Мы на нем разговариваем?

24.05.2018

Владимир МАМОНТОВ, публицист

Социологи выяснили, в каком городе России матерятся чаще всего. Второе место занял Воронеж — не догонишь. Третье Иваново — город невест. А на первое с отрывом вышли пермяки — солены уши.

Думаю, что в лидерстве Перми свою роль сыграли арт-объекты Марата Гельмана. Не знаю, как сейчас, но еще несколько лет назад город был украшен гигантской буквой «П» из незаконно собранного валежника и красными революционными Буратинами, рассаженными по крышам вместо Карлсонов. Перед таким чудом не хочешь, но остановишься, снимешь шапку да и скажешь что-нибудь, срифмованное со словом «трындец», равное по силе «я поражен». А кругом дети, народ переимчивый. Короче, боролись модный художник и губернатор против косности, несвободы и цензуры, кучу денег истратили, а результат — сами видите.

Что до второго места Воронежа, то оно удивительно и объяснению не поддается. Как раз жители этого города представлялись мне людьми не грубыми, а творческими и деликатными. Являясь авторами строк «елочки-сосеночки зеленые, колючие; в Воронеже девчоночки веселые, певучие», они наглядно показывали, чем прямолинейное употребление четырех коренных слов индоевропейского праязыка уступает их лукавому обыгрышу. Ведь «елочки зеленые», как, скажем, и «японский городовой», блистательно заменяют то, чего нельзя прямо написать в газете «Культура».

Если серьезно, русский мат хорош лишь тем, что породил в народе множество изящных и забавных замен. Тут явлена душа и острый ум. Однажды мне, тогда еще студенту, на дороге из Нестеровки в Михайловку, где я проходил практику, был явлен в полуденной пыли и жарище шофер попутки, который подвез со словами: «Куда тебе, непоколебимый португалец? Залезай, чего стоишь, как спортсмен перед греблей?» А знакомая консьержка, любительница кино, с недавних пор всех посылает «по Матильде». Литература! Шукшин!

Этого страшно не хватает творческой интеллигенции, которая почти сплошь обитает в Москве и прямолинейно матерится, как сапожник. И то, что столица в опросе заняла место во втором десятке, странно. Нигде я не встречал большего количества дам с внешностью любительниц абсента, для которых пешее эротическое путешествие — любимый вид пожелания, отповеди да и согласия, ведь если женщина говорит «нет», это означает «да», верно? Именно Москва наполнена жизнерадостными офисными болванами, которые с поросячьей страстью погружаются по пятницам в миргородские лужи сниженной лексики, отмщая миру за удушающе-стерильную, этически корпоративную рабочую неделю при галстучке. А сколько здесь начальников, которые учиняют громогласный, прилюдный матерный разнос дрожащим подчиненным — не для того, чтобы те впредь клали бумажку в нужную папку, а распотешивая, разгорячая собственное эго!

Мне недавно учительница не последней московской школы рассказала с возмущением, как недоросль в ответ на замечание ее обматерил. «И я поняла, что это обычный их семейный стиль. Это их норма, привычка», — с безнадегой в голосе говорила она. «Мне отец его сказал не заморачиваться. Я ему, конечно, внушу, но без фака нет брака, вы ж понимаете?» А что возразишь? Если уж Филипп Киркоров с Иваном Ургантом в гимне перезрелой молодежи «Цвет настроения синий» совсем звезданулись и не находят иных слов, кроме матерных, что взять с их зрителей и поклонников?

А как там культурная столица, спросите вы, как великий город, давший миру Сергея Шнурова и группу «Ленинград»? Питер в соцопросе где-то на месте двадцать третьем. Тут и вправду немного чаще иных мест нашей необъятной Родины встречаются люди, которые не ругаются. Ни веселым матерком, привычным, бессмысленным, малообидным, ни полупьяным, распущенным, ни в виде междометий. Среди них, как и на остальной территории России, встречаются чудовищно скучные собеседники. Выматывающие душу чинуши. Методичные мозгоеды.

Вот только в кулуарах Петербургского международного экономического форума, призванного показать, что Россия открыта миру вопреки всем санкциям, пели Борис Гребенщиков и Земфира, первый — композицию с нецензурной лексикой. Может быть, так совпало, но, скорее всего, если и нужна какая-то мораль, то она не в том, что люди наши ругаются по матери (то есть уже «по Матильде»), а в том, что достойных примеров среди деятелей культуры маловато. Материться плохо, это всякий знает, но для общего блага лучше научиться обходиться без красных букв «П», расставленных по просторам Отчизны.

Сумеем ли?


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть