Электронный ренессанс

15.01.2015

Александр АНДРЮХИН

Жизнь без мобильной связи, интернета, компьютеров, смартфонов сегодня представить невозможно. Однако операционные системы, обеспечивающие их работу, созданы американскими корпорациями, ими же управляются, а контролируются правительством США. И если Вашингтон решит отключить Россию от этих систем, то все наши навороченные гаджеты, в том числе работающие в кабинетах министерств и промышленных корпораций, превратятся в груду железа и пластмассы. Сумеет ли Россия защитить себя от информационной катастрофы и в короткий срок найти замену заокеанским системам — в этом разбирался спецкор «Культуры».


Точка ру

Представим, что завтра американские компании Microsoft, Google и Apple заблокируют работу своих основных операционных систем (ОС) на территории России. Без всех этих Windows, MacOS, Windows Phone, Android, iOS не смогут работать компьютеры, айфоны, смартфоны и прочие планшетники.

Из электронной памяти подключенных к интернету устройств мгновенно исчезнут все данные, причем это касается не только гаджетов, находящихся в руках рядовых пользователей, но и служебных компьютеров в банках, компаниях, госучреждениях. 

Контроль над корневыми DNS-серверами также находится у США, поэтому не составит большого труда вообще отключить Россию от интернета. Корпорация по управлению доменными именами и IP-адресами (сокращенно ICANN, произносится «I can», «Я могу» — не правда ли, символично?) тоже контролируется правительством США. А это значит, что если последует политическая воля, то могут быть вообще аннулированы российские домены .RU и .РФ, что приведет к прекращению работы всех отечественных сайтов, зарегистрированных в этой зоне. В интернет-пространстве от России не останется даже строчки. 

Похоже на сценарий фантастического триллера о глобальной катастрофе? Между тем ведущие российские специалисты допускают такое развитие событий.

— Принудительный вывод из строя части операционных систем технически не исключен, — говорит «Культуре» директор по продажам Центра разработки программного обеспечения EDISON Артем Карюкин. — Возможны разные варианты такой кибератаки: запрет работы ОС на русском языке, запрет работы на территории России... 

Как же получилось, что мы попали в такую зависимость от США? Ведь на заре развития компьютерной техники, в конце 40-х годов, советские методы крупноблочного программирования были лучшими в мире. Однако в 70-х началось массовое копирование архитектур вычислительных машин с зарубежных аналогов. В 90-е, когда ведущие программисты из государственных КБ и НИИ разбежались по частным компаниям, нелегальное и полулегальное копирование зарубежных программ обрело еще больший размах. В результате все советские институты, имевшие серьезные разработки ПО, прекратили существование. Сейчас фирм, которые занимаются этим, раз-два и обчелся.

И вот итог — зарубежное ПО просочилось даже в оборонку, где секретность, казалось бы, должна находиться на высочайшем уровне. Мало того, что все современные базовые станции спецсвязи имеют импортное происхождение, в них еще использован закрытый исходный код, который известен зарубежным разработчикам. Так что опасность утечки конфиденциальной информации реально существует. Частично на импортном ПО работают и наши спутники — как гражданские, так и военные.

Такая ситуация не только в России. От импортного ПО (Microsoft, Apple, Google) долгие годы зависел и Китай. Однако они раньше нас увидели опасность, и сегодня Поднебесная активно разрабатывает собственные операционные системы. В мае прошлого года там запретили использование Windows 8 на правительственных компьютерах. Сейчас разрешен только Windows XP, который больше не поддерживается корпорацией Microsoft. Следующий этап — вытеснение и Windows XP из компьютеров (в течение 2 лет), а из мобильных устройств будет изгнан Android (3–5 лет). Их заменят собственные разработки. 

На помощь, хакеры!

Однако многие российские специалисты считают, что нет смысла создавать операционную систему с нуля — достаточно скопировать лучшие идеи, использовать многочисленное ПО с открытым исходным кодом и дорабатывать его для получения локализованных программных пакетов. К тому же, уточняет Карюкин, уязвимы именно современные системы, которые постоянно обновляются. А если поискать и установить предыдущие версии ПО, то никто извне в их работу вмешаться не сможет. Такие версии сохранились у многих. Даже если нам вообще перестанут продавать ПО, то и в этом случае мы сможем доработать уже имеющиеся у нас программы с открытым кодом. Ведь наши кибер-кулибины известны по всему миру. 

Между прочим, объем российского экспорта ПО составляет 5,2 млрд долларов. Но более 70% из этих доходов приходится на исполнение импортных заказов, а не на готовый продукт с маркой «сделано в России». То есть нас и на этом рынке используют как сырьевой придаток.

— Самое обидное, что российские ребята выигрывают чемпионаты мира по программированию, но пробиться в мировые производители ПО не получается, — говорит московский инженер-программист Вячеслав Емельянов. — У нас высокий уровень образования в области математики, программирования и смежных наук, но провал в экономике и финансах, а также в умении налаживать взаимоотношения с бизнес-партнерами. 

Хотя в случае отключения нас от американских операционных систем последнее окажется не актуально. Специалисты по доработкам программ станут важнее коммуникаторов. А как быть, если потребуется доработать программу с закрытым кодом, известным только заокеанским разработчикам? Ничего не останется, как прибегнуть к помощи хакеров. Звучит, на первый взгляд, несерьезно, но в мировой практике бывали случаи (нашедшие отражение в детективных литературных и киносюжетах), когда спецслужбы той или иной страны привлекали к решению важных государственных задач подобных «специалистов». 

Впрочем, утверждать, что у нас полностью отсутствует собственное программное обеспечение, было бы неверно. Например, в холдинге «Росэлектроника» при разработке стратегически важных объектов применяется только отечественное ПО. А если и используется импортное, то исключительно с открытыми исходными кодами, чтобы избежать утечки секретной информации. Недавно холдинг разработал систему закрытой мобильной цифровой связи «ЦСС Янтарь-Т IP» стандарта TETRA. В ближайшее время она заменит зарубежное оборудование, которым пока еще пользуются российские спецслужбы. А Центральный научно-исследовательский институт экономики, информатики и систем управления разработал для российских военных планшет с отечественной операционной системой. Ему нипочем удары, пыль, он даже может работать под водой. По техническим характеристикам не уступает зарубежным аналогам.   

Главное преимущество отечественных систем в том, что исходный код программного обеспечения, самый главный «секретный ключик» от компьютера, сразу же передается заказчику, а не хранится у потенциального противника.

Специалисты оборонки настроены оптимистично. Процесс импортозамещения уже идет. Например, по словам гендиректора «Росэлектроники» Андрея Зверева, к 2018 году более 90% электроники для отечественных спутников будет производиться в России. А если «компьютерные санкции» все-таки будут введены, то перевооружение пойдет быстрее. 

Еще одна важная разработка холдинга — создание во Фрязино совместно с Минпромторгом суперкомпьютера мощностью 1,2 петафлопса. Он призван обслуживать вычисления, которые производятся в интересах российского оборонно-промышленного комплекса. Вся его компонентная база, все процессоры будут иметь исключительно российское происхождение. 

Мобильник для бабушки и ополченца

Российская продукция может занять достойное место на мировом рынке электроники, убеждены многие мои собеседники. Традиции есть. Мало кто помнит, например, что среди первых мобильных телефонов выделялись недорогие и надежные трубки Alcatel — российско-французская разработка. После более чем десяти лет совместной работы Россия создала полностью автономное производство, и сегодня этот бренд носит название teXet.

— Сейчас под маркой teXet выпускаются MP3-плееры, GPS-навигаторы, планшеты, проводные и беспроводные радиотелефоны, автомобильные видеорегистраторы, но главное — бюджетные мобильные телефоны и смартфоны, — рассказывает «Культуре» менеджер компании «Электронные системы Алкотел» Евгений Фирсов. — Они по качеству ничем не отличаются от мировых брендов, но стоят на треть дешевле.

ТеХет вышел на рынок не только с низкой ценой, но и с необычным дизайном. Например, «бабушкофон» ТМ-В100 — телефон с огромными цифрами, который положил начало линейке мобильников для пожилых людей. После этого была вереница телефонов,  каждый из которых имел что-то особенное либо в дизайне, либо в потребительских характеристиках (четыре сим-карты, высокая прочность). Большинство моделей tеХет имеют повышенный уровень защиты: обрезиненный корпус, нецарапающийся дисплей, металлические детали вместо пластмассовых. Сегодня хитом является противоударный и влагонепроницаемый tеХет ТМ 511R — любимый телефон ополченцев Донбасса. В нем есть все — bluetooth, камера, емкий аккумулятор, который в режиме ожидания работает более тысячи часов. И стоит недорого.

Также мало кому известно, что сегодня три самых активно растущих на внутреннем рынке смартфонов бренда тоже российские: это Explay, «Мегафон» и Highscreen.

Причем смартфон Highscreen Boost 2 оказался впереди планеты всей по емкости аккумулятора — он держится без подзарядки две недели. В оргкомитет Книги рекордов Гиннесса была даже отправлена заявка на закрепление мирового рекорда.

Но мировым хитом стал смартфон YotaPhone. Когда он был представлен в Лас-Вегасе на Международной выставке потребительской электроники, то среди номинантов вызвал легкое смятение. Он снабжен двумя 4,3-дюймовыми экранами, расположенными с разных сторон, причем на заднем экране используются электронные чернила, которые не расходуют электроэнергию.

Российское чудо в Лас-Вегасе получило награду CNET Best of CES, а через некоторое время на международном фестивале рекламы «Каннские львы» удостоилось высшей награды в категории «Инновации». Да и за рубежом продается совсем неплохо, отнюдь не по бросовым ценам.

Как видим, Россия не только не разучилась создавать собственную электронику, но и уверенно пробивается в лидеры. 

— Так что в выпуске телефонов и смартфонов у России нет проблем с импортозамещением, — уверяет Фирсов. — Если Родина прикажет, отечественный производитель завалит всю страну своими телефонами, причем гораздо лучшими, чем у зарубежных конкурентов. Highscreen и YotaPhone уже сейчас теснят такие известные марки, как Nokia, Asus и Apple, разделив с ними второе место по продажам. На первом месте по-прежнему Samsung.

Если поставка смартфонов в Россию попадет под санкции, это будет благом и для производителей, и для покупателей. Одним — обширный рынок сбыта, другим — недорогие гаджеты, которые по качеству не будут уступать раскрученным маркам. Это сейчас российских марок маловато на прилавках, потому что руководители торговых сетей считают, что на них не будет спроса, поэтому ту же «Йоту» проще купить в интернет-магазинах. Но если импортные телефоны исчезнут, волей-неволей торговля обратит внимание на российскую продукцию, и она быстро завоюет популярность.

— Правда, у нас мало производственных мощностей для серийного выпуска и сравнительно дорогая рабочая сила, — признается Фирсов. — Поэтому продукция может оказаться недешевой. Но мы можем размещать заказы в азиатских странах,  Тайване, например, как это делает весь мир.

Когда-то мы выпускали вполне приличные телевизоры. Музыкальные центры и магнитофоны были кондовыми по дизайну, зато качество звука превосходило зарубежные аналоги. В 70-х изготавливали даже калькуляторы, которые шли на экспорт. Так что электронными санкциями нас не запугать. Наоборот, это возможность ренессанса. Западные же производители потеряют огромный рынок, на который будет не так-то просто вернуться.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть