Ольга Куликовская-Романова: «Важно, чтобы династия вернула себе доброе имя»

21.06.2013

Михаил ТЮРЕНКОВАндрей ХВАЛИН

«Культура» встретилась с Ольгой Николаевной Куликовской-Романовой — председателем Благотворительного фонда великой княгини Ольги Александровны, вдовой родного внука императора Александра ΙΙΙ и племянника Николая II Тихона Николаевича Куликовского-Романова.

культура: Сегодня в России отмечается 400-летие Дома Романовых. Конечно, происходящее несравнимо с мероприятиями вековой давности, но могли ли Вы с Тихоном Николаевичем надеяться на нечто подобное, когда познакомились с ним?

Куликовская-Романова: Действительно, сто лет назад это событие широко отмечалось в стране и во всем мире. Сегодня, благодаря усилиям Русской православной церкви в Отечестве и за границей, а также региональных российских властей юбилейные торжества имеют широкий церковно-народный размах. На общегосударственном уровне внимание скромнее. Но даже о таком мы тридцать лет назад и мечтать не смели.

культура: Как Вы познакомились с князем?

Куликовская-Романова: Когда я жила в Венесуэле, бывшие офицеры Ахтырского гусарского полка, шефом которого была великая княгиня Ольга Александровна, узнав, что я еду в Канаду, попросили меня передать ее сыну Тихону Николаевичу некоторые документы и полковые реликвии. Так мы познакомились и стали дружить семьями. Позже, овдовев в один год, решили связать наши судьбы.

культура: Какое отношение к царской семье сложилось у Вас в детстве и юности?

Куликовская-Романова: Родившись в Югославии в семье боевого царского офицера, участвовавшего в Гражданской войне, я с детства воспитывалась на традициях исторической России. Даже зрительно образ родины сформировался по картинкам из дореволюционного журнала «Нива», подшивку которого принес домой отец. По заметкам в журнале познакомилась и с русской азбукой. Эвакуированный из Новочеркасска в Югославию Мариинский Донской институт благородных девиц, где я училась, находился под Высочайшим покровительством королевы Югославии Марии. Мы, институтки, даже вышивали ей собственными руками незатейливые подарки. А затем лучших девочек отправляли преподнести Ее Величеству наше рукоделие к какому-либо большому празднику. Классы наши имели названия русских городов — «Москва», «Киев»… Учились мы по образовательным программам царского времени, где первым предметом был Закон Божий. Нас воспитывали православными русскими людьми, любящими царскую Россию. Мы не задумывались о монархизме, мы им жили.

культура: Каким человеком был Ваш супруг?

Куликовская-Романова: Человеком Тихон Николаевич был и остается в людской памяти замечательным. И это не только мое мнение как вдовы, но и всех, кто его знал. Получивший воспитание при Датском королевском дворе, Тихон Николаевич обучался в русских гимназиях Берлина и Парижа, окончил военное училище и дослужился в Датской королевской гвардии до чина капитана. Он занимал высокое положение в монархическом движении русского зарубежья, являясь арбитром Высшего монархического совета. Первым из династии Романовых на рубеже 1980-90-х годов откликнулся на обращение православно-монархической общественности России. Для многих Тихон Николаевич был символом веры, порядочности и любви к Отчизне.

Всю жизнь он увлекался изготовлением оловянных солдатиков, которые сам же раскрашивал по цветам формы полков разных армий мира. У нас дома хранится уникальная коллекция этих солдатиков, сделанных его руками. И вот незадолго до внезапной кончины Тихона Николаевича в его личном дневнике появляется запись: «Очищение полки с незаконченными фигурками, ожидавшими лишь раскраски, — сознание «конца». И далее: «Я хочу, чтобы люди, которых я люблю, были вместе. Меня мучает, что будет после меня? Не ссорьтесь…» Мне эти строки Тихона Николаевича напоминают завещание святого царя: «Не зло победит зло, а только любовь!»

культура: Насколько реально, на Ваш взгляд, восстановление царствующего Дома Романовых?

Куликовская-Романова: В очередной раз хочу напомнить позицию моего супруга: не монархические партии, не ученые-историки и юристы решат вопрос о будущем России, а только воля Божия и русского народа, высказанная свободно на державном церковно-государствен­ном Соборе.

культура: Широко известна история с генетической экспертизой предположительных останков царской семьи. Вы с ее результатами не согласны, как не признает их и Русская православная церковь. Почему?

Куликовская-Романова: После канонизации царской семьи Архиерейским собором Русской православной церкви в 2000 году (Зарубежная церковь сделала это в 1981-м) их честные останки, если таковые будут обретены в будущем, станут почитаться верующими как святые мощи. В этом отношении нельзя допустить сомнений или двусмысленности. Решение же Государственной комиссии об идентификации найденных под Екатеринбургом останков как принадлежащих семье императора Николая II вызвало серьезные сомнения.

Поскольку с тех пор, насколько мне известно, не было новых результатов научных изысканий в этой области (а те, что выдаются за новые — все те же старые песни на новый лад), захороненные 17 июля 1998 года в Санкт-Петербурге «екатеринбургские останки» на сегодняшний день не могут быть признаны Церковью принадлежащими царской семье. Поэтому необходимо поставить вопрос о перезахоронении останков этих неизвестных, но ведомых Богу екатеринбургских мучеников в подобающем для сего случая месте. Когда мы встречались недавно в Екатеринбурге со Святейшим патриархом Кириллом, он опять сказал о высокой ответственности первосвятителя и подтвердил неизменность позиции Церкви в вопросе о так называемых «екатеринбургских останках».

культура: Вы активно участвуете в общественной жизни, часто бываете в России, возглавляете Фонд имени Вашей свекрови великой княгини Ольги Александровны. Расскажите об этой деятельности...

Куликовская-Романова: Сестра царя-страстотерпца всю свою жизнь оставалась верна идеалам добра и милосердия. При жизни она не только создавала и попечительствовала десяткам богоугодных заведений, но организовала и возглавила собственный госпиталь для раненых в годы Первой мировой войны. Мы поставили своей целью вернуть светлый образ великой княгини. Не просто рассказывая в кругу новых друзей об этой прекрасной русской женщине, а воплощая в реальные дела ее жизненный девиз: «Быть, а не казаться!»

Оказанная нами помощь нередко выручала людей из беды, а случалось — и сохраняла жизнь. Наиболее крупные, общероссийского значения благотворительные акции фонда — это помощь жителям и монашествующим Валаама, Соловков, пострадавшим от землетрясения на Сахалине. Возрождая исторические русские традиции, наш фонд подготовил обширную юбилейную программу к 400-летию Дома Романовых. Мы начали Год династии Романовых проведением в январе-феврале во Владивостоке выставки «Акварели великой княгини Ольги Александровны». Работы великой княгини демонстрировались в лучших музеях Вашингтона, Москвы и Санкт-Петербурга, их знают и в Тюмени, Екатеринбурге, Ярославле, Костроме, Тобольске, Липецке, в таких небольших городах, как Балашиха и Одинцово — везде они встречали теплый прием. Особенностью нынешней юбилейной выставки является то, что на ней представлены подлинные вещи царской семьи, великой княгини Ольги Александровны и других членов Дома Романовых.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть