«Ракетоносцы нужны в Сирии по особым поводам»

23.12.2016

Анна КЕРБУТ

23 декабря летчики нашей дальней авиации отмечают профессиональный праздник. Примечательно, что на сей раз он выпадает на сотый день с того момента, как на должность командующего этим объединением ВКС был назначен Герой Российской Федерации генерал-майор Сергей КОБЫЛАШ. 

культура: Многих удивило это назначение: штурмовик — во главе воздушных дальнобойщиков. Есть, наверное, разница и в менталитете, и в отношении к летному делу?
Кобылаш: Дальняя авиация берет начало от эскадры воздушных кораблей «Илья Муромец». Это было первое в мире соединение тяжелых бомбардировщиков. Его начальником тогда стал Михаил Шидловский — бывший морской офицер, председатель совета акционеров Русско-Балтийского вагонного завода, производившего самолеты. Вот вам яркий пример того, как «дальниками» командовал даже не авиатор, а моряк. Что же касается меня, то я прошел путь от летчика до начальника авиации Военно-воздушных сил. Имею квалификацию летчик-снайпер. Мой общий налет на Л-29, Ан-26 и «сушках» нескольких поколений превышает 1600 часов. Тем не менее я всегда, начиная с училища, интересовался историей и сегодняшним днем не только штурмовой, но и дальней авиации. И на мой взгляд, менталитет и подготовка летного состава отличаются незначительно. Разница лишь в том, что штурмовик один в кабине, и на него возложены дополнительные функции. А «дальники» работают в экипаже, командно. Но в целом требования к пилотам и их человеческим качествам не отличаются. 

культура: Не появилось ли желания освоить стратегический ракетоносец?
Кобылаш: Мечта полетать на Ту-160 зрела давно. Думаю, что она осуществится. Сейчас прохожу курс в Центре боевого применения и подготовки летного состава дальней авиации в Рязани. Вот-вот закончу теорию и через месяц-другой планирую приступить к практике. Сам езжу к преподавателям со схемами, тетрадками, конспектами. Скидок мне, как командующему, никто не делает. Мы же понимаем: когда садишься на многотонную машину, надо досконально разбираться во всех системах, дабы грамотно действовать в любой обстановке. Ведь в ракетоносце отвечаешь не только за себя, а за экипаж и за успешность выполнения полетного задания. Так что никаких послаблений. 

В целом, кстати, в уходящем году в Рязанском центре число слушателей, готовящихся стать командирами Ту-160, Ту-95МС, Ту-22М3 и Ил-78, выросло в три раза.

культура: А какие задачи сегодня выполняет дальняя авиация?
Кобылаш: Наше объединение является компонентом стратегических ядерных сил и составной частью Воздушно-космических сил. Генеральный штаб ставит перед нами задачи стратегические, воздушного патрулирования и оперативные. Мы несем постоянное боевое дежурство и на земле, и в воздухе. В настоящий момент и техника, и натренированность летного состава, и полученный в этом году боевой опыт позволяют эффективно действовать в любом регионе мира. 

культура: Говоря о накопленном опыте, имеете в виду Сирию?
Кобылаш: Не только. Наши экипажи участвовали во всех учениях, которые проводились Верховным главнокомандующим, главкомом ВКС, Министерством обороны, военными округами. Впервые, к примеру, смогли посадить дальние бомбардировщики на высокогорный (около 2000 метров) аэродром Гиссар в Таджикистане. Во время практических пусков отправили по условным целям рекордное количество управляемых крылатых ракет.

В Сирии нас задействуют нечасто, но если и привлекают, то по особо важным и специальным поводам. Когда планируется в корне переломить ситуацию на каком-либо наземном фронте. В 2016-м наши бомбардировщики Ту-22М3 уничтожили ряд объектов группировки ИГИЛ, запрещенной в России, а именно: крупный склад с оружием и горюче-смазочными материалами, завод по производству химических боеприпасов, большой полевой лагерь подготовки боевиков. Над сирийской территорией наши бомбардировщики прикрывали истребители Су-35, базирующиеся на аэродроме Хмеймим.

культура: Ваши самолеты постоянно наведываются и в другие регионы планеты. С какой целью?
Кобылаш: Такое патрулирование для ДА ВКС не ново. В 80-е годы силами стратегической авиации, вооруженной в то время бомбардировщиками Мясищева 3М и самолетами Ту-95 первых модификаций, регулярно выполнялись полеты вблизи границ Канады, США, Исландии и Великобритании. Демонстрация российского военного присутствия в удаленных районах возобновлена с 2007-го. Сегодня мы проводим воздушное патрулирование везде, где расположены театры военных действий: в акваториях Черного, Средиземного, Балтийского морей, Тихого и Атлантического океанов. Новое вооружение, расположение аэродромов на территории нашего государства, дозаправки, максимальная продолжительность и дальность перелетов допускают патрулирование в любой части земного шара. 

культура: Какова реакция на наше присутствие?
Кобылаш: Мы летаем в международном воздушном пространстве в полном соответствии с общемировыми нормами и придерживаемся стандартов, действующих над нейтральными территориями. Не нарушаем границ и суверенитета прочих государств. Согласовываем свои маршруты, если близко приближаемся к границам, не демонстрируем никаких агрессивных намерений. В первую очередь выполняем задачи стратегического сдерживания, даем воочию убедиться в том, что при необходимости мы способны действовать в любой точке планеты. 

Особое внимание уделяем патрулированию вблизи областей, где проводятся крупные военные учения каких-либо стран или блоков. В этом году, кстати, особых инцидентов по сопровождению наших воздушных патрулей не было. 

культура: На каком этапе находится создание перспективного авиационного комплекса дальней авиации?
Кобылаш: В настоящее время выполняется эскизно-техническое проектирование. В итоге бомбардировщик нового поколения получит современный отечественный двигатель, продвинутую архитектуру построения бортового радиоэлектронного комплекса и совершенные системы управления оружием. Особое внимание в ПАК ДА уделяется незаметности: речь идет об используемых материалах, отражающей поверхности и предполагаемых скоростях. Так что делаем ставку на новые технологии, современное вооружение и искусственный интеллект этой машины, который будет выше человеческого. 

культура: В свое время в России три полка были вооружены авиационными дозаправщиками. Сейчас лишь один. Этого достаточно? 
Кобылаш: Это абсолютно удовлетворяет наши потребности. Но в идеале ракетоносцы должны летать на максимальную дальность с минимумом дозаправок в воздухе. Потому авиационная промышленность идет по пути экономичности двигателей, которые будут установлены на новых самолетах. 

культура: Какой налет у воздушных дальнобойщиков? 
Кобылаш: В этом году в среднем более 100 часов, а у молодых — около 150. Динамика увеличения количества полетов, выполнение плана летной подготовки, особенно у начинающих летчиков, находится под пристальным вниманием главнокомандующего ВКС генерал-полковника Виктора Бондарева. Мы растим смену, в которой должны быть уверены. 

культура: Что приносит большее удовлетворение: управленческая служба или практика?
Кобылаш: Любой управленец, не списанный с летной работы, в том числе главком ВКС, командующий Военно-транспортной авиацией или «дальниками», руководители авиационных центров ВКС, у которых остается немного времени на совершенствование и поддержание личной натренированности, воистину обретает вторую молодость, когда садится за штурвал. Для нас это вроде особого поощрения. Когда ты уверен в том, что у тебя в хозяйстве все нормально, — можешь полетать и наполнить себя, свою душу энергией; именно она в дальнейшем позволит тебе как руководителю решать системные задачи более плодотворно и целенаправленно.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть