Тимур Бекмамбетов: «Все, что мы любим, так или иначе связано с детством»

20.12.2018

Алексей КОЛЕНСКИЙ


«Елки Последние»
Россия, 2018

Режиссеры: Тимур Бекмамбетов, Анна Пармас, Александр Котт, 
Егор Баранов

В ролях: Дмитрий Нагиев, Елена Яковлева, Сергей Светлаков, Иван Ургант, Даниил Вахрушев, Юлия Александрова, Юрий Кузнецов, Екатерина Агеева, Марк Богатырев, Саша Спилберг

6+

В прокате с 27 декабря

27 декабря на экраны страны выходят очередные «Елки». На сей раз, судя по названию, последние. Корреспондент «Культуры» встретился с продюсером и сорежиссером ленты Тимуром Бекмамбетовым.

культура: Несмотря на то, что герои новых «Елок» забывают старые обиды и вместе встречают праздник, лента оставляет горьковатое послевкусие. Смогут ли Ваши персонажи стать счастливыми, исполнятся ли их мечты и что ждет их уже первого января, остается под вопросом. А где бы Вам хотелось оказаться в первый день Нового года?
Фото: Андрей Никеричев/mskagency.ruБекмамбетов: В детстве — когда кажется, что все впереди. Хотя порой думаю, что, если в самом деле сбудутся все желания, нам самим станет страшновато.

культура: В третьих «Елках» прозвучала мысль, ставшая лейтмотивом франшизы: делай добро людям, даже незнакомым, и оно вернется к тебе как бумеранг. По-Вашему, действительно существует такая связь? 
Бекмамбетов: Честно, не знаю. Этот «бумеранг» устроен так, что вычислить его траекторию невозможно. Если бы люди могли предвидеть или рассчитывать взаимосвязь событий, они творили бы добро из корыстных расчетов, но тогда ему была бы грош цена.

культура: А в Вашей жизни случались чудеса?
Бекмамбетов: В моей жизни происходила масса прекрасных вещей — мне знакомы удача, успех, любовь. Смею надеяться, потому что я всегда старался кому-то помочь. 

культура: Чем объясняется многолетняя «елочная» популярность?
Бекмамбетов: В удачном формате. Я попросил коллег сделать по новелле, а потом сплел все сюжетные линии воедино. Публика приняла наш эксперимент. Тогда-то и родилась франшиза.

культура: Если не брать в расчет продолжения «Богатырей», «Елок» и «Снежной королевы», страна перед Новым годом осталась без праздничных премьер. Чем Вы это объясняете?
Бекмамбетов: Спецификой производства. В среднем на создание фильма уходит два года. Вспомните, что шло в новогоднем прокате пару лет назад. Например, в прокате провалилась лента Александра Войтинского «Дед Мороз. Битва Магов». Другие праздничные истории также не сумели подвинуть «Трех богатырей» студии «Мельница» и наши «Елки». Вероятно, продюсеры решили тогда, что не стоит соревноваться с нами. Случись иначе, сейчас за зрителя боролись бы пять-шесть картин.

«Елки Последние»

культура: В середине нулевых Ваши «Дозоры» покорили более шести миллионов зрителей России и Европы, доказав: у отечественной фантастики  есть будущее. Чем объясняете их коммерческий успех? 
Бекмамбетов: Философией Сергея Лукьяненко. Согласно вдохновлявшей  его мысли Михаила Булгакова, добро не из чего творить, кроме зла. Даже совершая правильные поступки, герои «Дозоров» вынуждены мараться и нередко меняться местами со своими антагонистами.

культура: Ваше творчество эклектично, какой фильм Вы поместили бы в  центр авторской ретроспективы? 
Бекмамбетов: Надеюсь, еще не снятый. Я боюсь оставаться неизменным. Цельность для меня менее важна, чем свобода. 

культура: В настоящий момент Вы увлечены сюжетами социальных сетей. Какие опасности Вы видите в их возрастающей популярности?
Бекмамбетов: Их много. Прежде всего, на интернет не распространяется  общественный договор. В реальном мире мы понимаем, что хорошо и что плохо, где пролегает грань между ненавистью и любовью. В Сети между ними нет раз и навсегда определенной границы, и никакие указы или запреты этого не изменят. «Зловредные» ресурсы уйдут в тень, найдут укромную нишу, и, как только ослабнет давление, накопившаяся агрессия вырвется на свободу и затопит все пространство. Следовательно, остро встает вопрос о стабильности и сбалансированности онлайн-среды. При этом Сеть — далеко не всегда зло. Порой там происходят по-настоящему драматичные события. Достаточно вспомнить, как после Бостонского теракта в интернете развернулось общественное следствие, в котором участвовали сотни людей, вычислявших преступника. Подобные процессы требуют изучения не только социологами, но и режиссерами, писателями, артистами, способными вовлечь зрителя в процесс эмоционального осмысления действительности. В этом я вижу нашу миссию и одну из причин, почему эти «Елки» — последние, по крайней мере, в чисто киношном смысле. Возможно, следующие станут интерактивным шоу. Посмотрим, куда нас заведет сформулированный нами формат ScreenLife — история разворачивается в прямом эфире на мониторах компьютеров, подключенных к глобальной сети.

«Елки Последние»

культура: У Вас есть фильмы, которые Вы пересматриваете, с которыми ассоциируете себя?
Бекмамбетов: Конечно, причем это не только снятые мною картины. Часто пересматриваю комедии Рязанова, «Неоконченную пьесу для механического пианино» Михалкова, порой — «Бойцовский клуб» Дэвида Финчера или «Форреста Гампа» Роберта Земекиса. Все зависит от того, в какой точке жизни нахожусь, а я подвержен постоянным трансформациям.  

культура: Какую историю Вы еще не успели рассказать?
Бекмамбетов: Историю своего детства. Зато в этом преуспел мой коллега, Леван Габриадзе с картиной «Знаешь, мама, где я был?». Он экранизировал рассказы своего отца, Резо Габриадзе. Этот фильм наполнен подлинными чувствами, ведь все, что мы любим, так или иначе связано с детством.

культура: Чем порадует компания «Базелевс» в наступающем году?
Бекмамбетов: Февральской премьерой исторического триллера «Война токов» Альфонсо Гомес-Рехона с Бенедиктом Камбербэтчем и Майклом Шенноном. В апреле выпустим в прокат политический триллер «Профиль» (формат ScreenLife), отмеченный призом зрительских симпатий Берлинского кинофестиваля.

«Елки Последние»

культура: Вы живете и активно работаете на двух континентах. Что значит для Вас слово «патриотизм»?
Бекмамбетов: Все, что я люблю, есть в песне «С чего начинается Родина». Очень трудно сформулировать эти вещи лучше Баснера, Матусовского и Бернеса. Им удалось передать всем знакомое чувство в естественном развитии. Для меня дороже всего строчка «С заветной скамьи у ворот»... Такой парадокс: у каждого из нас своя «скамья» и одновременно — одна для всех.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть