Как Ройзман со Сталиным боролся

21.10.2015

Андрей МОИСЕЕНКО, Екатеринбург

В столице Урала прошла VIII Международная научная конференция «История сталинизма». На ней побывал спецкор «Культуры» и узнал последние чаяния ортодоксов либерализма.

Политики и историки, философы и писатели три дня заседали в стенах Уральского федерального университета имени первого Президента России Б.Н. Ельцина (именно так звучит полное название вуза, а сокращенно — УрФУ) и искали историческую справедливость. Организаторы мероприятия, а среди них, например, правозащитное общество «Мемориал» (признанное еще два года назад «иностранным агентом») и Фонд «Президентский центр Б.Н. Ельцина», помпезно заявили, что собираются дать беспристрастную оценку эпохе, которую принято называть «сталинской». Мол, неправильно мы ее сейчас понимаем — забыли все тяготы и лишения. Один из докладчиков прямо так и озаглавил свое выступление «...И Сталин снова станет добрым дедушкой: особенности исторической памяти современного российского общества». Мол, нечего нам гордиться Советским Союзом, Победой, великими свершениями...

Собираясь на эту конференцию, я решил политически подковаться. Конечно, полное собрание сочинений тов. Сталина я не осилил. Но взял с собой в дорогу сборник самых известных высказываний вождя народов. Перелистал с интересом и еще раз понял, как важно знакомиться с первоисточниками. 

На одном из сайтов, где анонсировалась конференция, несколько раз повторяется цитата Сталина, как бы подтверждающая его «патологическую склонность к террору» (эту характеристику не стеснялись приводить и участники конференции в своих докладах): «Что не сделает закон, то должна восполнить пуля!». Однако в оригинале она звучит по-другому: «Чего не сделает закон, то должна восполнить пуля!.. Так думает царское правительство» (из статьи «Фабричное законодательство и пролетарская борьба», 1906 г.). Согласитесь, смысл меняется полностью. И это только начало — таких примеров в ходе конференции пришлось увидеть массу.

Незадолго до ее открытия приключился в Екатеринбурге конфуз. По личному распоряжению ректора УрФУ в университете со скандалом закрыли две выставки: «Вторая мировая война: уроки истории и вызовы современности» и «Связь времен: мы наследники победителей».

— Первая выставка была посвящена современным вызовам миру в лице возрождающегося неофашизма и украинского нацизма, — рассказал Артемий Брусницын, один из организаторов. — Вторая — выставка лауреатов Всероссийского конкурса детского рисунка и рассказа о Великой Отечественной войне. Все было согласовано с ректоратом, службой безопасности. 29 сентября на открытие пришло много студентов, но, отмечу, никто из руководства вуза, городских властей к нам так и не заглянул, хотя приглашения рассылали по всей форме.

Выставка понравилась не всем. Уже на следующий день в соцсетях группа студентов и преподавателей, из тех, кто гордится своим либерализмом и свободомыслием, стала призывать «прекратить патриотическую пропаганду в университете». 

— Вечером того же дня неизвестные черной краской из баллончика написали нецензурную фразу на одном из стендов, — продолжает организатор. — Пострадал, что характерно, стенд «Русский ответ» с фотографиями «Бессмертного полка» и Народной армии ДНР.

Дальше — больше. На следующий день на выставку заявился преподаватель УрФУ доцент Юрий Окуловский. Он одобрил то, что сделали со стендом. И сообщил, что вместе с несколькими коллегами отправил ректору служебную записку с требованием закрыть выставки. Сейчас доцент Окуловский не общается с журналистами, но вот какой пост он оставил на своей страничке в соцсетях, цитирует своего друга: «Это я пришел на выставку в футболке с гербом Украины, так как я против агрессивной войны, которую развязала наша страна против этой страны, в нарушение международного права аннексировала одну часть ее территории и спонсирует террористов и посылает войска в другую». Конечно, тавтология и абракадабра, странные для работника высшей школы, но политическая позиция понятна.

Университет забурлил. Студенты и преподаватели раскололись на два лагеря. Те и другие принялись составлять петиции, собирать подписи. Споры из интернета грозили перейти в реальные столкновения в коридорах и аудиториях. «Как бы чего не вышло», — видимо, подумал ректор УрФУ Виктор Кокшаров и тут же приказал убрать ранее им же одобренные выставки: мол, политике в вузе не место.

«Сталинскую» конференцию местные студенты проигнорировали. Зал был практически пуст. Докладчики — солидные степенные люди в хороших костюмах. Большинству за 50. Но мероприятие вовсе не напоминало тихое научное собрание. Скорее, нечто вроде судилища, где каждый выходящий на трибуну норовил пнуть мертвого льва. Вот некоторые темы докладов: «Репрессивные акты позднего сталинизма», «Властолюбивые комсомольцы», «От сталинского лагерно-промышленного комплекса к распаду экономики принудительного труда», «Выход из террора и спасение режима»...

Тон всей конференции задал местный градоначальник Евгений Ройзман.

— Последнее время я сталкиваюсь с тем, что возникают какие-то очаги молодых или пожилых коммунистов с инициативой по восстановлению памятника Сталину, — так начал свою речь городской голова, вышедший на сцену без галстука, в джинсах и рубашке навыпуск, чем резко отличался от собравшихся в зале. — Очень сильно изменилась ситуация в стране, очень сложно полемизировать. Когда мне довелось разговаривать с молодыми коммунистами, я приводил простой пример. Посмотрите, за 1937–1938 годы, по данным НКВД, было расстреляно 688 тысяч человек. Наша страна убивала по тысяче своих граждан каждый день. Сейчас все реабилитированы. Они (коммунисты. — А.М.) на меня смотрят и говорят: и что? На этом полемика заканчивается.

Господин Ройзман, хоть и историк по образованию, слишком вольно обошелся с фактами. По официальным данным, органами НКВД действительно было расстреляно более 600 тысяч человек. Только не в 1937–1938 годах, а за период с начала 1920-х и до смерти Сталина в 1953-м. Это, конечно, тоже много, тоже страшно, но никаких «тысяч расстрелов в день» не было и в помине.

Как бы то ни было, слушали оратора благосклонно, и он распалял себя все сильнее. По его словам, в обществе появилась тенденция «обелить Сталина», против чего лично он, Ройзман, категорически возражает. 

— Я считаю, что мифологизация, легитимизация, оправдание предыдущего диктатора легитимизирует действия сегодняшнего диктатора, развязывает руки будущим диктаторам. Понимаете, о чем я говорю? Вот поэтому необходимо сопротивляться, — так докладчик завершил свою «пятиминутку ненависти». 

Журналисты переглядывались: уважаемое собрание все сильнее напоминало антикремлевский митинг. Впрочем, Ройзмана вряд ли поддержат его избиратели. У екатеринбуржцев давняя любовь к вождю народов. По местным социологическим опросам, 65 процентов населения выступает за то, чтобы установить в городе памятник Иосифу Виссарионовичу. Еще 20 процентам эта идея безразлична и только 15 процентов категорически против. Кстати, до «разоблачения культа личности» в Свердловске стояло пять памятников Сталину, его именем были названы четыре улицы и целый район. А несколько лет назад местный бизнесмен, занимающийся пассажирскими перевозками, украсил борта своих маршруток портретами вождя. Его никто не заставлял это делать, объяснил, что «просто захотелось».

Но собравшихся в зале УрФУ это ничуть не смущало. У них своя идея — открыть людям глаза. 

— Конференции по истории сталинизма мы проводим с 2008 года, — рассказал еще один участник мероприятия, генеральный директор издательства РОССПЭН Андрей Сорокин. — Это весьма символично, поскольку в тот год вышло известное пособие для учителей, где Сталин был назван «эффективным менеджером». Наша цель — демифологизировать образ этого «положительного героя», которому инициативные группы готовы воздвигать памятники и бюсты. 

Тут докладчика заглушили бурные, продолжительные аплодисменты, переходящие, как принято, в овацию.

Впрочем, такими речами на конференции никого не удивишь. Бывало и похлеще. Это ведь здесь несколькими годами ранее сотрудник Государственного архива РФ Олег Хлевнюк заявлял, что Гитлер лучше Сталина, потому что Гитлер «получил мандат от народа», а Сталин — нет. А руководитель «Мемориала» Арсений Рогинский сообщил, что нацисты лучше коммунистов. Поскольку первые убивали только чужих (поляков, французов, чехов...), «а мы в основном только своих».

Потом выступала Татьяна Мерзлякова, уполномоченная по правам человека Свердловской области. Почему-то омбудсмен рассказывала присутствующим не о том, как обстоят дела в ее регионе, а о «разгроме» Музея политических репрессий «Пермь-36». К слову, эта организация была признана «иностранным агентом». Политическая позиция у музея была довольно двусмысленная. Например, бандеровцы и «лесные братья» из Прибалтики числились на его сайте, как «невинно репрессированные». Зато, по мнению Мерзляковой, эти и другие материалы музея «позволяли критически взглянуть на сталинскую эпоху».

На конференцию собралось около 80 участников. Проезд, проживание, питание и банкет оплачивает Фонд Ельцина. Люди приехали не только из России, но и стран СНГ, Германии, США, Франции, Польши, Италии, Литвы. Все они друг друга хорошо знают. Интересно, что западные ученые даже из, казалось бы, «антироссийских» стран — Польши, Литвы или США — оказывались гораздо умереннее и осторожнее в своих взглядах на Сталина, чем их российские коллеги.

— Сталин — это всемирно известное имя, и в положительном, и в негативном смысле, — заявил профессор Университета Ричмонда (США) Дэвид Бранденбергер. — Среди моих студентов наблюдается большой интерес к этой теме, потому что это связано с разными историческими уроками и важными выводами, с модернизацией экономики и общества и, конечно, с такой темой, как Вторая мировая война. Это очень актуально сейчас.

В зале повисло неловкое молчание...

У наших «антисталинистов» тоже не ахти как получается увлекать своими идеями молодежь. Об этом с печалью поведала еще одна докладчица — доцент УрФУ Светлана Быкова. 

— Отношение к вождю у студентов поменялось, — вздыхает она. — Мол, выиграл войну, а жесткость его была во многих случаях оправдана...

Конференция закончилась, участники ни до чего революционного не договорились. Решили через год собраться опять в Екатеринбурге. Уже не в УрФУ, а в суперсовременном здании «Ельцин-центра», который сейчас достраивается.

При этом памятник вождю народов в Екатеринбурге, скорее всего, появится. Вопрос почти решенный.

— Это инициатива горожан, — поясняет Александр Ладыгин, представитель местного отделения КПРФ. — Сейчас запускаем сайт с проектами, выберем место, проведем голосование, а потом общественные слушания...

Кое-кто на конференции «История сталинизма» было возмутился этим, потребовал «прекратить вакханалию». Но как-то вяло. Участники встречи и сами прекрасно понимают, что их мнение сейчас мало что значит в российском обществе.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (2)

  • alt

    Reader 24.10.2015 14:25:00

    Истина – проста она,
    Как засохший хлеб:
    Если против Сталина
    - Значит, за Госдеп.

    Истина – проста она,
    Как дубинкой в лоб:
    Если против Сталина
    - Значит, русофоб.

    Истина – проста она,
    Как в углу комод::
    Ежели за Сталина
    - Значит, патриот!
  • alt

    Павел Швалов 29.10.2015 11:23:30

    //Господин Ройзман, хоть и историк по образованию, слишком вольно обошелся с фактами. По официальным данным, органами НКВД действительно было расстреляно более 600 тысяч человек. Только не в 1937–1938 годах, а за период с начала 1920-х и до смерти Сталина в 1953-м. Это, конечно, тоже много, тоже страшно, но никаких «тысяч расстрелов в день» не было и в помине.//

    Вообще, согласно официальным данным 680 000 жителей СССР было расстреляно как раз в 37-38 гг. Причем, если учесть, что подавляющая часть расстрелов проходила с августа 37-го, то получается более 1300 расстрелов в сутки. Или Земсков для вас - уже не авторитет? Или, может быть, просто не укладывается в рамки курса на обеление Джугашвили?
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть