Родине и миру

28.01.2016

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Новый номер журнала «Русское искусство», вышедший в конце 2015 года, посвящен вечной теме: взаимодействию отечественной и мировой культур. Серов, Чайковский, Бакст, Митурич — лишь несколько имен тех, кто не только представлял Россию за рубежом, но и испытал на себе влияние Запада и Востока.

Подобный диалог имеет многовековую историю, что демонстрируют восточнохристианские памятники. В статье Анны Манукян говорится о необычном экспонате из фонда Музея русской иконы — запрестольном выносном кресте, созданном на перекрестке культур: в «регионе, где авторитет Византии был преобладающим, а западноевропейские тенденции имели если не равную ему, то ощутимую силу». Другая публикация рассказывает о выставке «Торжество Православия», прошедшей летом 2015-го в Кашкайше. Экспозиция познакомила зрителей с русскими иконами и литургическими предметами из коллекции Анны-Марии Перейры да Гама — самого крупного подобного собрания в Португалии. Кстати, с этой страной связан любопытный выставочный проект «Гармония контрастов», организованный в Москве издателями журнала, Благотворительным фондом имени П.М. Третьякова. Зрителям представили творчество двух художниц: Татьяны Харитоновой и Терезы Гонсалвеш Лобу.

«Зарубежные маршруты русского искусства» можно проследить и на примере классиков. Две статьи в номере посвящены Валентину Серову, юбилейная экспозиция которого побила все рекорды посещаемости. Первая рассказывает о портрете Марии Львовой — той самой «девушки, освещенной солнцем», которая вновь была запечатлена художником в 1895 году, когда замужней дамой приехала из Парижа в любимое Домотканово. Серовский портрет она увезла с собой во Францию, где он находится по сей день (сначала в семье Львовых, затем в музее Орсе). Мария Яковлевна после смерти мужа уговаривала сыновей подарить картину Советской России: «Я не хочу быть ни в каком музее, кроме русского! Это работа русского художника и должна находиться в России!» И то, что произведение включили в состав московской выставки, можно считать хоть и кратковременным, но все-таки возвращением.

Другая статья раскрывает связи Серова с немецкой культурой. Отец художника, композитор Александр Николаевич, дружил с Вагнером. Юный Тоша (так звали Валентина родные) играл на вилле в Трибшене вместе с дочерью великого композитора. После смерти отца Серов вместе с матерью два года провели в Мюнхене. Одиннадцать лет спустя Валентин вновь оказался в столице Баварии и немало времени посвятил изучению собрания пинакотеки. Дружба с немецкими мастерами, участие в выставках Мюнхенского Сецессиона и общение с «русской колонией художников» — все это повлияло на творчество отечественного уникума.

Важным событием ушедшего года стал показ графики Николая Фешина. Знаток его творчества Галина Тулузакова рассказывает о кратком, но насыщенном нью-йоркском периоде жизни художника (1923–1926). Камерной, но не менее значимой была юбилейная экспозиция, посвященная Маю Митуричу. О его взаимосвязи с Японией узнаем из материала Светланы Хромченко. Не обошли вниманием и Петра Чайковского: поводом для публикации послужило 175-летие со дня рождения композитора, отмечавшееся в минувшем году, а также экспозиция «Классика и современность» в Лондоне, напомнившая, что связывало Петра Ильича с Туманным Альбионом. 

И, конечно, эстетов порадуют публикации о самобытном скульпторе Степане Эрьзе, деятельном Льве Баксте и «человеке-стиле» Эрте (Романе Тыртове), ставшем одним из классиков ар-деко. После прочтения журнала не остается сомнений: русское искусство если не спасет, то значительно обогатит мир.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть