Валентин Юркин: «Тиражи книг о Великой Отечественной — преступно малы»

05.09.2019

Дарья ЕФРЕМОВА

В «Молодой гвардии» вышел сборник «Энергия сопротивления», написанный ее генеральным директором, издателем с сорокалетним стажем Валентином Юркиным. «Культура» побеседовала с ним о тупиках и прорывах современного рынка, надеждах на будущее и Библии книголюба, составленной английским епископом 700 лет назад.

культура: Ваша книга — событие довольно необычное. Редкое издательство выпускает работы, посвященные своей истории, повседневности и планам на будущее. Не опасались, что это пройдет мимо читателя? Хотя «Молодая гвардия» — явление знаковое, вся большая советская литература — от Леонова и Шолохова до Бондарева, Шукшина и Распутина — выходила из-под вашего пресса.
Юркин: Вы правы. Нам 97 лет, а в 2020-м исполнится 130 лет биографической серии «Жизнь замечательных людей». Уже две тысячи томов жизнеописаний выдающихся людей мира общим тиражом в 300 миллионов экземпляров. Имена Флорентия Павленкова — создателя серии «ЖЗЛ», Максима Горького, продолжателя начинания, для нас святые. Их биографии вышли в «ЖЗЛ» наряду с книгами о первопечатнике Иване Федорове, о великом издателе-самоучке Иване Сытине.

культура: Павленков был человеком сложной судьбы. За издание сочинений Пушкина, Толстого, Достоевского, Чехова он несколько раз ссылался, томился в заточении в Шлиссельбургской крепости...
Юркин: Заслуга Павленкова в том, что он был представителем той славной плеяды издателей ХIХ века, без которой классическая русская литература осталась бы предметом малоизвестным. Увы, об их подвиге сегодняшние читатели, как мне кажется, знают мало. Как раз потому, что издавать труд об истории книгоиздательства в условиях сегодняшнего рынка — непозволительная роскошь.

культура: Все-таки книжный бизнес, как и любой другой, нацелен на прибыль. Совместимы ли сейчас коммерция и просвещение через книгу?
Юркин: Вопрос ключевой для отрасли. Рынок, как мирный атом, если хорошо управляется, это благо, когда же рычаги теряются — возможен Чернобыль. Но будем объективны — интерес к печатному слову не потерян: по числу наименований выпущенных книг и брошюр в год, мы на четвертом-пятом месте в мире. В 2018-м в России издано 117 тысяч названий. Правда, думаю, это процесс инерционный: срабатывают старые интеллектуальные накопления, тяга к знаниям, присущая старшим поколениям... Радует и заметный рост качества художественного оформления и полиграфического исполнения. Тут мы почти не отстаем от Западной Европы, ведущей свою историю со времен Гутенберга.

культура: С плюсами все ясно. В чем же минусы?
Юркин: Есть по меньшей мере два обстоятельства, из-за которых наше книгоиздание пробуксовывает. Первое — из области традиций, психологии: начиная с 1990-х выросло несколько поколений, не получивших «прививки» чтения. В годы страшной экономической разрухи, стрельбы по Белому дому, локальных конфликтов на Кавказе, бандитизма было не до того. Перестали существовать целые издательские пласты — «Прогресс», «Планета», «Детская литература», «Мысль», «Мир», «Физкультура и спорт». Второе и, пожалуй, главное — большая зависимость отрасли от текущей ситуации в экономике. За последний год мы упали на 8 процентов — до 432 миллионов экземпляров. А за десять лет мы потеряли уже 40 процентов прежнего объема. Неизбежно ухудшаются и такие показатели, как средний тираж и количество страниц. Сравните: в 2008 году было 5,5 книги на душу населения, а в 2018-м стало уже 2,9. Получается, мы уверенно движемся к отметке царской России 1913-го — две книги. В Советском Союзе, напомню, было 12 книг.

культура: Наверняка найдутся те, кто отнесутся к статистике равнодушно. Скажут: «Ну и что?»
Юркин: А то, что сложность задач, стоящих перед Россией XXI века, предполагает совсем иной, предельно высокий статус книги. Согласно указу президента от 7 мая 2018 года определены 12 направлений стратегического развития на шесть лет вперед; среди них — задача войти в пятерку лучших стран в научной сфере. Значение книжной отрасли в этом контексте трудно переоценить — ее задача умственно вооружить нацию, интеллектуально подготовить специалистов, на плечи которых ложится обязанность исполнять эту программу. Здесь мы и упираемся в тупик. Да, рынок — это исключительно борьба за прибыль. Он глух и слеп к запросам государства. Издатель способен подняться до понимания потребностей страны, но не в силах вырваться из прокрустова ложа: издавать надо только то, что гарантированно будет продано. Как результат — диспропорция в производстве литературы. В прессе однажды мелькнула информация, что годовой тираж Дарьи Донцовой превысил четыре миллиона экземпляров. Это оказалось в три раза больше, чем тираж всех книг в разделе «Социология»; в пять раз больше, чем в разделе «Науковедение»; в десять раз больше, чем в разделе «Общественные науки в целом». Конечно, и к сочинениям Донцовой нужно относиться уважительно. Еще Николай Карамзин писал: «Не знаю, как другие, а я радуюсь, лишь бы читали! И романы самые посредственные, — даже без всякого таланта писанные, способствуют некоторым образом просвещению».

культура: Хорошо, тогда возникает вопрос: как поднять интеллектуальную литературу гуманитарного и естественно-научного профиля — количественно и качественно — до уровня, адекватного поставленным задачам?
Юркин: Очевидно, нужно создавать либо специализированные издательства, те самые, исчезнувшие «фабрики мысли», либо мощную легальную систему госзаказа для уже существующих предприятий. И конечно, спасать издательство «Наука», находящееся сегодня в состоянии прострации. Либо привлекать большой бизнес. Объективные причины требуют крутого поворота государства и общества к книге и чтению, более серьезных вложений в отрасль, как это делается, например, в США. Со времен Древней Руси письменное слово взывало к глубоким чувствам славян, было исполнено просветительством, заботой об общем благе, стремлением к единению. Вспомним «Слово о полку Игореве», «Повесть временных лет», «Поучение» Владимира Мономаха... Сейчас мы, к сожалению, разрозненны, подобно князьям в периоды междоусобицы, тогда как наш гуманитарный мир нуждается в единстве, слаженности действий. Книгоиздатели и полиграфисты, торговцы и распространители, библиотекари и музейщики имеют множество пограничных проблем, все они нуждаются в обмене опытом, информацией, знаниями.

культура: В одной из частей сборника — она называется «Точка чтения», — Вы собрали любопытный материал, предостерегающий об опасности неумеренного вовлечения в интернет.
Юркин: Да, опасности этой подвергаются в основном дети. Научно доказано, что компьютерные игры, гаджеты разрушительно влияют на мозг. Вырабатывается зависимость, сопоставимая с наркотиками. Однако в первую очередь этот раздел сборника посвящен все же другому — погружению вглубь книжной истории. Всякий раз с восторгом читаю написанное 700 лет назад произведение епископа Ричарда де Бери «Филобилон». По-моему, это настоящая Библия книголюбия. «Ты мера и правило нравов, и действующий в согласии с тобой не согрешит. Ты научаешь царей править и законодателей устанавливать справедливость. Благодаря тебе освобождаются от прирожденной грубости, — изощряют ум и язык, искореняют тернии порочности, достигают высоких почестей. В книгах я встречаюсь с умершими, как с живыми; в книгах я предвижу будущее; в книгах уясняются военные действия; в книгах показан правовой порядок мирного времени, — писал о книге английский священник. — Ни один царь или папа не найдет чего-либо, что послужило бы столь верным залогом вечности, как книги. Книга воздает своему автору тем, что пока она существует, не погибнет и автор, а пребудет бессмертным...»

культура: В прошлый раз мы беседовали с Вами почти год назад. Чем порадуете читателей на очередной Московской международной книжной выставке-ярмарке?
Юркин: У нас по традиции немало ярких новинок. Плодами нашего творческого союза со Службой внешней разведки России стали новые прекрасные книги об отечественных разведчиках: Николай Долгополов создал необычайно интересный сборник «Гении разведки», а Владимир Антонов отметился книгой «Кембриджская пятерка» — ее переплет несколько отличается от классических канонов «ЖЗЛ». К грядущему 75-летию Великой Победы готовим масштабный проект, куда — наряду с биографиями маршалов Жукова, Конева, Рокоссовского, Василевского — войдут книги о героях наиболее значимых сражений. Уже вышли сборники «Герои Сталинградской битвы», «Берлин-45», «Герои битвы за Крым». Александр Бондаренко создал своеобразную летопись военной контрразведки «Герои СМЕРШ». Сразу скажу, тиражи книг о Великой Отечественной — преступно малы: всего три-четыре тысячи экземпляров. А ведь в стране одних только школ — свыше 40 тысяч! Не это ли несоответствие рождает мальчиков, оплакивающих судьбу несчастного офицера вермахта, который оказался под Сталинградом?..

Видя нарастающую остроту отношений между такими гигантами, как США, Китай и Россия, издательство стремится к поиску ответов в истории и современности. Георгий Чернявский и Лариса Дубова подготовили сборник «Президенты США»: в сжатой форме в нем представлена вся 230-летняя политическая история Штатов — от Джорджа Вашингтона до Дональда Трампа.

Добавлю, что не прекращается поток рецензий на оригинальное исследование Льва Данилкина «Ленин: Пантократор солнечных пылинок», хотя прошло уже почти два года с тех пор, как автор получил «Большую книгу». Острую дискуссию вызвала «Ее Лиличество Брик на фоне Люциферова века» Алисы Ганиевой. Автор приблизился к разгадке треугольника «Лиля — Маяковский — Осип». Захар Прилепин завершил работу над биографией Есенина — 700-страничная рукопись поступила в издательство. К великой фигуре писатель подступался долго... Анна Сергеева-Клятис подготовила сборник «Заложники любви»: пятнадцать, а точнее шестнадцать, интимных историй из жизни русских поэтов. В центре внимания — романтические коллизии, в которые были вовлечены наши любимые авторы — от Жуковского и Пушкина до Бродского и Шпаликова. Кроме того, так совпало, что к столетию со дня рождения двух выдающихся писателей — поэта Бориса Слуцкого и прозаика Даниила Гранина — мы выпустили их биографии. О первом написал Илья Фаликов, о втором — Виктор Лопатников.

культура: Есть Вам чем похвастаться и в плане живописи. Насколько я знаю, «Молодая гвардия» приняла активное участие в грандиозных выставках картин из собраний Щукина и Морозова в Эрмитаже и Пушкинском музее.
Юркин: Да, наша книга «Московские коллекционеры: С. И. Щукин, И. А. Морозов, И. С. Остроухов. Три судьбы, три истории увлечений», написанная Наталией Семеновой, пришлась очень кстати. Соседство книги и великих полотен рождало в нас чувство гордости. Издание пользуется огромным спросом — так что рекомендую всем, кто еще не прочитал. Ну, и само собой — советую сходить на выставку. Это подлинное эстетическое пиршество. Сами живописцы в «ЖЗЛ» всегда в большом почете. Чего стоят имена Рембрандта, Тициана, Рафаэля, Ван Гога, Матисса, Дали, Караваджо... Не так давно вышли «Питер Брейгель» Клода Роке и «Кандинский» Александра Якимовича. Лев Данилкин, тонкий, остроумный критик, однажды окрестил наше издательство «каноном просвещенного консерватизма», что вполне совпадает с внутренним ощущением «молодогвардейцев». Впрочем, как можно судить по нашим книгам, посвященным живописцам, — не чужд нам и талантливый авангард.




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть