Номер 44, 45, 46…

20.04.2015

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист

Написав о русофобской вампуке «Номер 44», я и предположить не мог, что моя рецензия станет камешком, который вызовет лавину. Так, по крайней мере, считают либеральные авторы, утверждающие, что именно с моей подачи Министерство культуры вместе с компанией «Централ Партнершип» аннулировали прокатное удостоверение картины.

Полагаю, я тут ни при чем, — наша система так быстро не работает, чтобы накануне вечером появилась на сайте рецензия, а в десять утра фильм уже отправился в корзину. Но история вышла и в самом деле поучительная — как бы ни храбрились прогрессивные журналисты: мол «запрет лишь подстегивает интерес». В заграничном прокате «Номер 44» уже провалился, при 50-миллионом бюджете собрав за первый уикенд жалкие 600 000 долларов в США и еще около двух миллионов по всему миру и будучи попутно жестоко разруган тамошними рецензентами.

Очевидно, что фильм снимался не для Запада, а для России, именно наш неискушенный зритель должен был валом валить на кино про чекиста и маньяка, против своей воли набираясь грязи и лжи. Но, вопреки нашему обыкновению тянуть в рот всякую гадость, на сей раз Россия от предложенного ужина отказалась и «Номер 44» ждал полный провал. Вишенкой на торте стал тот факт, что «ЦПШ» отозвала фильм и с Украины — из единственной страны, где русофобское месиво сейчас собрало бы полные залы. Увы, чтобы посмотреть фильм про то, как украинские детдомовцы превращаются в маньяков под воздействием Голодомора, теперь свидомым придется самим закупать права и делать переозвучку.

История эта поучительна сразу в нескольких отношениях. Во-первых, она показала, зачем нужно разумное, не переходящее в идиотизм административное регулирование. Дело не в том, чтобы запрещать фильмы, которые свободолюбцы и так посмотрят в интернете. Право же, ограждать либеральную интеллигенцию от русофобских фильмов, что колумбийского наркобарона — от кокаина. Запрет защищает рядового зрителя, спешащего в уикенд «все равно на какой фильм» и в итоге покидающего кинотеатр с ложным знанием и отравленной душой. Еще в большей степени это воздействует на прокатчиков, которые в следующий раз подумают и десять раз проверят, прежде чем связываться с антирусским трэшем — терять свои деньги никому не хочется.

Рухнул и другой аргумент апологетов «Номера 44» — мол, это обычная для Голливуда клюква про Россию, что ж — ее всю теперь запрещать? Во-первых — всю. Голливуд является обеспечивающим гегемонию США оружием массового поражения. Наравне с долларом и гораздо опасней авианосцев. Это магический палантир, как во «Властелине колец», заглянув в который мы постепенно сходим с ума и подчиняемся воле князя тьмы, среди рождаемых им видений. Если с помощью этого инструмента они транслируют в наше сознание ложный образ нас самих, то от этого, конечно, надо отгораживаться.

Во-вторых, даже на фоне голливудской клюквы «Номер 44» — явление особенно грязное. Клюквы было достаточно и в «Докторе Живаго», но в целом это все-таки значительный фильм, вполне укладывающийся в формулу Пастернака «Я весь мир заставил плакать над красой земли моей». В «Номере 44» всему миру предлагалось чувствовать отвращение к уродливой Советской России, никакой красы там нет.

Но давайте говорить серьезно. Эпоха просто хорошего кино закончилась. Настала эпоха пропаганды. США находятся с Россией в состоянии войны, которую даже не назовешь необъявленной — угрозы в наш адрес звучат вполне открыто, войска размещаются у наших границ, американские десантники высаживаются в Киеве. И, разумеется, невозможно себе представить, что «фабрика грез» не будет перестроена на пропагандистский лад.

Главный провал «Номера 44» в том, что это была слишком топорная пропаганда, на которую мы не клюнули. Но пропаганда будет и гораздо более утонченной. В ближайшие месяцы мы увидим, как в любимых сериалах, в знаменитых франшизах, в давно ожидаемых экранизациях будут, словно чертики из табакерки, появляться русские или люди, похожие на русских, у которых на лбу будет крупно написано: «Очень опасный враг».

Собственно, процесс уже пошел. Вот один из моих любимых сериалов — «Агенты Щ.И.Т.», продюсируемый Джоссом Уидоном, чей «Светлячок» навсегда останется вершиной фантастического сериала. Одним из главных героев «Щита» является агент Мелинда Мэй, стильная и непобедимая убийца, чья душа сокрушена трагедией, случившейся много лет назад в Бахрейне. Что за трагедия, мы не знали до серии, вышедшей 14 апреля 2015 года.

А произошло с агентом Мэй следующее. Одаренная сверхспособностями русская женщина Ева сбежала от российских спецслужб, связалась в Бахрейне с некими «ополченцами» (откуда там «ополченцы», никто не знает, но ключевое слово произнесено) и осуществила переход своей маленькой дочки к обретению сверхсилы. Сверхсила, правда, оказалась в том, что девочка чувствует боль других людей, управляет ими и убивает, убивает, убивает. Разумеется, агент Мэй должна была уничтожить эту русскую девочку, чтобы спасти свыше тридцати американцев — агентов спецслужб, ну и человечество заодно.

Не правда ли — милый сюжет? В нем решается принципиальный вопрос: «Можно ли убивать русских детей?» Да. Русских детей можно убивать. Они сошли с ума, не знают, что творят, их испортили родители, связавшись со страшными «ополченцами», они представляют большую опасность для выполняющих свою миссию американцев. Идеальная отмазка для будущих детоубийств в Донбассе — не так ли? Эти дети создавали угрозу американским десантникам, выполняющим свою союзническую миссию. Корить за детоубийство вас никто не должен. Агент Мэй страшно переживает, казнит себя, но остается положительной героиней.

И такое проходит в епархии Джосса Уидона, который, вообще-то, считается русофилом. С тревогой думаю, чего ждать от «Мстителей. Эра Альтрона» (впрочем, уже известно, что на стороне сил зла там появятся Алая Ведьма и Ртуть — Пьетро и Ванда Максимофф). Боюсь даже вообразить, какую продукцию будут гнать остальные. Все голливудские киновселенные будут буквально заполнены русскими монстрами, так что в итоге, видимо, придется снимать сводную комедию: «Очень страшная Раша», где они появятся все разом.

Честно говоря, как с этим пропагандистским залпом будем бороться — я пока без понятия. Запрещать все подряд? Рука бойцов колоть устанет. Наращивать наше патриотическое кино? Хорошо бы, если бы не тот факт, что наша киноиндустрия по-прежнему пребывает в состоянии полураспада. Еще не так давно у нас получали государственные деньги фильмы немногим лучшие, нежели «Номер 44». Представить себе качественный содержательный и технологический скачок нашего кино мне пока затруднительно.

Единственный рецепт на сегодня состоит, пожалуй, в том, чтобы потихоньку возвращать свое сознание в реальный мир, который, порой гораздо интереснее, грознее и опаснее, чем выдуманные и оцифрованные монстры. Я поймал себя на этом ощущении прошлой осенью, когда Дракон с голосом Бенедикта Камбербэтча сжигал Озерный город в «Хоббите». После обстрелов Донецка эти постановочные разрушения и пожары производили так себе впечатление. Дончане могли бы сказать: «Вы на это в кино смотрите, а мы так живем». И тут магия улетучивается.

Больше правды. Больше реальности. Меньше лукавства и лицемерия, среди которых мы слишком часто жили в последние десятилетия. И наше желание спрятать голову от своего примитивного вранья в их изощренной лжи наконец-то исчезнет.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть