И на Нотр-Даме будут яблони цвести?

13.06.2019

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Проект Kiss The Architect (Кипр)Французский парламент принял Закон о восстановлении Собора Парижской Богоматери. За тем, как продвигаются работы в одном из главных соборов мира, следит корреспондент «Культуры».

Катастрофы, произошедшей в апреле, можно было избежать, если бы своевременно были приняты необходимые меры. Сотрудники службы безопасности частной компании «Элитис» на протяжении нескольких лет сигнализировали в разные ведомства, включая Региональное управление по вопросам культуры парижского региона, о недочетах противопожарной системы, но им всегда отвечали одно и то же: «Собор стоит больше 800 лет и просто так не загорится». Во время проведения ремонтных работ в последние годы, в том числе и непосредственно перед пожаром, там находились легковоспламеняющиеся материалы. Когда об этом доложили одному из архитекторов, он ответил: «Не страшно. Ничего не может случиться, нет такой ситуации, которую мы не смогли бы держать под контролем».

Более того, рабочие курили на стройке — найдены бычки, а 15 апреля, в день ЧП, за безопасностью наблюдал всего один сотрудник, и тот новичок. Он сразу отреагировал на первый сигнал тревоги, однако огонь обнаружили лишь при повторном оповещении, когда на крыше собора вовсю полыхало пламя. Драгоценное время было упущено. К такому заключению пришла газета «Монд» после проведения собственного расследования.

Со своей стороны, несколько десятков полицейских и экспертов на протяжении почти двух месяцев собирают вещдоки в надежде установить причину возгорания. Труднодоступные места под крышей обследуют дроны. Результаты передадут следователям, которые попытаются выявить виновных. Весь этот процесс грозит растянуться на многие годы.

«Нотр-Дам — это тяжелобольной, который пока не стоит на ногах», — ставит диагноз главный архитектор исторических памятников страны Филипп Вильнёв, в чьем ведении находится собор. Прежде чем начнутся восстановительные работы, более ста каменщиков, стекольщиков, плотников, столяров, краснодеревщиков укрепят каркас и основные структуры. Эксперты опасаются, что после пожара собор потерял устойчивость и может рухнуть из-за сильного ветра или ливня. Специалисты пытаются оценить ущерб, нанесенный камню огнем, водой, а также 250 тоннами расплавленного свинца, которым была покрыта кровля. В начале осени над крышей раскроют гигантский зонтик, который защитит собор от дождей и непогоды.

Расчисткой завалов в опасных местах занимается робот. Идет инвентаризация святынь и произведений искусства. Не пострадали ни Терновый венец Христа, ни Туника Святого Людовика, ни многие картины, витражи, которые недавно сняли.

Проект Матьё ЛеаннёраЗа ходом реставрации следит лично президент Франции. Эмманюэль Макрон обещает, что к Олимпийским играм 2024 года святыня будет полностью отреставрирована. Создана специальная госструктура, которая будет руководить всеми работами вместе с мэрией и Парижской епархией. Возглавит новое ведомство бывший начальник армейского генштаба 70-летний Жан-Луи Жоржелен, привыкший действовать решительно: «Нет ничего невозможного для французского генерала». Учитывая исключительную важность операции, он получил кабинет прямо в Елисейском дворце — резиденции главы государства. Макрон хочет войти в историю как государственный деятель, вернувший знаменитый собор не только Франции, но и всему человечеству.

Глава государства пообещал: «Нотр-Дам будет еще прекраснее, чем раньше. Ответственность я полностью беру на себя». Такая поспешность Макрона спровоцировала ожесточенную полемику, в которую вступили политики, парламентарии, предприниматели, архитекторы, историки, урбанисты и рядовые граждане. «Нотр-Дам становится погремушкой Макрона», — ехидно замечает интернет-издание «Медиапарт». «Речь идет о восстановлении Нотр-Дам Парижа, а не Нотр-Дам Елисейского дворца», — напоминает сенатор — социалист Давид Ассулин. «Недопустимо устраивать аврал при реставрации главного французского памятника-символа», — возмутились политические оппоненты, которые выступили против «стахановщины». «Консерваторы-традиционалисты» из правого лагеря хотят увидеть Собор точно таким, каким он был до катастрофы. Они требуют восстановить Нотр-Дам согласно нормам Конвенции ЮНЕСКО об охране всемирного культурного наследия. «Новаторы-обновленцы», преимущественно левые, ратуют за то, чтобы шагать в ногу с прогрессом, использовать новейшие материалы, технологии, не бояться смелых решений.

Многие архитекторы уже обнародовали свои варианты восстановления главной святыни Франции. Так, знаменитый зодчий Жан-Мишель Вильмотт, который возвел русский собор Святой Троицы на берегах Сены, предлагает создать взамен сгоревшего шпиля новый, целиком из стекла. По его замыслу, получится перекличка с пирамидой Лувра. Другой градостроитель считает, что на вершине собора необходимо установить прожектор, чей луч будет уходить высоко в небо — «поближе к Господу Богу». Существует проект, согласно которому кровля должна быть полностью покрыта витражами.

Проект Винсента Каллебаута (Бельгия)Среди совсем «безумных» идей — создание на крыше Нотр-Дам оранжереи. По замыслу автора, в ней можно будет выращивать фрукты и овощи и раздавать их на паперти неимущим. Самый авангардный прожект — построить на крыше бассейн. «Если Собор превратят в нечто ультрамодерновое, — предупреждает министр культуры Франк Ристер, — французы с этим не согласятся и будут правы».

Многие страны, включая Россию, предложили направить в Париж специалистов, однако Франция, судя по всему, предпочитает спасать «национальную святыню» собственными силами. Она гордится своими умельцами и многовековым опытом. Правда, денежные пожертвования, в том числе и из-за границы, по-прежнему принимаются с большим удовольствием.

Для реставрации уже собрано средств более чем нужно. Объем пожертвований в предварительном порядке оценивают в сумму от шестисот миллионов до одного миллиарда евро. И это еще далеко не финал. Правда, свой взнос — по 250 тысяч евро — намерены отозвать мэрии Лиона и Бордо, которые решили использовать эти деньги для собственных нужд. Некоторые деятели предлагают часть пожертвований передать на восстановление других церквей.

«Нотр-Дам — это дерево, за которым не видно леса, — утверждает президент Обсерватории религиозного наследия Эдуар де Ламаз. — Во Франции 42 тысячи церквей и часовен, из которых больше половины нуждаются в ремонте. За неимением средств некоторые из них идут с молотка, превращаются в супермаркеты, клубы, гостиницы».



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть