Александр Латса: «У президента России есть сторонники по всему миру»

02.06.2016

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Швейцарское издательство «Сирт» выпустило в свет книгу известного французского публициста и предпринимателя Александра Латсы «Русская весна». С автором побеседовал корреспондент «Культуры».

культура: В отличие от подавляющего большинства западных политологов, Вы давно живете в Москве, много путешествуете и имеете возможность воочию наблюдать за происходящим в стране. В чем Вы видите признаки Русской весны?
Латса: Россия, как мировая держава, вернулась на первые роли во внешней политике. Свидетельство тому — события в Сирии. Во внутриполитическом плане это касается демографии и поддержки морально-нравственных ценностей. Несмотря на все трудности, страна находится на подъеме, и мы видим ее настоящее обновление. Немало людей считают это главным геополитическим событием постсоветской эпохи. В значительной мере расцвет России меняет внешнеполитический расклад сил и ускоряет процесс становления многополярного мира. 

культура: Москва, подчеркиваете Вы, предлагает новую, альтернативную модель общества. Она основана на защите традиционных ценностей. 
Латса: Подъем сопровождается демографическим ростом. Подобное стало возможно благодаря не только улучшению экономического положения, но и вниманию к семейным устоям, эффективному поощрению молодых женщин рожать. Кроме того, одно из кардинальных различий между атеистическим Западом и новой Россией заключается в том, что ваша страна черпает силу в религии. 

культура: Соединенные Штаты и Евросоюз не смогли изолировать Россию. Однако политика санкций продолжается. Усиливается «атлантизация» Европы. 
Латса: Ваша экономика адаптировалась к ограничениям, нанесшим Европе куда больше вреда, чем России. Тем не менее Североатлантический блок движется на Восток. Он стремится расширить территории под своим контролем. Такое поведение ведет лишь к росту напряженности между Россией и Западом. Страдает от этого в первую очередь Европа. 

культура: Российская операция в Сирии радикально изменила ход военных действий. Москва продемонстрировала не только мощь вооруженных сил, но и дипломатическое искусство. 
Латса: Согласно последним цифрам, российско-сирийская операция позволила уничтожить около 30 тысяч объектов террористов! Однако говорить об окончательной победе Дамаска и восстановлении контроля над всем государством пока рано. Чувствуя неизбежность поражения, многие боевики вернулись в свои страны для подготовки новых экстремистских акций. 

культура: По Вашему мнению, в украинском кризисе Москва оказалась в выигрыше?
Латса: В какой-то мере европейцы потеряли Россию, пытаясь завоевать Украину. Время на стороне Москвы, поскольку медленный и катастрофический распад Украины выгоден России в среднесрочном и долгосрочном плане. Все больше украинцев отдают себе отчет в том, что их использовали, предали и разорили. Все это, разумеется, было сделано не ради их интеграции в Европу. Терпящий крах Евросоюз не имеет ни средств, ни сил, ни готовности бороться с кризисом на Украине. Ее будущее, скорее всего, связано с Евразией, а не с Европой. 

культура: На чем основывается Ваше убеждение в неизбежном крахе киевского режима?
Латса: После падения Советского Союза Украина испытывает чудовищный дефицит компетентной элиты. Страна должна была служить мостом, связывающим Центральную Европу, Балканы и Россию. Однако после десятилетия «цветных революций» нынешняя верхушка (оказавшаяся у власти в результате государственного переворота) не имеет иного желания, кроме как добраться до ресурсов страны, и проводит политику, нужную западным хозяевам. Но и этого оказалось недостаточно. Американская администрация назначает иностранцев на ключевые посты в Киеве или в Одессе, чтобы продолжать конфронтацию в отношениях с Москвой. Такая политика губительна прежде всего для украинского народа. 

культура: Каков итог «цветных революций» на постсоветском пространстве?
Латса: Они спровоцировали военные действия в Грузии и на востоке Украины, обострили напряженность между Россией и Западом. В Восточной Европе американцы стремятся к наращиванию замороженных конфликтов, чтобы оправдывать существование НАТО. 

культура: Возможно ли устроить нечто подобное в России? 
Латса: Это давняя мечта Штатов, но пока они терпят неудачу. Не вижу, каким образом такие попытки могли бы иметь успех в ближайшем будущем. Но не следует недооценивать деструктивную энергию США и их способность провоцировать хаос. 

культура: По Вашим прогнозам, Россия едва ли захочет прорубать новое окно в Европу. Гораздо перспективнее выглядит дверь в Азию? 
Латса: Мне кажется, вряд ли произойдут радикальные изменения в том, что касается Европы. Экономические связи Москвы с Западом останутся более или менее прохладными. Да и на самом континенте нет единства по «русскому вопросу». Некоторые из стран Старого Света выступают за нормализацию отношений с Москвой, тогда как другие по-прежнему хотят оказывать давление на Россию. При этом русские элиты больше не намерены ориентироваться только на Европу, которая вызывает понятное разочарование. Россия граничит с Казахстаном, Китаем, Монголией, Северной Кореей. Было бы удивительно, если бы она не воспользовалась своими преимуществами. 

культура: Можно ли считать патриотизм национальной идеей России, приносит ли это свои плоды? 
Латса: Несомненно. Россия — многонациональное государство. Для ее цементирования нужна высшая объединяющая идея, которой и является патриотизм.

культура: Известный французский политолог Эмманюэль Тодд еще в 2002 году в своей книге «После империи» предвидел появление «российского голлизма». Кажется, он не ошибся? 
Латса: Во внутриполитическом плане Россия переживает период настоящего голлизма со стратегической ролью мощного государства и укреплением его институтов. Сегодня во многих странах в Путине видят современного де Голля. У вашего президента есть сторонники по всему миру. 

культура: Атлантический вирус, которым отчасти заражена европейская элита, подчеркиваете Вы, результат работы заокеанских неправительственных организаций, в частности Франко-американского фонда. Помнится, Франция имела в Европе репутацию «чемпиона антиамериканизма». 
Латса: С исторической точки зрения это действительно так. Финальным аккордом стал май 1968 года. Те события можно считать первой «цветной революцией». Последствием стал уход правящих верхов, выступавших за суверенитет и стоявших на патриотических позициях. К власти пришла новая политическая и интеллектуальная элита, леворадикальная и антикоммунистическая. Они ненавидели Советский Союз, а сегодня ненавидят Россию. Настроены проатлантически. Именно они выступали за «цветные революции» во имя так называемых «личных свобод». 

культура: Возвращение Франции в НАТО привело к тому, что она утратила статус суверенной державы? 
Латса: Это длительный процесс, который развивался независимо от того, кто стоял у власти. Правый Николя Саркози инициировал возвращение страны в интегрированное военное командование НАТО. В начале нынешнего года левое правительство президента Франсуа Олланда представило законопроект, предусматривающий полную интеграцию Франции в Североатлантический альянс. Спрашивается, с какой целью? 

культура: Свою книгу Вы называете «манифестом франко-российской дружбы» и видите в наших странах «два легких одного европейского организма». Что нас по-прежнему объединяет в нынешние непростые времена?
Латса: Общее видение многополярного мира. Гигантское культурное, нравственное, литературное наследие. Духовная связь между Францией, которая считается «старшей дочерью Церкви» (она стала первой западноевропейской страной, принявшей христианство. — «Культура»), и Москвой, именуемой «Третьим Римом». Наконец, взаимодополнение в экономике.

культура: На недавней встрече с представителями французских деловых кругов Владимир Путин отметил, что Москва и Париж восстанавливают механизмы экономического сотрудничества. Со своей стороны, французские министры и парламентарии все чаще выступают за отмену санкций. Дает ли это веру в постепенное улучшение двусторонних связей?
Латса: Российский президент чувствует, что Франция, в сущности, — слабое звено НАТО. В этом смысле он абсолютно прав. Сегодня экономика играет очень важную роль в наших отношениях. Надо полагать, это понимают как французская, так и российская элита. Будем надеяться на усиление политического сотрудничества и на появление франко-российского тандема, который дополнит существующий франко-немецкий.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть