Сто лет после детства

01.11.2018

Татьяна СТРАХОВА

Фото: Сергей Ведяшкин/mskagency.ruВ Российской государственной библиотеке предложили узнать, что читали мальчики и девочки в те времена, когда роскошно оформленным печатным изданиям не приходилось соревноваться с телевидением и интернетом. Проект «Книги старого дома: мир детства XIX — начала XX века» задуман как выставка-игра, познавательная и увлекательная одновременно.

Бывшая «Ленинка» (теперь — РГБ) обладает поистине необозримыми сокровищами. И, конечно, на открывшейся выставке несметное число премьер. Например, издания, которые императрица Александра Федоровна, мать Александра II, привезла с приданым из Германии. Рядом с ними — сказки, «хорроры» и задачники, которые с семьей Николая II проделали путешествие в Тобольск, были рядом до последних дней их жизни в Екатеринбурге, а затем, после гибели владельцев, оказались в Ленинской библиотеке.

Для зрителей журнальный мир детей вековой давности станет подлинным открытием. Войти в него поможет затейливый домик с афиши, над которым парят воздушные шары: он перекочевал из «Азбуки в картинах», в 1904 году созданной Александром Бенуа для сына Коли (впоследствии известного сценографа). Тонкие, сказочно-нежные и чуть ироничные рисунки этого художника задают тон выставки, которую организаторы не хотели превратить в академическое исследование ювенильной литературы. Напротив, здесь повсюду ощутимо приглашение к игре, увлекательному для всех поколений путешествию в страну детства, где сочетаются познание и развлечение — в лучшем, высоком смысле слова, когда учение не становится нудной обязанностью, а приносит радость открытия.

Фото: Сергей Ведяшкин/mskagency.ruДомик в лесу из азбуки Бенуа обрел в РГБ воображаемый интерьер: это череда залов, украшенных портретами, увешанных детскими рисунками XIX века и уставленных книжными шкафами. В глубине — Тайная комната. И если книги и артефакты, разбросанные в пространстве экспозиции, датируются разными годами с конца XVIII века (старше всех первая энциклопедия «Детская тека», 1794), то у Тайной комнаты четкая датировка — 1918-й.

В память расстрелянной семьи Романовых здесь собраны издания, подаренные царским детям на их последнее Рождество, и те, что давно были в доме, где читали по-русски, по-немецки и по-английски. Зал поделен надвое: мирная жизнь в Александровском дворце под Петербургом противопоставлена скитаниям по стране, из которых вернулись лишь книги-мемории да архивные фото...

Однако трагедия вскоре отпускает зрителя, завороженно бродящего по домику Бенуа среди множества изданий. Яркие или строгие обложки, затейливые рисунки на страницах, созданные как иностранными, так и русскими авторами — от первого иллюстратора Гоголя Агина и знаменитого Билибина до полузабытой Надежды Живаго, напоминают о становлении книжной графики.

В дополнение к изящным картинкам из книг — живописные портреты читателей, привезенные из Новгородского музея-заповедника. И тут возник социологический срез: среди образов детей и аристократы, как граф Муравьев-Апостол с дочерью на портрете кисти Монье или «Портрет мальчика Мордвинова» от Александра Маковского, и отпрыски просвещенных купцов. С ранним творением Серова, запечатлевшим одну из абрамцевских обитательниц, племянницу Саввы Мамонтова по имени Милуша, соперничает крестьянская девочка Фектя, чей не по возрасту мудрый взгляд поразил Петрова-Водкина.

Фото: Сергей Ведяшкин/mskagency.ruЭту картину мы находим уже на втором этаже «домика», вместившего разных обитателей, включая нянь и гувернанток с их отличным от хозяйского кругом чтения. Да, уже в эту эпоху печатались специальные издания, помогающие воспитывать детей различного склада, и вспыхивали дискуссии, как именно стоит учить — например, способствует ли образованию игровое начало.

Так постепенно обретает педагогической уклон выставка, на старте говорившая о занимательном чтении с разницей интересов мальчиков и девочек: одним — приключения и полярные путешествия, другим — умилительные сюжеты о цветах и животных. Впрочем, как выясняется, будущим леди тоже не чужды были робинзонады.

Здесь, на верхнем этаже, нашлось место для учебного класса. Удивляет обилие пособий, например, позволяющих выработать красивый почерк или научиться готовить, и занимательных изданий, посвященных ботанике, анатомии, географии. Любопытно сравнить старинные познавательные издания с нынешними: еще не факт, что сегодня они яснее и красочнее.

Фантазия авторов не знала границ. Дети были вольны раскрашивать картинки, вырезать из бумаги кукольные наряды, строить панорамы или разыгрывать спектакли театра теней, показывать фокусы, которым «обучали» шоколадные обертки (кондитеры состязались в изобретательности, борясь за покупателя).

Фото: Сергей Ведяшкин/mskagency.ruА подростки проверяли познания через настольные игры и искали ответы на сложные вопросы в десятитомной иллюстрированной энциклопедии издательства Сытина. Обширная и мощная детская литература, созданная в СССР, как видим, возникла не с нуля, но авторы были уже другими, как и многие сюжеты. Поэтому взрослым посетителям, читавшим в детстве Гайдара и Пришвина, Маршака и Чуковского, Линдгрен и Родари, придется потрудиться, чтобы найти в прежнем книжном мире нечто знакомое.

До 1918 года не было Тимура, Карлсона или Незнайки, зато дети до дыр зачитывали первый в истории «ужастик» «Стёпка-Растрёпка» от Генриха Гофмана, книгу-гротеск «Похождения Христиана Христиановича Виольдамура и его Аршета» (под псевдонимом Казак Луганский ее написал Владимир Даль).

Сейчас все эти тексты оцифрованы и предложены новым читателям на бесчисленных гаджетах, органично ужившихся в Ивановском зале со «старомодными» бумажными книгами.


Фото на анонсе: Сергей Ведяшкин/mskagency.ru



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть