Воин Арсений. Памяти Моторолы

17.10.2016

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист

Фото: РИА НОВОСТИ

…Утром 16 октября мы с сыном расставили на столе оловянных солдатиков, купленных накануне в московском «Детском мире».

— Это что за флаг? — ​спросил отпрыск.
— Новороссии, — ​ответил я.

— Что такое Новороссия?
— Место, где русские люди восстали за достоинство и свободу.

— А дядя с гранатометом это кто?
— Моторола. Отважный воин. Враги его боятся больше всех.

— А кто враги? Фашисты?
— Да. Правильней всего сказать — ​фашисты.

Думаю, таких разговоров отца и сына теперь в России будет больше. Ведь не прошло и полусуток, как прозвучала сшибающая с ног, выжигающая душу новость. Моторола убит. Не в бою, не в каске и с оружием в руках, а в результате подлого теракта. Взорван в лифте жилого дома вместе с охранником.

Сначала казалось, очередной фейк или плод хакерской атаки. Не может быть — ​они его столько раз объявляли мертвым, конечно, он жив и сейчас! Вскоре ужасная правда подтвердилась, наступило огромное чувство горя пополам с гордостью.

Горя, потому что погиб отважный солдат, образец доблести и силы. У него остались молодая жена и двое малышей, одному из которых нет и двух недель. Осталось осиротевшее братство настоящих воинов — ​батальон «Спарта». Остались молодые республики, где люди верили: за Моторолой как за каменной стеной, пока он здесь — ​никакой Порошенко со своими карателями сюда не вернется.

Гордости — ​оттого, что небесного полку русских героев прибыло. Что славная традиция подвига в России не прервалась. Простой парень с автомойки воплотил в себе лучшие черты тысячелетнего русского воинского духа, стал воином с большой буквы. В Мотороле было что-то от Чапаева — ​народный герой-самородок. Персонаж даже не истории, а эпоса, былины… Только Чапай сражался за красных, а Моторола — ​за всех русских, за всю разделенную нацию, чьи раны кровоточат четверть века. Он был образцом ополченца — ​идущего в бой не по приказу, а потому что подсказало сердце — ​за дело, которое подавляющее большинство соотечественников признает святым и правым.

Когда в ратном стане есть живая легенда, человек, служащий примером, наставником, героем историй, непростой в общении, но его нельзя не уважать, нельзя им не восхищаться, тогда армия по-настоящему одушевлена. И нет сомнения, что на сей раз целили в душу Новороссии — ​в того, кто в известном смысле являлся ее воплощением.

В этом слишком холодном и умном убийстве чувствуется рука даже не СБУ, а западных кураторов. Очевидно, что хрупкое перемирие рушится, что Киев активно подталкивают к войне. И вот «тихие американцы» напоминают всем, что они — ​хозяева в Донбассе. Пытаются взять испугом. Хотя вряд ли этот испуг будет долгим. В считанные часы он перерастет в гнев.

Моторола никогда не воевал с населением, не обстреливал жилых кварталов, как это делали его противники по ту сторону линии фронта. Он сражался безжалостно и профессионально с вражескими солдатами — ​получал раны и контузии, рисковал жизнью наравне с однополчанами. Он не боялся смерти на поле боя. Но убийство гражданина Российской Федерации Арсения Павлова не в сражении, где это было бы на его совести, а в центре формально замиренного Донецка, без оружия в руках и защитной экипировки — ​открытый акт терроризма. Несовместимый не только с духом перемирия, но и с обычаями войны. «Классический бандеровский аттентат», как выражается один из наиболее речистых карателей. Не забудем и что с точки зрения киевской пропаганды Украина по-прежнему находится в состоянии войны с «пророссийскими сепаратистами». Чего нам ждать завтра? Взрывов по нашу сторону границы?

Совсем недавно, в августе, диверсанты с незалежной уже пытались прорваться в Крым и убили при этом двух наших военнослужащих. Принятых защитных мер, видимо, не хватило, чтобы отбить у них охоту повторять. И вот — ​новые теракты и новые жертвы. Вообще, если рядом с тобой разместился террорист, то надо понимать: он никогда не остановится, с ним нельзя договориться — ​утихомирить его можно только силой. Нам давно пора посмотреть на ситуацию вдоль Юго-Западной границы так, как некогда мы смотрели на происходящее на Кавказе. Только в большем масштабе.

Два года назад я завершил свою книгу «Карать карателей» словами, что «единая Украина» не стоит не то что слезинки убитого в Донецке ребенка — ​царапины на шлеме Моторолы. Теперь уже это не царапина. Герой сложил свою голову за свободу Донбасса, принесена священная жертва. Маленький оловянный солдатик в детских руках с подписью: «Взвод Моторолы в бою. Николаевка. Июль, 2014» — ​отныне лучший оберег, отгоняющий от наших потомков тот дух, что породил беловежское предательство и разорвал тело русского народа на части.

Некрасов писал: дело прочно, когда под ним струится кровь. Донбасс уже пролил немало праведной крови, теперь с нею смешалась кровь великого героя. И дело русского сопротивления и воссоединения, надеюсь, прочно как никогда.

Не бойтесь убивающих тело — ​души же не могущих убить. Так учит нас Евангелие, в согласии с которым тысячелетие жили и уходили в вечность русские воины. Русский солдат не умирает. Он просто сопричисляется к небесной рати, заступнице за Русскую землю. Это рать святых Бориса и Глеба, Владимира Мономаха и Александра Невского, Дмитрия Донского и Пересвета с Ослябей. В нее вступил и воин Арсений. Он уже получает под командование подразделение. И у него скоро будет много работы.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть