Встреча большой семерки

30.09.2015

Елена ФЕДОРЕНКО

Международный фестиваль современного танца DanceInversion представил сентябрьскую программу.

Смотру без малого два десятилетия — он менял названия и даты проведения, но неизменно представлял Москве новинки contemporary dance. Во многом именно благодаря DanceInversion молодая и неопытная хореография, альтернативная классическому балету, смогла почувствовать себя в мейнстриме столичных театральных течений. Нынешний фестиваль начался 20 сентября и продлится до 24 ноября. В афише — постановки последних лет, созданные как мировыми лидерами, так и теми, кто на лидерство пока не претендует, но не мыслит жизни без танца. 

Фото: Михаил Логвинов

Первой выступила неизвестная в России французская компания S’Poart со спектаклем «Красный». Собственно, ничего красного на сцене не оказалось, зрелище балансирует в поле света и тьмы, белого и черного. Подобно контрастам музыки Жюльена Камарена: от буйных пассажей до тишайших, словно залитых туманом мелодий. Название отражает характер самого действа, поставленного в стиле хип-хоп. «Если хип-хоп можно представить цветом, — поясняет молодой хореограф Микаэль Ле Мер, — то он красный, как цвет жизни». Люди в черных костюмах неспешно встают из середины партера и направляются к первым рядам. Поначалу кажется, что зрители подыскивают себе места поближе. Но, подойдя к рампе, актеры поднимаются на сцену. Нечто подобное мы наблюдали и с самим хип-хопом, ворвавшемся на подмостки с улицы. С тех пор он получил право не только поражать трюками, но и прописался в профессиональном искусстве. Словно в доказательство два года назад DanceInversion уже привозил в Москву спектакль «Yo Gee Ti», где соединились французские «би-бои» и мастера восточной акробатики. В «Красном» беспечный танец-вызов, танец-провокация вдруг оказался нервным, хрупким и лирическим. 

Фото: Михаил Логвинов

У S’Poart хип-хоп попадает в жесткие режиссерские руки, меняющие направления и смыслы. Поначалу актеры, чьи тела кажутся прорисованными мгновенным росчерком туши, осматривают и «пробуют» сцену, нагнетая ощущение беспокойства и ожидания. Потом они выстраиваются в треугольник, и семь мужских воль сливаются в непобедимую силу. В следующем фрагменте неистовая внутренняя энергия озорно прорывается мальчишеской пирушкой: тела взвиваются в воздух и падают плашмя, трюкачи перемахивают сцену бросками-кувырками, вращаются на головах, прыгают на спине, не ведая удержу. Герои взрослеют, неизбежно проживают горькие уроки жизни: отчаяние, вспышки гнева, томление страсти. «Меня учили, что хип-хоп — искусство акробатическое. Мне же всегда хотелось, чтобы оно будило человеческие эмоции, вызывало желание улыбнуться или расплакаться», — признается Ле Мер. 

Фото: Михаил Логвинов

Труппа Каролин Карлсон подхватила эстафету соотечественников спектаклем «Сейчас». Поэтический подтекст опирается на эссе философа и искусствоведа Гастона Башляра. В его «Поэтике пространства» заложена идея «прекрасного дома», где переплетаются метафоры и ведутся мировоззренческие споры. Для Карлсон важно, что дом — основа жизни, он же — отражение мира. «Территория счастья» выглядит как маленькая загородная дачка, покосившаяся халупа: стена со старыми обоями, стол, стулья, деревья у ограды, одинокий фонарь. Белые полотнища на ветру «сминают» проекции старинных фотографий. Актеры — четверка мужчин и трио женщин — капризничают, любят, страдают, тоскуют и мечтают, всматриваясь в высокое небо. Спектакль собран из сменяющих друг друга миниатюр. Герои сидят за столом, разговаривают, когда в их мир неожиданно врывается страстное пластическое соло. Или — скользят по сцене, пересекают подмостки быстрыми шагами на высоких полупальцах, склоняются, бросаются на руки друг другу и вновь вглядываются в невидимые звезды, как будто там, в космосе, и живет настоящее счастье.

Картинки от Карлсон лучше созерцать неспешно, без помех русских титров, подготовленных к фестивальной премьере (актеры на разных языках произносят фразы Рильке, Бодлера). Спектакль не навязывает смыслов, гранд-дама современного танца словно говорит присутствующим в зале: «Вот то, что мне дорого. А вам?» И происходит волшебное превращение: в мыслях всплывают воспоминания, словно отматывается пленка с записью собственной жизни. 

Фото: Vojtěch Brtnický, Radek Holeš

Чешский танцевальный коллектив VerTeDance — самая титулованная труппа страны — в Москву приехал впервые. Свеженькая «Коррекция» 2014 года рождения уже отмечена наградами. 

Зрителей приглашают в зал только после третьего звонка. На подмостках рядком, лицом к публике, стоят танцовщики в джинсах и рубашках, их руки опущены, ноги поставлены в позицию на ширине плеч. Звучат живой вокал и живая музыка — в глубине сцены играют два кларнетиста. «Коррекция» от VerTeDance — это способ адаптации человека к жизненным условиям через взаимодействия и взаимовлияния людей, не похожих друг на друга. Здесь дотрагиваются до плеча соседа указательным пальцем, и сосед начинает раскачиваться как маятник. Потом разворачивают амплитуду движений, и тело отыскивает себе неведомую точку опоры под самым острым к полу углом. Через минут десять после начала становится понятно, что ботинки артистов намертво прибиты к полу, а еще через пять — каждое лицо обретает характер: упрямец, бунтарь, юноша, подверженный яростным вспышкам, настырная девица, ее отрешенная товарка. «Мы знаем, что такое отсутствие свободы. Но знаем ли мы, что такое свобода? Как обрести покой, когда нет никаких ограничений? Отчего возможность выбора парализует нашу способность принимать решения, верить без колебаний, увлекаться со всей силой?» — говорит Иржи Гавелка — популярный в Чехии режиссер, писатель, актер. 

Фото: Vojtěch Brtnický, Radek Holeš

Спектакль он создавал вместе с артистами, он же придумал условие — танцевать, не отрывая ног от пола. Запрет на перемещения по сцене не сделал зрелище аскетичным. Занимательное действо поставлено широко и с юмором. Тонкие, подвижные, как хлыст, тела всплескивают конечностями, сгибаются пополам, падают навзничь и ничком, пикируют с головы на поясницу, пытаясь подняться, помогают соседу, теряющему равновесие, разворачиваются, наблюдая за товарищами. Движения то бьются в бешеном ритме, то расплываются в рапиде. Подчас кто-то выходит из-под контроля, и тогда все устремляют на него усмиряющие взгляды. В какой-то момент двое наклоняются к шнуркам, пытаясь вырваться из ботинок, их тоже останавливают. Когда перед финалом гаснет свет — нет сомнений, что актеры освободятся от своих оков и… оторвутся по полной, разминая отекшие ноги. И они отрываются, скинув рубашки и футболки — в лихом танце, весело доказывая, что выход есть всегда и в любых обстоятельствах унывать не стоит, даже если ноги так и остались в «башмачном» рабстве.

Фестиваль набирает обороты. Впереди — «Кармен» в интерпретации артистов из ЮАР и новелла «Безумная чашка чая» (Чехия, Финляндия), в которой перемешаны танец и цирк, проект «Торобака» — терпкий сплав английской и испанской культур и спектакль лондонского театра «Сэдлерс Уэллс» «Милонга» — пылкое признание в любви к танго, сочиненное бельгийцем Сиди Ларби Шеркауи в союзе с аргентинскими танцовщиками и музыкантами. Художественный руководитель смотра Ирина Черномурова обозначила главную тему фестиваля как «перекресток жанров, стран и культур». На перекрестке DanceInversion-2015 встречаются семь компаний и представляют семь танцевальных новинок. Забавно, но в каждом из трех уже увиденных спектаклей заняты по семь танцовщиков.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть