Синьора Комиссар

08.09.2014

Андрей ЯШЛАВСКИЙ, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН

Она говорит, что Россия больше не стратегический партнер Евросоюза и призывает НАТО наращивать мускулы. Неужели в гнезде европейской дипломатии поселилась новая «ястребица»? Все не так просто. Утвержденная верховным представителем ЕС по иностранным делам Федерика Могерини — точно не из числа апологетов «холодной войны». Хотя и на голубя мира пока не слишком тянет. Что же она за птица?

Могерини взлетела на вершину европейской внешней политики с удивительной скоростью. Ее дипломатический стаж формально очень невелик — она получила кресло министра иностранных дел в кабинете нового премьера Италии Маттео Ренци лишь в конце февраля.

Ее назначению на пост верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности, а фактически — «министра иностранных дел» единой Европы, активно противодействовали восточноевропейские страны и примкнувшие к ним Великобритания и Швеция. То есть государства, которые сегодня чаще других выступают против России. И противодействовали именно по той причине, что итальянку заподозрили в симпатиях к Москве. (Скажем, президент Литвы Даля Грибаускайте так и не проголосовала за Могерини, даже когда все было понятно и процедура превратилась в формальность.)

Баталии вокруг кандидатуры нового представителя по иностранным делам тянулись два месяца. В Твиттере была запущена кампания с красноречивым хэштегом #stopfederica. «Неверный выбор для Европы», — уверяли критики. Прокремлевская, слабая, неопытная, некомпетентная, чересчур молодая… В каком-то смысле обвинения звучали в адрес не столько Могерини, сколько Италии, представляющей ту самую «старую Европу», которая порой может резко критиковать Россию, но в целом не страдает русофобией, предпочитая прагматический подход к отношениям с Москвой.

Стоит ли удивляться, что на фоне подобной критики Могерини не спешит изливать елей в нашу сторону. Напротив, получив новое назначение, она сделала несколько антироссийских выпадов. Отбиваясь от обвинений в симпатиях к Путину, итальянка даже специально подчеркнула, что в разгар украинского кризиса она сначала посетила Киев, а лишь потом Москву.

Ставили Федерике в вину и дипломатическую неопытность. (Хотя ее предшественница — баронесса Эштон — тоже не блистала до своего назначения главой «европейского МИДа»). На это г-жа Могерини парирует: у меня есть 20-летний опыт участия во внешнеполитических и европейских делах — и во время работы в группах гражданского общества, и в комитете по иностранным делам итальянского парламента. Будучи депутатом, она представляла Италию в парламентской ассамблее НАТО. Так что не слишком-то убедительно звучат голоса, называющие итальянку неопытной в международных вопросах.

Молодость же (если 41 год — и вправду молодость) — это точно не порок. Тем более, учитывая, что в политику Федерика пришла 15-летней юницей, получив членский билет Итальянской федерации коммунистической молодежи. Позже, после роспуска компартии, она вступила в молодежную секцию нынешней Демократической партии (левоцентристского объединения, не раз менявшего свое название), а в 2003 году стала членом партийного комитета по международным делам. Наконец, шесть лет назад ее избрали в итальянский парламент.

В отличие от баронессы Эштон, говорящей лишь на родном английском, Могерини свободно владеет английским, французским, а вдобавок еще немного испанским (не считая, конечно, итальянского). Разве это не плюс? Тем более что утвержденный одновременно с ней президентом Европейского совета польский премьер Дональд Туск в иностранных языках слаб, хоть и пообещал «отполировать» свой английский.

Есть еще один немаловажный аспект, объясняющий нежелание некоторых еврочиновников поддержать карьерное возвышение Федерики Могерини — будучи главой итальянского МИДа, она предложила в целях уменьшения расходов урезать зарплату дипломатам. Европейским коллегам эта инициатива по вкусу явно не пришлась. А ну как итальянка предложит такое на уровне ЕС?..

— Я вижу, что вызовы сегодня весьма велики, — говорит Могерини, обещая бросить всю свою энергию на работу в интересах граждан Евросоюза. «Кризис везде вокруг Европы. Кризис на европейской земле — на Украине. Кризис также от Ирака и Сирии до Ливии», — признает она, понимая, что именно ей выпала стезя этакого «антикризисного управляющего». (Наследство, которое оставляет после себя баронесса Эштон, — сплошные политические долги да просроченные векселя).

Профессиональный политолог Могерини, хорошо разбирающаяся в проблемах политического ислама, не может не понимать, откуда на самом деле дуют ветры, угрожающие Европе. И не только в свете того, что Брюссель тратит уйму сил и средств на борьбу с нелегальной иммиграцией из стран Северной Африки и Ближнего Востока. Но также с учетом той опасности, которую представляет сегодня рост активности группировки «Исламское государство Ирака и Леванта». Вот еще одна тема, которая естественным образом должна сближать ЕС и Россию. Общий безжалостный враг в лице ИГИЛ и «Аль-Каиды» гораздо страшнее и опаснее, нежели споры из-за Украины. Не только общие интересы, но и общие угрозы обрекают Европу и Россию на партнерство.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть