Женщин обижать рекомендуется?

05.06.2017

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

В северном Париже вокруг многолюдного бульвара Шапель между 10-м и 18-м округами образовался целый квартал, где дамам лучше не появляться. Им опасно показываться не только в кафе и ресторанах, но и на улицах, в скверах и даже в метро. Здесь правят бал мужчины, которые ведут себя по отношению к слабому полу крайне агрессивно.

«Женщин постоянно преследуют, — жалуется на страницах газеты «Паризьен» 50-летняя Натали, проживающая здесь около трех десятилетий. — Атмосфера невыносимая. Нас оскорбляют. Мы вынуждены, как можно реже бывать на улице. Некоторые вообще предпочитают сидеть дома. Молодые девушки никогда не выходят одни».

Местные жители, среди них торговцы, наркодилеры, карманники, бомжи, пьяницы, мигранты (специфика этого района связана с тем, что в нем преимущественно обосновались французы — потомки переселенцев из арабских стран и черной Африки), с бранью обрушиваются на девушек в юбках или обтягивающих брюках. Досаждают женщинам любого возраста. Недавно жертвой сексуальных домогательств при входе в подъезд стала 80-летняя дама, с тех пор она забаррикадировалась в своей квартире.

Орели (ей 38) боится за свою жизнь: «Мне страшно на улице. Соседнее бистро превратилось в точку, где собираются одни мужчины — часто пьяные. Если мне приходится идти мимо, на мою голову сыпется ругань. Дома я стараюсь не приближаться к окну. Еще недавно даже вечером спокойно ходила пешком от соседней площади Сталинграда до бульвара Шапель. Сегодня не рискую». Другая жительница, Лор, случайно попала в гущу потасовки и стала звать на помощь. К ней подошли двое с ножами, и женщина уже успела попрощаться с жизнью, но, к счастью, ей удалось бежать с «поля боя».

Жаловаться в полицию бесполезно, говорят дамы. По совету вице-мэра 18-го округа Надин Мезанс они решили организовать «экспедицию». Вместе, чтобы не было страшно, обследовать все так называемые запретные места и направить бумагу властям с требованием разобраться в ситуации. Одновременно они собирают подписи под петицией «Женщины обречены на исчезновение в центре Парижа». Ее адресуют столичной мэрии, префектуре полиции и прокурору Республики в надежде, что те примут меры и для начала увеличат число стражей порядка.

Полиция рапортует, что не сидит сложа руки. С января нынешнего года она провела десяток операций, выдворила из района 19 000 и арестовала 1161 человека, правда, практически всех вскоре отпустили. Мэрия и префектура уверяют: они в курсе проблемы и обещают создать новое полицейское подразделение, усилить контроль за районом, но до реальных дел руки пока не дошли.

«В нашей стране есть места, куда доступ слабому полу фактически закрыт», — признает экс-госсекретарь по правам женщин Паскаль Буастар. И то, что происходит на бульваре Шапель, постепенно распространяется не только на другие районы Парижа, но и на всю страну, предупреждает бывший член регионального совета Иль-де-Франс Селин Пина: «Франции больше не существует, в некоторых районах ее законы не соблюдаются. Там возвращается средневековье. Растет влияние джихадистов. Это не мешает некоторым политикам в поисках голосов заигрывать с исламистами».

Автор книги «Раньше мы боялись, что наши дети вырастут преступниками. Теперь нам страшно, что они станут террористами» Надия Ремадна создала ассоциацию «Бригада матерей». Если ничего не изменится, предупреждает она, через пять лет Франции придет конец. Республиканские порядки вытесняются религиозными. Усиливается воздействие тех, кого Надия называет «мачо-интегристами». Молодежь в пригородах мечтает о родине своих родителей Алжире, который идеализирует. Ремадна убеждена, что это проблема одновременно традиций, культуры и религии. Мусульманские догмы задвигают на второй план равенство полов. «Ислам начинает заменять уголовный кодекс, — говорит Азиза Сайях. — Все запрещено. Нельзя то, нельзя это. Не носи юбку, не пользуйся макияжем. Оставайся незаметной».

Иногда по телевидению идут передачи, которые приоткрывают завесу над реальной ситуацией. Так, канал «Франс‑2» показал небольшой репортаж из городка Сервана, что во взрывоопасном департаменте Сена-Сен-Дени. Надия Ремадна и другой член «Бригады матерей» Азиза Сайях со скрытой камерой пришли в кафе, где собираются только мужчины. Их появление вызвало негодование. «Вы здесь не в Париже, а в Серване, — пригрозил им один из завсегдатаев. — Это наш блед» (то есть алжирская деревня — «Культура»). В соцсетях авторов репортажа сразу обвинили в расизме и даже фашизме, пригрозили расправой.

Однако немало француженок-мусульманок против любой «эмансипации» или «феминизации». «Зачем, спрашивается, я пойду в кафе? — недоумевает перед камерой женщина в хиджабе. — Что мне там делать?!» В городке Рильё-ля-Пап рядом с Лионом активистки попытались устроить марш в защиту прав женщин, но поддержали их лишь несколько человек.

Множатся антифранцузские выходки. Пожилая жительница Ниццы в майке, украшенной картой Франции, хотела зайти в кафе. Ее не пустил хозяин: «Не трудитесь смотреть меню. Я вас не обслужу.»—«Почему?»—«Потому что я за арабов». Когда женщина уходила, он плеснул ей стакан воды в спину.

Найдут ли власти в себе силы изменить ситуацию или вскоре знаменитое французское «Cherchez la femme» из выражения превратится в суровую реальность и настоящих парижанок придется искать днем с огнем?

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть