Ирина Яровая: «23 учебника по русскому языку — это лотерея»

26.02.2015

Алиса ВАСИЛЬКОВА

В начале 2015-го, объявленного президентом Владимиром Путиным Годом литературы, проблема изучения русского языка была поставлена неожиданно жестко: Государственная дума в лице председателя комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирины Яровой призвала прекратить дискриминацию русского языка, ставшую следствием губительной политики Минобрнауки. Объемы изучения иностранных языков в школьной программе явно завышены, если сравнивать их с количеством часов, уделяемых русскому.  

Надо сказать, заявление вызвало негативную реакцию в «либеральных» кругах, где попытались представить данную инициативу как попытку заколотить «окно в Европу». В беседе с «Культурой» Ирина Анатольевна постаралась объяснить причины, побудившие депутатов высказаться.

культура: Вы считаете, что русский язык находится под угрозой. Причина только в том, что ему в школьной программе уделяется меньше времени, нежели иностранным? 
Яровая: Не только. Уровень знания родного русского языка, к сожалению, выглядит очень плачевно. В прошлом году Министерство образования РФ по итогам ЕГЭ снизило проходной балл с 36 до 24. Потому что фактически высокий процент наших школьников сдали экзамен на два, то есть показали неудовлетворительное знание русского. Не секрет, что система образования вынуждает родителей нанимать в выпускном классе репетиторов, однако уровень знаний учащихся находится на уровне двойки! И это, увы, становится нормой...

Что касается иностранных языков. Любой родитель скажет: замечательно, если ребенок будет стремиться к их освоению, причем и европейских, и восточных. Но ни в одной стране вы не найдете такого, чтобы родной государственный язык был дискриминирован и изучался меньшее количество часов, чем иностранный. Вопрос, поднятый нами, — не про то, нужно ли изучать иностранные языки, хотя некоторые попытались ловко подменить понятия. Это вопрос о восстановлении в законных правах русского языка, о качестве обучения российских школьников русскому языку и литературе. Это гуманитарная проблема, влияющая на сохранение культурной и цивилизационной идентичности.

Что в России всегда искали иностранцы и чем мы отличались от других стран? Духовностью, ценностями мировоззрения. Что в основе объединения многонационального народа России? Тысячелетняя история суверенного государства, прираставшего без колонизации и поглощения, но, напротив, сохранившего самобытный лик и создавшего общий язык, культуру и традиции. Что изучают и особо ценят за рубежом? Русский язык и литературу. То, что сберегало душу народа и формировало народное единство, давая источник созидательной силы. Произведения отечественных поэтов и писателей являются общепризнанным культурным наследием, поэтому даже сама гипотеза утраты или умаления русской культуры означала бы разрушение фундаментальной исторической основы государства. Государственный язык — это неотъемлемая часть суверенитета.

культура: Вы упомянули, что в 2014-м минимальный балл за ЕГЭ по русскому языку снизили. Выходит, планку нужно не понижать, а повышать? 
Яровая: В сентябре планка уже была возвращена на уровень 36 баллов. Правда, без каких-либо существенных изменений в системе образования, то есть решение было техническим. ЕГЭ — это уже итог, оценка знаний, которые за весь период обучения в школе получил ребенок. Это следствие, а не причина. ЕГЭ по русскому языку и литературе не дает ответа на вопрос, научился ли ребенок разговаривать и образно мыслить. Тесты по русскому для мигрантов — понятно. Для граждан России — странно. И придуманный недавно министерством формат «сочинения» в качестве допуска к ЕГЭ, оцениваемый по схеме «зачет» или «незачет», выглядит как суррогат.

Еще один момент. Экзамен «русский язык и литература». Многие его представляют как «русский язык» и «русская литература». Но когда мы стали смотреть программы, оказалось, что это во многом иностранная литература. Ни у кого нет возражений по поводу ее изучения, но тогда это нужно выделить в отдельный предмет и не вводить никого в заблуждение.

В соответствии с Конституцией РФ каждому ребенку, независимо от того, в каком регионе он живет, в какой школе учится, независимо от социального статуса его семьи, государством гарантированы равные права на общедоступное и качественное образование. Основополагающим принципом государственной политики является единство образовательного пространства.

Но по факту имеет место дискриминация прав детей. 23 варианта учебников в первом классе по русскому языку — разного качества и содержания — означают только одно: единства образовательного пространства нет. Фактически ведь у ребенка будет только один учебник, но отличный от тех, которыми пользуются его сверстники. И принцип разделения детей никак не связан с их интересами, имеет в большей степени коммерческую основу.

Образование не должно быть лотереей. В качестве небольшой иллюстрации к этой проблеме: есть распространенный учебник по русскому языку для 6-го класса, в котором множество ошибок.

ЕГЭ не учитывает различного уровня учебников и учебных пособий. Более того, в какой-то момент появилось понятие «углубленного изучения» русского языка. На первый взгляд, хорошо. Но только на первый. А по сути, детям дается заведомо разный уровень, объем, качество знаний, соответственно разные программы. Это абсолютная дискриминация, поскольку ЕГЭ — единый государственный экзамен, обеспечивающий равные критерии оценки и равные возможности для поступления в вузы по его итогам.

Считаю, что все без исключения дети должны получить качественный, общий базовый уровень знания русского языка и литературы — некий «золотой стандарт». А углубленное изучение должно дополнять его, не влияя на критерии ЕГЭ, не нарушая конституционный принцип общедоступности и качества образования.

культура: Вы предлагаете возложить прямую ответственность за разработку стандартов на министра образования и его ведомство. Что имеется в виду?
Яровая: Мы рассматриваем эту проблему, прежде всего, с правовой точки зрения, с точки зрения соблюдения конституционных прав детей. Министерство образования обязано осуществлять единую государственную политику в профильной сфере. Мы имеем в виду защиту суверенных прав РФ, общественных интересов, которые сегодня на самом деле являются незащищенными — ни с точки зрения правового регулирования, ни с точки зрения объективной реальности.

Среди родителей бытует представление, такая внутренняя убежденность, будто бы все дети в стране занимаются по единой программе. На практике все иначе. Содержание прописывает конкретное учебное заведение на основе примерной образовательной программы. То есть по факту у нас 50 000 образовательных программ. Это совершенно недопустимая ситуация, когда на уровне Министерства образования нет содержательного документа, определяющего программу обучения детей, когда учебные заведения вынуждены составлять свою образовательную программу, подстраивая ее под учебник. То есть им приходится ставить «телегу впереди лошади». Учителя оказываются заложниками статистики, отчетности и бумаготворчества. 

В то же время Минобрнауки РФ работает сегодня по принципу покупки услуг и размещения госзаказа. Написать образовательные стандарты за государственные деньги может любое юридическое лицо. И деньги по факту получают разные юридические лица, в том числе НКО и ООО. Предусмотрены общественные слушания такого заказа и независимая экспертиза. Однако последняя, несмотря на свое многообещающее название, поручается министерством по своему усмотрению общественной организации или органам субъектов РФ — в течение 15 дней они заполняют табличку, в которой нужно ответить на вопросы «да» или «нет». Общественные слушания выглядят как размещение на сайте и сбор мнений. Но деньги за сами стандарты перечисляются разработчику на стадии получения заказа, поэтому экспертиза на этот процесс не влияет. А следовательно, причины низкого качества знаний и образования носят системный характер.

Что же касается ответственности, полагаю, на уровне федерального закона должна быть конкретизирована норма о ежегодном докладе правительства об обеспечении единой государственной политики в сфере образования, устанавливающая порядок разработки и рассмотрения на заседаниях Государственной думы, что будет иметь публичный характер. В том числе обеспечивать парламентский контроль эффективности использования бюджетных средств в одной из важнейших для государства сфер деятельности и соблюдение конституционных гарантий учащихся.

культура: А на что бы Вы порекомендовали сделать упор в формировании этих стандартов?
Яровая: Задача законодателя заключается в том, чтобы обеспечить безопасность и законность, создать правовые механизмы, которые, в свою очередь, позволят добиться неукоснительного соблюдения конституционных принципов образования, прав ребенка — качества, общедоступности, равенства.

Мы подготовили поправки, которыми предлагаем закрепить на уровне закона, а не подзаконных актов министерства требования и процедуру разработки федеральных образовательных стандартов, учебников. Содержание стандартов должны определять и нести за это ответственность Российская академия образования и Министерство образования. Мы полагаем, что эти вопросы должно решать профессиональное сообщество, а не товарно-денежные отношения. И наша задача заключается в том, чтобы нормы права защищали интересы ребенка, семьи, общества и государства.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть