Михаил Бондаренко: «Вергилий предсказал рождение Христа»

24.01.2018

Дарья ЕФРЕМОВА

В издательстве «Молодая гвардия» в серии «ЖЗЛ» выходит биография одного из величайших поэтов античности, сочинителя героической «Энеиды», идиллических «Буколик» и «Георгик», проводника Данте по всем кругам ада. О легендарном гении «Культура» поговорила с историком, автором монографии «Вергилий» Михаилом Бондаренко.

культура: С одной стороны, имя римского поэта овеяно легендами, с другой — едва ли можно сказать, что его произведения известны широкому кругу читателей. Почему так происходит?
Бондаренко:Честно говоря, мне всегда было обидно за Вергилия. По сравнению с другими античными поэтами, отечественные исследователи не баловали его вниманием. Поэтому, когда я получил предложение написать о нем книгу, долго раздумывать не стал. Что же касается незнания его произведений, объясняется это, на мой взгляд, их специфическими особенностями. Вергилия следует читать очень медленно, углубляясь в каждую строчку, вдумываясь в каждое слово, а на это отважится не всякий, особенно в наш век всеобщей спешки. Вклад поэта в мировую литературу сложно переоценить. «Энеида» оказала громадное влияние на латинскую поэзию и европейский героический эпос Средневековья и Возрождения. Вергилием восхищались и ему подражали Данте, Петрарка, Торквато Тассо, Вольтер, Лафонтен, Виктор Гюго, Анатоль Франс.

культура: При этом в Средневековье автора «Энеиды» считали магом и чернокнижником, сочиняли о нем небылицы, приписывали ему разные чудеса.
Бондаренко: Вы совершенно правы. По части небылиц особенно отличились неаполитанцы. Очень популярна, например, была легенда о золотой мухе, которую поэт создал, чтобы очистить город от засилья насекомых. Считали также, что Вергилий заключил в стенах «Железных» ворот Неаполя всех окрестных змей, беспокоивших жителей; построил специальные бани; установил близ Везувия особую статую, сдерживавшую активность вулкана. А в чернокнижники поэт угодил потому, что очень подробно описал путешествие троянского героя Энея в Ад. Весьма наивные и доверчивые люди Средневековья вообразили, что литератор лично посетил подземное царство, коль скоро смог дать такой исчерпывающий «отчет».

Гравюра «Ладья Данте — ​Данте и Вергилий в аду» по картине Э. Делакруакультура: Именно поэтому Данте взял его в компаньоны?
Бондаренко: Он искренне восхищался Вергилием, видел в нем не только своего учителя, но и единомышленника. Ведь Данте, как и римлянин, мечтал о возрождении сильного государства в Италии, о всеобщем процветании. Чтобы очистить душу и получить бесценные знания, по его мысли, нужно пройти все круги Ада и Чистилище. А кто знает преисподнюю лучше Вергилия? Вот так великий поэт античности стал его проводником. Интересно, что после публикации первой части «Божественной комедии» некоторые из современников стали опасаться и самого Данте — ярлык «чернокнижник» тут же приклеился и к нему.

культура: Надо сказать, Вергилий был «специалистом» не только по аду. Считалось, что он предсказал рождение Христа. 
Бондаренко: Да, именно так расценили христиане четвертую эклогу «Буколик», где описывается появление загадочного божественного младенца, предвестника нового «золотого века». С этой точки зрения очень характерны высказывания Святого равноапостольного императора Константина I Великого, рассматривавшего текст в качестве прямого указания на рождение Спасителя. Более того, в христианских храмах со временем даже появились изображения Вергилия, естественно, без нимба. Такая фреска есть и в Благовещенском соборе Московского Кремля.

культура: В Вашей монографии очень подробно рассказывается о детстве и юности поэта. Родился в 70-м году до н.э. близ Мантуи, пас коз и овец, полол сорняки, перебрался в Рим — учиться. Насколько это важно для понимания Вергилия и всей эпохи? 
Бондаренко: Деревенское прошлое наложило большой отпечаток не только на его взгляды и привычки, но и на творчество. Ведь сельская тематика присутствует и в «Буколиках», и в «Георгиках». Если бы мы ничего не знали о происхождении Вергилия, то нам было бы сложнее оценить глубину его поэм. Перебраться в Рим у него получилось только благодаря отцу, оплатившему обучение в престижной столичной риторской школе. Трудно сказать, как в противном случае сложилась бы судьба гения. По сути, ему невероятно повезло. Ведь, обучаясь вместе с отпрысками знатных римских семейств, он смог завести полезные знакомства и позднее заручиться покровительством известного аристократа Гая Азиния Поллиона, а затем и богача Гая Цильния Мецената.

Вергилий. Римская мозаика из музея Бардокультура: Возникает впечатление, что в просвещенном Риме начинающему литератору было не просто пробиться. Требовались связи, вложения — примерно как сейчас? 
Бондаренко: Все было гораздо хуже. Писатели не только не получали дохода от своего творчества, но и не имели авторских прав. Отдав рукопись, человек получал небольшой гонорар и только. А все средства от последующих продаж шли в карман издателя. При этом любой, купивший то или иное произведение в книжной лавке, мог, в свою очередь, размножить его и продать копии. Без материальной помощи богатых покровителей Вергилий, вероятно, умер бы в безвестности. Такова была жестокая реальность того времени.

культура: А каким был его быт, скажем, в пору студенчества?
Бондаренко: К сожалению, воссоздать день поэта во времена ученичества весьма проблематично. Мы можем представить это лишь в общих чертах — в книге я поместил реконструкцию повседневной жизни в Риме при Юлии Цезаре. Вставали и ложились рано — искусственного освещения на улицах не было. Утром сразу же шли к цирюльнику — носить бороду считалось дурным тоном, а самостоятельно бриться никто не умел. После экзекуции у брадобрея (он орудовал двумя лезвиями, не всегда хорошо заточенными), следовал легкий завтрак — оливки, сыр, хлеб, вода, сухофрукты. Затем следовали на службу или учебу. Дела старались закончить до полудня, чтобы приступить к более плотному, второму завтраку — с мясом, копченой рыбой, вином. После отправлялись на прогулку или в баню. Вторую половину дня, как правило, занимал обед, он затягивался до семи-восьми часов вечера — в это время общались, обменивались новостями.

Вергилий. Фреска западной галереи Благовещенского собора Московского Кремля

культура: Очень вольготная жизнь.
Бондаренко: Если не считать того, что в ту пору Рим был довольно шумным, перенаселенным и некомфортным городом. В собственных особняках жили только патриции, простой публике приходилось довольствоваться инсулами — тесными домами по четыре-пять этажей. Квартиры у небогатых римлян были двухкомнатные — со спальней и кухней, где рабы готовили еду. Жить в инсулах было небезопасно — строители экономили на материалах и дома часто разваливались. Шум не прекращался никогда: утром кричали работники, тянувшие баржи с зерном, разгружавшие суда, днем — торговцы и разносчики, грохотали ремесленные мастерские. Не было покоя и ночью — по улицам громыхали телеги, везущие товар — Цезарь запретил им въезд в город в дневные часы, поскольку они преграждали узкие, кривые улочки, в которых и так было не развернуться. При этом платить за квартиру приходилось много, высокие цены удерживал ажиотажный спрос на жилье. Скорее всего, Вергилию приходилось снимать комнаты на верхних этажах, прямо под черепичной крышей.

культура: Кем были его наставники и как формировалось мировоззрение поэта?
Бондаренко: Считается, что Вергилий учился у поэтов-неотериков или «новаторов». К их числу, между прочим, принадлежал Катулл, с которым, правда, мой герой не был знаком лично. Неотерики пытались реформировать римскую поэзию, вывести ее на новый качественный уровень. И, если судить по творчеству Вергилия, им это удалось.

культура: Известно, что пастушьи песни, «Буколики», писались в годы гражданской войны.
Бондаренко: Конечно, эти события оказали огромное влияние на Вергилия. Представим на секунду, что не было крушения Римской республики, кровавых репрессий, земельных конфискаций, толп беженцев по всей Италии, и поэт тихо и мирно жил в отцовском имении. Написал бы он свои гениальные произведения? Думаю, нет. У Вергилия просто не было бы повода, и мы никогда бы не узнали о нем. Последовавший за войной экономический кризис, нехватка зерна и разруха в италийском сельском хозяйстве — это, по сути, основные причины появления поэмы «Георгики», адресованной землевладельцам, бросившим свои виллы. «Энеиду» же Вергилий начал писать, когда наступил мир. Теперь было необходимо восстанавливать государство, и сделать это мог, естественно, только победитель — император Октавиан Август, дальним предком которого считался троянский герой Эней. Вероятно, у Вергилия была надежда, что «Энеида» вдохновит императора, поможет ему в его нелегком созидательном труде. К сожалению, поэт умер прежде, чем успел увидеть плоды реформ Августа.

культура: Имеет ли смысл говорить об актуальности Вергилия? Или его произведения сегодня — только филологические памятники?
Бондаренко: Думаю, в наше время поэмы Вергилия весьма злободневны. Ведь поэт, особенно в «Энеиде», активно пропагандирует патриотизм, военную доблесть, гражданский долг, семейные ценности и благочестие. Досадно, что его произведения востребованы в основном историками и филологами-классиками. Поэмы римлянина следует рекомендовать и обычным читателям.


Иллюстрация на анонсе: Ангелика Кауфман. «Вергилий, читающий «Энеиду» Октавии и Октавиану-Августу». 1788

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть