Облико Моралес

23.10.2014

Софья ХАРБИХ

В воскресенье, 26 октября, боливийскому лидеру исполняется 55 лет. Впрочем, благодарный народ уже преподнес ему подарок, лучше которого в большой политике просто не существует. На днях Эво Моралес в третий раз был избран президентом Боливии. А ведомая им партия «Движение к социализму» по итогам волеизъявления граждан сохранила большинство в обеих палатах парламента. 

…Мальчишкой он отличался отменными лидерскими качествами и незаурядным чувством юмора, хотя жизнь в далеком департаменте Оруро не располагала к веселью. Плохое питание, бедная лачуга, смерть четырех братьев от болезней, вызванных нищетой, тяжкий физический труд. Когда семья в поисках работы перебралась в Аргентину, Эво познал все тяготы нелегальной миграции: пока родители гнули спины на плантациях тростника, он продавал мороженое, работал на кирпичном заводе. «Представьте себе, до 14 лет я не знал, что такое нижнее белье», — вспоминает нынешний президент. 

Кто бы мог предположить, что мальчик из бедной индейской семьи взлетит так высоко? Разве только он сам. Однажды во время школьной экскурсии Эво оказался в резиденции боливийских лидеров — Дворце Кемадо. Дети ожидали увидеть тогдашнего главу государства, но тот к ним не вышел. Именно тогда подросток заявил огорченным товарищам: «Ничего, когда-нибудь я стану президентом и сделаю вас министрами». А потом добавил: «Когда это произойдет, я выслушаю каждого, кто захочет со мной пообщаться». 

Впереди были еще долгие годы лишений и борьбы, но вот, к началу нулевых Моралес — признанный лидер оппозиции, собравший в единый кулак индейские крестьянские массы, протестующие против правительственного политического курса, направляемого американскими корпорациями и их представителем — президентом Санчесом де Лосадой. В какой-то момент противостояние достигает апогея, ставленник Белого дома укрывается в Майами, а в Боливии назначаются свободные выборы. В декабре 2005-го на них побеждает Хуан Эво Моралес Айва, становясь первым представителем коренного населения во Дворце Кемадо. «Мы победили. Аймара, кечуа, чикитанос и гуарани, впервые мы стали президентами», — выступает новоизбранный 65-й глава государства перед ликующими массами, заполнившими улицы Ла-Паса. 

Программа Моралеса, позволившая ему победить, а затем еще дважды подтвердить свое лидерство, незамысловата, но патриотична и высокоморальна.  

Национализация газовой отрасли, экономические и социальные реформы в интересах коренного населения, борьба за ограничение влияния Вашингтона на континенте, наконец, устранение ограничений для производителей коки. Надо сказать, кока для Боливии, сплошь покрытой едва проходимыми горами и сельвой, продукт архиважный, имеющий весьма условную связь с известным наркотиком. Практика жевания листьев коки стала здесь залогом выживания. Они содержат много питательных веществ, белка и витаминов, а сами кустарники растут в тех местах, где другие источники пищи недостаточны. Издревле кока также использовалась, чтобы подавить чувство сонливости и головные боли, связанные с низким давлением в горах. Кстати говоря, именно желание Вашингтона взять экспорт коки под свой контроль, разрешив ее производство ограниченному кругу компаний, и привело на стыке тысячелетий к жесткому противостоянию между боливийским крестьянством и властью, которое закончилось победой Эво Моралеса.

И все же событие, перевернувшее историю Боливии, нельзя назвать случайным подарком небес. За харизматичного индейца с марксистской книгой под мышкой сыграла сама логика исторического развития. Его приход к власти невероятно органично вписывается в общий латиноамериканский поворот налево. Придя к власти, Моралес оказался среди целой группы единомышленников. Фидель Кастро, Луис Инасиу Лула да Силва, Нестор и Кристина Киршнер, конечно же, Уго Чавес, а также другие латиноамериканские лидеры искренне приветствовали появление нового союзника. Многие из них на первых порах оказали ему реальную помощь.   

Выполняя предвыборные обещания, Моралес объявил о пересмотре контрактов с крупнейшими транснациональными игроками. Так, например, филиалы иностранных компаний, занятые в нефтегазовом секторе, должны были уступить контрольные пакеты государству, которое также взяло на себя обязательства по определению условий, объемов и цен на нефтепродукты как для внутреннего рынка, так и для экспортных поставок. Причем 82% доходов шли в госбюджет и только 18% возвращались нефтекомпаниям.  

Подобные реформы затронули все стратегические отрасли. Добыча олова, водопроводы, предприятия металлургии, электроэнергетика, транспортная система, телекоммуникации — все возвращалось в руки государства. Американские, французские, швейцарские, итальянские, немецкие, испанские компании сократили свои доли, получив в обмен компенсации из тех финансовых излишков, которые стало приносить умелое управление нефтегазовыми ресурсами страны. 

В свою очередь семь президентских декретов о перераспределении земельного фонда сделали беднейшие слои населения Боливии, в основном крестьян, представляющих коренные индейские народы, собственниками и полноправными владельцами занимаемых территорий, сельскохозяйственной техники, дали им возможность получать беспроцентные государственные ссуды.

В 2009 году проходит общенациональный конституционный референдум. Согласно нововведениям, за государством де-юре закреплялся контроль над ключевыми секторами экономики, природные ресурсы провозглашаются народным достоянием всех боливийцев, католицизм лишается статуса официальной религии. 

Во внешней политике, между тем, Моралес становится последовательным критиком зоны свободной торговли, в которую США смогли завлечь Перу и Колумбию, поддерживает Венесуэлу и Кубу, законное правительство Сирии и снятие санкций с Ирана. «Сегодня, простите за мой французский, иметь отношения с Вашингтоном все равно, что есть дерьмо», — не церемонится Эво и резюмирует: «Я за деколонизацию!» 

Американцы, разумеется, платят ему черной взаимностью. Так, в июле 2013 года президентский самолет Моралеса, направлявшийся домой из России, по требованию США получил отказ в дозаправке во Франции, Португалии, Италии и Испании, а затем и вовсе подвергся унизительному 12-часовому досмотру в аэропорту Вены. На борту искали Эдварда Сноудена, подозревая, что тот подобным способом покидает границы Российской Федерации. 

Сам факт того, что в Белом доме полагали такую возможность, говорит о многом. Конечно, отношения между Москвой и Ла-Пасом все более укрепляются торгово-экономическими связями, особенно в нефтегазовой, горнорудной и энергетической сфере, увеличиваются потоки российских инвестиций и технологий, продажи военной техники. Однако очевидно и то, что наши государства сегодня сближает нечто большее, нежели обычное экономическое партнерство. 

…Боливия Эво Моралеса медленно, но верно выкарабкивается из бедности. В 2014 году ее экономика, по данным ООН, увеличится на 5,5%, по темпам роста занимая первое место в Южной Америке, а среди всех латиноамериканских стран уступая лишь Панаме (6,75%). Этот год не является каким-то особенным. К 2013 году среднедушевой ВВП достиг отметки в 2868 долларов, в то время как в 2003-м равнялся всего 918.

Успехи социального патриотизма Эво Моралеса не могут не впечатлять. Но что впечатляет одних, нередко остро жалит других. Вот почему попытки покушений и «оранжевых революций», инспирированные Вашингтоном против настоящего индейца, не прекращаются. Надеяться на почетные мирные условия ему не приходится. Да он и не собирается. Недаром свою очередную победу на выборах аймара посвятил Уго Чавесу и Фиделю Кастро. Великая боливарианская революция, ставящая своей целью освобождение Латинской Америки от диктата дяди Сэма, продолжается.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть