Люди и манекены

26.08.2015

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист

В интернете шумно от людей, путающих сожжение контрабандного импорта с уничтожением Еды и едва ли не предвестием Большого Голода, полагающих отдых в России чем-то вроде тюремного заключения, принимающих рост курса доллара за начало Апокалипсиса. Складывается парадоксальная ситуация. Захлебываясь от волнения, они рассказывают мне, что готовы продать Родину за «луи-виттоны», сыр, иностранные курорты, а я им не верю. Просто не укладывается в голове, что не глупые и не уродливые люди, мало того — далеко не бедные, отдают себя так дешево.

Вокруг сформировался целый слой соотечественников, которые не ценят свои доходы, мнения, даже самих себя, если не могут конвертировать всего этого в нечто заграничное. Причастность к Западу равна полноте бытия. Отечественное почитается ими за пустоту. Поэтому ослабление рубля и путинские «ответные санкции» для них и в самом деле сродни светопреставлению.

Предсказуемо, что они не любят патриотов, которых поносят за «варварство, ненависть к прогрессу и желание столкнуть нас в каменный век». При ближайшем рассмотрении, «каменным веком» оказывается временная блокировка Википедии, служащей, видимо, основным источником их блестящей эрудиции.

К сожалению, заблокировать «Вики» — пропагандистский ресурс, редактируемый гей-украинцами, где Крым числится «спорной территорией», — наш Роскомнадзор в итоге побоялся. Но анафем за инквизиторство накликал на себя достаточно. Так же, как и уничтожающий съедобный контрафакт Россельхознадзор, получил за эту вполне заурядную протекционистскую меру потоки проклятий. Ведь сжигают-то не просто печеньки, подымают руку на святая святых — воплощение Заграницы.

Если приглядеться к нашим «патриотам заграницы» внимательнее, в глаза бросится одна странность. Их имидж состоит из штампов, или, если хотите, брендов. Им подавай не просто заграничное, а такое, на котором крупными буквами написано: «Заграничное» и бирка пришпилена, чтобы никто не усомнился. Фактически они являются самыми покорными рабами западной системы брендов (хорошо, не самыми, есть еще жены арабских шейхов). Перед нами манекены. Даже любопытно, что они делают с той уймой времени, которую экономят на индивидуальном выборе? Или просто расходуют его между айфоном белым и айфоном серебристым?

В противоположность этакой жизни манекенов, патриотизм и патриотический стиль в современной России — это абсолютно личный выбор. У нас страна с убитыми, к сожалению, потребительскими стандартами, а потому вопрос «что носить, есть и как жить русскому, если он не хочет быть обезьяной западной брендономики» является вопросом индивидуальной умственной работы. Признак нормального русского патриота сегодня — не капуста в бороде и даже не косоворотка, а умение представить собственный вариант лучшей жизни без всякой фетишизации иностранного в положительном или отрицательном контексте.

Отдавая предпочтение той или иной вещи, мой, в широком смысле, единомышленник будет руководствоваться ее уместностью в личном обиходе, а не пресловутой брендоманией.

Патриот выстроит индивидуальный рай для себя. Он будет с одинаковым увлечением ездить и по России и по Европе, расширяя свое познание мира. Он научится носить хорошие не массовые западные вещи, но охотно заменит их родными. Он легко отстроит свой стол, сведя до ничтожного минимума импортные продукты, и не только не потеряет, но еще и выиграет — точнее, выиграет его кошелек. Он воспользуется импортом там, где отечественного товара близкого качества нет, но охотно переключится, если тот появится, и готов пойти на определенные жертвы, чтобы такой появился.

Другими словами, достойный патриот — это не дыромоляй, а тот, кто обладает высоким индивидуальным искусством жизни и готов выработанные этим искусством образцы предложить для следования согражданам.

Патриоты заграницы, в отличие от нас, не умеют жить в России и не умеют наслаждаться ею. Дело даже не в том, что они не знают Россию. Им не хватает вкуса к Родине. А поскольку современный человек, лишенный, как правило, высшего измерения, живет для удовольствий, то отсутствие удовольствия от Родины превращает его жизнь в ад, который он и заедает пармезаном. Не имея, вопреки надутым щекам, реальной возможности покинуть Россию, они мучатся ею.

Мне их искренне жаль. Они не могут часами бродить по древним стенам Смоленска, возведенным в XVI веке Федором Конем, сравнивая их с построенными спустя три столетия знаменитым реставратором Виолле-ле-Дюком «древними» стенами Каркассонна. И не способны радоваться, найдя на стене смешное граффити «Федя Конь — респект и уважуха». Не могут, притормозив где-нибудь возле Плёса, купить вкуснейшего копченого терпуга, который один стоит половины рыбных ресторанов Европы. Не умеют разложить такой пасьянс из родных продуктов, который заставляет удивиться, как ты вообще мог раньше есть что-то санкционное. Не способны с одинаковой легкостью носить и русскую косоворотку, и австрийский китель.

Я ни в коем случае не хочу при этом переставлять знаки и говорить, что в России законченный рай, а в Европе или Америке ад. Они живут там своей жизнью: красивой, богатой, насыщенной, обеспеченной… Они эту жизнь завоевали, купили ужасными преступлениями, выстроили и выстрадали. Беда в том, что патриоты заграницы хотят, чтобы мы жили их умом, переплачивая втридорога, а не отстраивали свою жизнь.

Благом является не Запад, а богатство и процветание. И сегодня это западное изобилие оплачивается нашими деньгами и нашими же упущенными выгодами. В 90‑е мы разрушили свою индустрию, чтобы устранить конкурентов крупных иностранных компаний. То есть ликвидировали свой единственно прочный источник богатства. А потом удивляемся своей зависимости от швейцарских часов, французских сыров, немецких автомобилей и даже корейских телефонов. Нищая Корея создавала свою промышленность, пока мы свою уничтожали. И теперь на въезде в Калужскую область меня встречает гордое слово над заводским корпусом: «Samsung».

Нет никакого метафизического секрета ухоженных улочек и красивых вещей. Есть умение таскать каштаны из огня чужими руками и не давать заработать другим. Но хорошо живет и тот, кто честно работает и не позволяет наживаться на себе соседу. Когда мы начнем поступать именно так и пройдем весь путь экономической деколонизации, то сможем наслаждаться русским не реже, а гораздо чаще, нежели западным. Вот тогда и настанет эпоха большого русского стиля.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (2)

  • alt

    наталья 26.08.2015 18:54:32

    после пассажа про «Вики» — пропагандистский ресурс, редактируемый гей-украинцами, где Крым числится «спорной территорией» считать вас, егор, в своем уме, уже не получается.
    очнитесь! прекратите эту толстую мучную тему про патриотов и поклонников хамона и пармезана! она уже никому не интересна.
    посмотрите вокруг, в конце концов. что происходит.
    вы, кстати, и перельмана, который на днях в швецию уехал из россии, зачислите в ряды "хамоновцев"?
    или как?
  • alt

    ivk 27.08.2015 01:01:58

    Россия - вторая в мире страна по привлечению мигрантов. Перельман уже уезжал на несколько лет и вернулся. Так что не волнуйтесь, его вообще не волнуют материальные блага. И поймите своим "хамоновым" сознанием. Прежде чем потреблять, надо производить. Иначе на какие деньги вы будете потреблять. Поэтому все развитые экономики мира, включая американскую, прошли через целые эпохи жесткого протекционизма - то есть защиты собственной промышленности.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть