Сильные нюхом

21.07.2016

Наталья МАКАРОВА

Фото: Константин Лейфер/ТАСС

Обломки величественных дворцов, колонн и арок в Пальмире — все это удалось обезопасить и сделать доступным для археологов только благодаря российским саперам и их четвероногим воспитанникам. После столь успешной работы в горячей точке, в 66-м межведомственном учебном центре подготовки младших специалистов инженерных войск решено более чем в пять раз увеличить количество обучаемых минно-розыскных расчетов. О том, как проходили их будни в Сирии и что изменилось сейчас, узнала корреспондент «Культуры». 

В центре, находящемся в подмосковном поселке Николо-Урюпино, утро начинается традиционно — под звонкий собачий лай. Военнослужащие выводят питомцев на занятия. Сегодня у них отработка основных элементов курса общей подготовки минно-розыскных собак. Хвостатые взбираются на вертикальную лестницу, перепрыгивают метровую стену, преодолевают подземный лабиринт и другие препятствия. Вожатые повсюду рядом, направляют животных и поощряют их за успешно выполненное задание — где дадут с мячом поиграть, где погладят, а где сухариком наградят. Идиллию нарушает лишь тот факт, что это воинская часть, и привычную повседневность может в любой момент прервать приказ. 

Так и случилось несколько месяцев назад. В один из холодных мартовских дней военнослужащих сорвали с занятий и объявили: предстоит командировка. Спустя два дня военно-транспортный самолет вылетел с аэродрома «Чкаловский», везя на борту, кроме людей в форме и различных грузов, еще и лохматое подкрепление. Собаки постоянно рыкали друг на друга, первый в жизни полет сам по себе стал огромным стрессом. А их вожатые, сидя рядом с поводком в руках, мысленно готовились к ответственной миссии. Ведь там, за бортом ждала Сирия. 

К концу марта разнеслась новость, что правительственная армия при помощи нашей авиации освободила Пальмиру из рук боевиков ИГИЛ. Чтобы древние памятники не пострадали, бойцы старались наносить удары по позициям террористов особенно тщательно. Но те успели при отступлении заложить немало мин. Для обезвреживания исторической территории 1 апреля из России вылетел сводный отряд Международного противоминного центра Вооруженных Сил Российской Федерации. 

Сергей Любавцев

Среди них был и вожатый служебных собак старший сержант Сергей Любавцев. Этот молодой человек поглаживает немецкую овчарку Берту. Вместе они провели нелегкие почти полтора месяца в чужих опасных краях. 

Для Сергея и его коллег сирийская земля оказалась горячей точкой во всех смыслах — на вопрос, что больше всего запомнилось, он отвечает, не задумываясь:

— Жара! Когда мы улетали из Москвы, тут ночью температура была до минус пяти, а там встретило тридцатиградусное пекло. Для собак это было особенно тяжело, у них ведь и так температура тела выше, чем у человека. Местные нас шутливо предупреждали: это еще только весна, скоро наступит лето, вот тогда будет + 45 в тени, — делится мой собеседник. — Но постепенно мы привыкли.

А вот к чему так и не смогли стать равнодушными наши военные, так это к необычайной красоте вокруг. 

Фото: Константин Лейфер/ТАСС

— Когда впервые увидели историческую часть Пальмиры — дух захватило! Уцелевшие колонны и арки настолько величественны! Конечно, любоваться видами вокруг было некогда — ждала работа. Но не покидало чувство восхищения: сложно представить, насколько древнее все вокруг — каждое строение, всякий камень, — вспоминает Сергей. — А ведь ходили буквально по костям. Однажды наткнулись на башнеобразные конструкции, сначала думали, это защитные сооружения, а оказалось, семейные погребальные склепы.

Увезти с собой на память хоть камешек из такого уникального места нельзя, перед вылетом домой всех тщательно обыскивали. Хотя очень хотелось, признается вожатый. 

— Сердце кровью обливается, когда видишь, сколько всего разрушили. Особенно тяжело смотреть на обломки знаменитой триумфальной арки, изображенной на обложке учебника по истории древнего мира для пятиклассников. Я сам по такому учился, — с грустью говорит Сергей. — И еще террористы хорошо «постарались» — заминировали огромные территории. Мы повсюду находили самые разные взрывчатые вещества: и пластит, и тротил, и простейшие селитра-аммиачные смеси.

Ежедневно с раннего утра метр за метром российские специалисты с миноискателями и четвероногими помощниками очищали древние земли от опасного наследства варваров. Закончив работу в исторической части Пальмиры, расчеты получили приказ приступить к разминированию жилой застройки. 

— Большая часть домов была разрушена, местных жителей почти не осталось, в окрестностях сновали только мародеры. Причем было заметно, что люди убегали, взяв с собой лишь самое необходимое, возможно, документы и одежду на первое время. Повсюду преследовало ощущение пустоты: на улице засохшие пальмы, внутри брошенный быт — шкафы, посуда, игрушки, — продолжает мой собеседник. — Связь была повреждена, поэтому местные только через две-три недели узнали, что город освобожден, и начали возвращаться. Наши войска развернули передвижной механизированный хлебозавод и оборудование для дезинфицирования воды, раздавали еду и питье. Мы ведь, русские, какие — сами можем недоедать, но с ближним всегда поделимся. Сирийцы, когда видели колонну с российскими военнослужащими, радостно махали руками, улыбались. Особенно приятно было наблюдать счастье в глазах детей. 

С ними связано и еще одно красочное воспоминание о пребывании в Пальмире. 

— 5 мая нас пригласили в исторический амфитеатр на концерт симфонического оркестра под руководством Валерия Гергиева. Звучание красивой музыки в этих древних стенах я не забуду никогда, но что особенно удивило, так это «Катюша» в исполнении сирийских девчушек. У меня даже навернулись слезы, — признается старший сержант. — С собой привез на память об этом дне программку концерта. 

Улетая в столь опасную командировку, Сергей решил ничего не говорить маме, чтоб не волновалась. Созванивался из Пальмиры только с братом. Остальным родственникам открылся уже после возвращения. 

— Мама, конечно, отругала, что ничего не сказал, но поняла. Было ли страшно? Первое время — да, ведь это война. Если ты не боишься, не будешь и думать о том, как выжить. В тяжелые моменты спасало то, что рядом Берта. С собакой намного легче, это настоящий друг, — обнимает напарницу Сергей.

Если Родина прикажет, он поедет в горячую точку еще раз, причем с большей уверенностью. Теперь сам способен что-то подсказать и посоветовать сослуживцам. А когда-то и представить не мог, что окажется в зоне вооруженного конфликта. Пошел служить по призыву, попал в отряд кинологов. Сергею так понравилось взаимодействовать с собаками, что решил «подписать контракт» с армией. 

— Главное, выполнили поставленную задачу, — скромно комментирует он миссию своего отряда в Сирии. Насколько колоссальной была проделанная работа, лучше всего говорят цифры: с апреля по май в архитектурно-исторической части Пальмиры, жилой зоне и районе местного аэропорта очищено 825 гектаров территории, 79 км дорог, более 8500 зданий и сооружений. Обнаружено и уничтожено 17 456 взрывоопасных предметов, в том числе 432 самодельных взрывных устройства. 

Указом Президента России за мужество и отвагу 47 военнослужащих-саперов удостоены государственных наград, 160 получили медали Минобороны. Своей Сергей очень гордится, а вот Берта пока довольствуется малым. «В первую очередь собаке за добрую службу достается поощрение вожатого. Берта, хоть уже не щенок, но больше всего любит играть», — улыбается Сергей, подкидывая воспитаннице мяч. 

По собачьим меркам Берта пенсионерка, ей восемь лет. В этом возрасте в армии четвероногих обычно отправляют на заслуженный отдых. Каждые полгода собирается комиссия из ветеринаров и преподавателей. Они оценивают, соответствует ли пес служебным параметрам. Если да, оставляют в центре на очередные полгода. Берта, говорят эксперты, еще многих новичков переработает…

К слову о новичках, их недавно сюда прибыло рекордное количество — более 150 молодых собак. Всем не больше года. С каждым в паре будут обучать вожатых, собранных со всех военных округов — от Хабаровска до частей Северного морского флота. Собака с вожатым составляют минно-розыскной расчет. Ранее за один «призыв» (а они проводятся дважды в год) в центре готовили значительно меньше таких расчетов, но после позитивного опыта их боевого применения в ходе разминирования Пальмиры начальник инженерных войск Вооруженных Сил России генерал-лейтенант Юрий Ставицкий принял решение увеличить их число более чем в пять раз.

Фото: РИА НОВОСТИ

Курс обучения — четыре месяца. Военнослужащим предстоит подружиться с питомцами, освоить курс общей дрессировки, пройти подготовку по минно-розыскной специальности. Занятия длятся шесть дней в неделю — 5 часов до обеда и 3 часа после. При любой погоде: так животных приучают к всевозможным климатическим условиям, ведь потом они поедут служить в разные регионы.

— Из питомника «Красная звезда» нам привезли собак трех пород — немецкая, бельгийская и восточно-европейская овчарки. Они считаются наиболее эффективными в дрессировке, — объясняет преподаватель цикла подготовки специалистов минно-розыскной службы майор Дмитрий Чуриков. — Сначала мы отрабатываем команды «сидеть», «лежать», «стоять» — они необходимы, чтобы вожатый приобрел навык управления собакой. Далее приступаем к преодолению полосы препятствий, это делает четвероногих бесстрашнее. К примеру, подъем по вертикальной лестнице приучает животное не бояться высоты, а проходя 10-метровый лабиринт под землей, собака учится находиться в темном пространстве, не испытывая стресса. Это очень важное упражнение, ведь в реальных боевых условиях она может оказаться в окопе. 

Затем начинается курс специальной дрессировки — хвостатым прививают умение искать и обнаруживать взрывоопасные штуки, установленные в грунте, на поверхности земли либо внутри предметов. Конечно, в учебном центре саперы используют и обычные миноискатели. Но основной упор делается на обучение специалистов работе с собаками — у этих животных неоспоримое преимущество перед техникой. 

— Любой миноискатель реагирует на предмет, в основном металлический, который находится в грунте, но не способен подтвердить наличие в нем взрывчатого вещества. Собака же обладает уникальным обонянием, благодаря чему ищет не металлический объект, а именно запах взрывчатки, причем спрятанной в любой оболочке — деревянной, металлической, всякой, — поясняет преподаватель. — К тому же миноискателю подвластен лишь прилегающий к поверхности слой — до 15 см, а собаки могут обнаружить «опасность» на глубине до 40 см. Однажды был случай, когда взрывчатку закатали в бетонный блок размером метр на метр, и собака ее нашла. Представляете, какой нюх!..

Самый надежный вариант разминирования территории — совместные усилия сапера с миноискателем и животного. Там, где псу могут помешать препятствия, к примеру, высокая трава или осколки стекла, выручит прибор. 

— Важнее всего — создать из вожатого и собаки команду, они должны стать единым целым, — добавляет майор. — Для работы с четвероногими отбирают контрактников, чтобы их совместная служба длилась дольше. Ведь призывник отслужил год — и домой, ему самому неприятно расставаться с собакой, и для нее это огромный стресс. 

Старший сержант Максим Морозов приехал в учебный центр из Кемеровской области. Он уже восемь лет служит в 74-й гвардейской мотострелковой бригаде в Юрге. Здесь познакомился со своей новой воспитанницей, бельгийской овчаркой Жаклин.

— Мы с ней сразу нашли друг друга. Она импульсивная, темпераментная, но при этом очень умная и добрая, — говорит Максим.

Ему впервые предстоит работать с малинуа, они идеально подходят для минно-розыскной деятельности.

— Если все делать поэтапно, то научить собаку находить взрывчатку несложно. Однако нужно каждый день совершать 50–60 однообразных повторов одного упражнения, чтобы выработался рефлекс, — объясняет Морозов. — Сначала мы играем в игру: раскладываем в разных местах корм, как только собака его находит, хвалим — вкусняшкой или игрой. При этом работать с сытым животным нельзя, необходимо полуголодное состояние. Затем мы выкапываем узкую ямку, куда не пролезет собачий нос, и смешиваем запах корма с запахом взрывчатки. В итоге собака думает, что ищет еду, а на самом деле взрывчатое вещество.  

В скором времени Жаклин предстоит освоить эту хитроумную тактику, а потом отправиться покорять сибирские морозы, которые она должна стойко вынести, конечно, при наличии теплой будки. Максим со своей воспитанницей будут проверять зрительные залы и стадионы перед началом массовых мероприятий, а что еще выпадет на их долю — неизвестно. Ведь в армии в любое время может поступить самый неожиданный приказ.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть