Грозит ли Франции война?

15.01.2015

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Во Франции продолжается расследование терактов, произошедших в Париже с 7 по 9 января. Полиция пытается выяснить обстоятельства совершенных преступлений, выйти на след возможных сообщников, установить происхождение оружия, источники финансирования и причастность к побоищу Аль-Каиды и «Исламского государства».

Следствию предстоит также ответить на вопрос, почему за террористами перестали следить французские спецслужбы — в то время, как братья Саид и Шериф Куаши оставались в «черных списках» Соединенных Штатов. Да и эксперты на протяжении последних месяцев не раз предупреждали: теракты неизбежны — вопрос лишь в том, где и когда они произойдут. В конце прошлого года «Исламское государство» распространило видеозапись с требованием к своим бойцам начать джихад: «Взорвите Францию! Пусть от нее останутся лишь осколки!»

Сегодня следствие рассчитывает получить информацию от задержанного в Болгарии Фрица-Жоли Жоашена, подозреваемого в связях с парижскими террористами. Стало известно, что у Амеди Кулибали, захватившего заложников в магазине кошерной еды, был как минимум один сообщник, личность которого сейчас устанавливается. Сам Кулибали заявил в видеозаписи, попавшей в соцсети, что находился в постоянном контакте с братьями Куаши. Кроме того, продолжается розыск жены Кулибали, 26-летней Хаят Бумедьен. Согласно последним данным, она покинула Францию и через Турцию перебралась в Сирию.

По-прежнему остаются неизвестными и обстоятельства гибели 45-летнего комиссара Эльрика Фреду, который участвовал в расследовании налета на редакцию Charlie Hebdo. Предположительно, он покончил с собой после встречи с родственниками погибших, но это еще предстоит доказать.

Тем временем в стране сохраняется максимальный уровень террористической угрозы. Глава правительства Манюэль Вальс с трибуны Национального собрания объявил «войну против радикального ислама». Премьер сообщил о создании в тюрьмах специальных зон, где будут содержаться экстремисты, а их сегодня за решеткой, по некоторым данным, насчитывается несколько сотен. Места заключения, отмечают в МВД, стали рассадниками религиозного интегризма и подготовки терактов. «Тюрьма — это, черт подери, лучшая школа для преступности, — заявил Кулибали в 2008 году газете «Монд». — На прогулке ты встречаешь одновременно корсиканцев, басков, мусульман, грабителей, воров, наркодилеров, убийц».

Со своей стороны, Марин Ле Пен собирается обнародовать собственный план борьбы с исламистами. Его основные моменты уже известны: приостановление действия Шенгенских соглашений, незамедлительное разоружение пригородов, лишение французского гражданства тех, кто отправился сражаться на Ближнем Востоке в отрядах джихадистов.

«Мы должны вооружаться, — взывает газета «Фигаро», — морально, политически, юридически. Слишком долго во имя извращенно понимаемых гуманизма и расизма мы проявляли благодушие в отношении наших злейших врагов». Власти проявляли «республиканскую» терпимость, шли на бесконечные уступки, а то и просто капитулировали. Политкорректность мешала называть вещи своими именами. Тем временем Евросоюз демонстрировал поразительную коллективную близорукость.

Правда, пока парижская прокуратура возбудила дело по статье «апологетика терроризма» в отношении комика Дьедонне. Побывав на парижском «марше солидарности», он написал в своем Facebook, что теперь чувствует себя «Шарли Кулибали». То есть поддерживает убийцу, расценили французские правоохранители.

Зато новый номер Charlie Hebdo, на обложке которого красуется пророк Мухаммед с табличкой «Я — Шарли» и надпись «Все прощено», поступил в продажу сразу в 25 странах мира. Тираж еженедельника вырос с обычных 60 тысяч до рекордных пяти миллионов. Свежий выпуск тут же вызвал протесты среди мусульман Франции и других государств, в частности арабских. Так, в Египте религиозные лидеры назвали публикацию «необоснованной провокацией против полутора миллиардов мусульман всего мира».

Французские эксперты опасаются, что очередные карикатуры могут вызвать не только протесты мусульманской части населения — а это примерно 6 млн. человек — но и повлечь за собой новые террористические акции. «Напряженность нарастает. Котел уже готов взорваться», — заявил газете «Фигаро» представитель мусульманской ассоциации парижского пригорода Дранси Джамель Генауи. «Дезориентированная молодежь последует за любым героем или трибуном, который выйдет на сцену», — убежден Надер Алами, руководитель ассоциации «Исламопси» в пригороде Женвилье.

Не случайно в дни траура во французских школах имели место многочисленные инциденты. В одной из них, в департаменте Сен-Сен-Дени, примыкающем к Парижу, 80 процентов учащихся отказались помянуть минутой молчания погибших. Учительница в своем Facebook рассказала, что школьники приветствовали ее словами: «Я за тех, кто устроил расправу. Они пожали то, что посеяли своими провокациями». «Я бы сам убил этих типов из Charlie Hebdo, — объявил лицеист из парижского пригорода Обервилье. — Я видел их рисунки. Они шокируют».

По удивительному совпадению, в день расстрела редакции, 7 января, вышел в свет новый роман популярного писателя Мишеля Уэльбека «Покорность». (Правда, после того, как стало известно о теракте, Уэльбек решил приостановить раскрутку книги. По словам литературного агента Уэльбека Франсуа Самуэльсона, романист глубоко потрясен гибелью своего друга, писателя Бернара Мариса, который оказался в числе жертв террористов). Действие романа-утопии происходит в 2022 году. Франция на грани гражданской войны. Радикальные исламисты мечтают погрузить страну в хаос. В этот судьбоносный для страны момент во второй тур президентских выборов, по сюжету, выходят Марин Ле Пен и лидер умеренного «Мусульманского братства» Мохаммед Бен Аббас, которого поддерживают и социалисты, и традиционные правые силы. В результате мусульманин становится президентом Франции. Новые власти вводят полигамию, наводят порядки в пригородах и решают проблему безработицы. Чтобы сохранить свое место, герой романа профессор Сорбонны Франсуа, альтер эго самого романиста, как и многие французы, проявляет покорность и переходит в ислам.

Сбудется ли прогноз Уэльбека, который претендует на звание ясновидца, не известно. Однако, согласно опросам, около 70 процентов французов считают, что ислам прогрессирует в их стране слишком быстро, а 43 процента и вовсе убеждены, что мусульманская община представляет собой угрозу национальной самобытности.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть