«Много шума из ничего»

31.07.2014

Анна ЧУЖКОВА

Комедия была поставлена в лондонском театре «Куртина» в сезон 1598–1599. Бравый воин Клавдио полюбил юную Геро. Молодые ждут свадьбы и радуются. Но коварный бастард дон Хуан жаждет сделать что-нибудь подлое. И через слуг подстраивает сцену, свидетелем которой становится жених. Камеристка Геро, переодетая в платье госпожи, через окно обменивается любезностями с пьянчугой Борачио, «который, как завзятый негодяй, припоминал позорную их связь и тайные свиданья». Приняв служанку за свою невесту, Клавдио отказывается от «бесчестной» Геро прямо у алтаря, перед всем народом. Несчастная падает в обморок, и родственники, по совету монаха, решают объявить о смерти опороченной девицы. Но правда раскрывается, Геро «оживает». Раскаявшийся ревнивец берет ее в жены. И зачем такой шум надо было поднимать? 

«Много шума из ничего» — трагедия, заканчивающаяся взрывом смеха», — размышлял Гюго. Если бы не счастливая случайность, так и окончилась бы похоронными обрядами да эпитафиями. За сюжетом Шекспир обратился к коллегам: отчасти к Ариосто с его «Неистовым Роландом», отчасти к новеллисту Банделло. Но ограничься он лишь заимствованием, пьеса не стала бы столь знаменитой. Самое интересное в ней — вторая пара любовников. Сюжет — лишь фон для их романтической истории.

«Стоит только появиться Беатриче и Бенедикту, как в одно мгновение партер, галереи и ложи заполняются публикой», — писал поэт Леонард Диггз. «Много шума из ничего» не принадлежит к числу лучших пьес Шекспира, — считал Хью Оден. — Но Бенедикт и Беатриче — самые милые, привлекательные и порядочные люди (поистине лучшее сочетание) из всех, кого он создал. Это те персонажи Шекспира, с которыми мы с наибольшим удовольствием оказались бы за одним столом». 

Жан Пьер Симон «Много шума из ничего», гравюра, 1790

Впрочем, эти двое кажутся нам знакомыми. Уж очень напоминают Петруччо и Катарину из «Укрощения строптивой»: убежденные противники брака, молодые и острые на язык. Эти упрямцы никогда бы не сошлись, если бы не настойчивые друзья и родственники. Сначала Бенедикту внушают, будто надменная барышня сохнет по нему. А потом Беатриче слышит разговор о Бенедикте, якобы умирающем от любви к ней. И сердца обоих тают...

Комедия «Много шума из ничего» построена на ошибках и заблуждениях героев и напоминает этим другую знаменитую пьесу, где все подчинено таинственной логике — «Сон в летнюю ночь». Питер Акройд приводит еще одну трактовку названия: «Заголовок имел и явный оттенок непристойности, так как слово nothing («ничего») на жаргоне обозначало женские гениталии». Весьма правдоподобно: весь сыр-бор заканчивается двумя свадьбами.

И пусть вас не шокирует грубость. Джеффри Чосер написал беззастенчиво похабные «Кентерберрийские рассказы». Излюбленная приправа Бена Джонсона — сальности. Сам Шекспир  то и дело вставлял в пьесы богохульное словечко Zounds! — вроде современного Damn!, по-русски — «Черт побери!». Что говорить, если сама королева Елизавета I (как и ее отец, Генрих VIII) любила чертыхнуться. 

«Много шума из ничего», 1973

В общем, «Много шума из ничего» можно рассматривать как образец «тонкого» английского юмора. «Вы его положили на обе лопатки, синьора, на обе лопатки», — хвалит остроты Беатриче дон Педро. «Только бы не он меня, — чтобы мне не народить дураков», — отвечает прекрасная аристократка. Романтическое признание Бенедикта «Я хочу жить в твоем сердце, умереть у тебя на груди и быть погребенным на дне твоих глаз» на староанглийском звучало не так возвышенно. На сленге елизаветинской эпохи to die означало испытывать оргазм. 

Сцена из спектакля. Театр им. Евг. Вахтангова. 1936«Когда она написала письмо и стала перечитывать, то вдруг заметила, что если письмо сложить, то имена «Бенедикт» и «Беатриче» ложатся вместе», — рассказывает отец Беатриче. Стоит вспомнить, что sheet переводится не только как лист бумаги, но и простыня — еще один постельный намек Шекспира. У Щепкиной-Куперник героя зовут Бенедикт — вполне традиционное имя. С латыни переводится как «благословенный» и вызывает ассоциации с монахами-бенедиктинцами, жившими под девизом «Молись и работай». Но шекспировский герой, видимо, по беспутству потерял одну букву. Зовут его Benedick, что дает еще один повод для грязной шутки. Почти как дон Хуан для русского уха. 

При всей вольности выражений «Много шума из ничего» играли для короля. Эту же комедию исполняли на свадьбе дочери Якова. Жизнерадостность пьесы не смог проигнорировать даже рассудочный XVIII век, когда многие творения Шекспира остались забытыми на задворках мировой драматургии. 

В России, как и во всем мире, «Много шума из ничего» ставили часто и охотно. В 1877-м Бенедикта сыграл на сцене Малого Ленский, в роли Геро блистала Ермолова. Двадцатью годами позже насмешливого любовника воплотил Станиславский. В пьесе участвовала и будущая супруга Константина Сергеевича — Мария Лилина. 

Одной из лучших постановок Александр Аникст назвал спектакль 1936 года в театре Вахтангова. В нем на первый план выдвинулась побочная сюжетная линия — Бенедикта и Беатриче, которых играли Рубен Симонов и Цецилия Мансурова. Позже их сменили Юрий Любимов и Людмила Целиковская. Тогда же состоялся композиторский дебют Тихона Хренникова. На основе музыки для спектакля он создал балет «Любовью за любовь».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть