что это последние месяцы существования данного района, поэтому снял его подробно, как исторический документ.

культура: Как можно популяризировать документальные фильмы?

Косаковский: Очень просто. Сейчас в мире все четко определилось. Есть журналистское кино, которое делают для телевидения и называют документальным. Есть сериалы Би-Би-Си про животных. И есть кинодокументалистика. У нас особенная стилистика, ритм, темп, композиция, драматургия. В России, к сожалению, почти потеряли эту культуру, но мы были лучшими в мире на протяжении нескольких десятилетий. Сейчас студенты ВГИКа в основном работают для телевидения и не снимают кинокартин, государство финансирует телефильмы. На мой взгляд, это абсурд: никто не дает денег на кино, если ТВ не планирует его купить. Следует поддерживать экранные произведения. Единственный шанс сохранить документальный кинематограф — вернуть его на большой экран.

культура: Недавно в Москве открылся Центр документального кино.

Косаковский: Это дело. Каждый год в мире появляется десять картин, которые нужно смотреть только на большом экране.

культура: Вы чувствуете возрастающий мировой интерес к документальному формату?

Косаковский: Конечно. И «Антиподы» это подтвердили. Чтобы этот интерес не угасал, очень прошу: не смотрите документальное кино в интернете!

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть