Стросс-Кан возвращается, или Руаяль в кустах

24.06.2015

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Бывший глава Международного валютного фонда Доминик Стросс-Кан (ДСК) объявил о своем возвращении, опубликовав в микроблоге шутливое сообщение: Hello Twitter! Jack is back.

Мгновенно облетевшая информационные агентства новость удивила не только близких ДСК, но и политический бомонд. Все полагали, Стросс-Кану понадобится много времени, чтобы восстановиться после изнурительных судебных марафонов, растянувшихся на долгие четыре года. «На долю Доминика выпали ужасные испытания, — вздыхает его друг, генеральный директор фонда Жана Жореса Жиль Финкельштейн. — Они могли сломить даже столь сильного человека, как ДСК, но он стойко перенес все удары судьбы».

ДСК дебютировал в Twitter спустя несколько дней после того, как суд Лилля признал его невиновным в организации подпольной сети борделей. Подобные обвинения грозили Стросс-Кану десятилетним заключением. Однако Фемида их отвергла, а по поводу остального напомнила, что занятия сексом — в том числе экстремальным — не караются законом.

Сразу после оглашения приговора ДСК ретировался в свою марокканскую резиденцию неподалеку от Марракеша вместе с очередной подругой — 46-летней Мириам Л’Ауффир.

Итак, Стросс-Кан возвращается. Но куда? В большую политику? В бизнес? На роль высокооплачиваемого оракула международных финансовых структур? Или 66-летний бонвиван решил пожить в собственное удовольствие?

Похоже, ДСК и сам пока до конца не определился. Сегодня Стросс-Кан принимает гостей на своей вилле, ведет негласные переговоры с бывшими коллегами по МВФ и гастролирует с лекциями по всему миру. ДСК входит в состав руководства Всероссийского банка развития регионов и Российского фонда прямых инвестиций. Консультирует марокканского короля Мохаммеда VI и других глав государств и правительств. Но разве этого достаточно для суперамбициозного человека, который имел все шансы стать главой Франции, — задаются вопросом аналитики.

«Если Доминик решит вернуться в политику, для него откроются все двери. Он блестящий финансист и экономист», — подчеркивает бывший министр, глава Института арабского мира в Париже Жак Ланг. Действительно, людей такого масштаба на Западе раз-два и обчелся. Не случайно подавляющее большинство французов убеждены: ДСК был бы куда лучшим президентом, чем Франсуа Олланд. Более того, чтобы вывести страну из кризиса, французское правительство взяло на вооружение идеи Стросс-Кана.

Остается неизвестным, как отреагировал Олланд на камбэк бывшего соперника. Ходят слухи, что нынешний хозяин Елисейского дворца занят поэтапной «интронизацией» своей спутницы — 43-летней актрисы Жюли Гайе. 18 июня они впервые появились вместе на официальном мероприятии, посвященном 75-летию знаменитого радиообращения генерала де Голля с призывом начать борьбу против фашистской оккупации Франции. Правда, Жюли сопровождала своего деда — участника Сопротивления Алена Гайе.

Жюли Гайе

Жюли и Франсуа не склонны форсировать события. «Тем не менее у нее уже аллюр первой дамы», — констатируют светские хроникеры. Мадемуазель Жюли все чаще ночует в президентской резиденции, меняет дворцовую мебель, извлекая антиквариат из государственных запасников, передвигается по городу на государственном автомобиле. Говорят, к актрисе даже приставили охрану из трех полицейских. На содержание возлюбленной Олланда идут деньги налогоплательщиков, негодует оппозиция.

Близость к главе государства помогла Жюли стать востребованной, как никогда. Ей щедро предлагают новые роли, приглашают то на Каннский, то на Авиньонский фестивали. Присутствие Жюли обеспечивает беспрецедентный пиар любого мероприятия. Успех сопутствует и продюсерской фирме Гайе «Красный интернационал». Недавно компания выпустила сразу три фильма, один из них даже отмечен призом в Канне.

Настроение президенту омрачает лишь бывшая спутница, журналистка Валери Триервейлер, которая продолжает сводить с ним счеты. На сей раз ей пришло в голову экранизировать свои скандальные мемуары «Благодарю за этот миг». Ранее книга стала бестселлером года и разошлась тиражом в 700 000 экземпляров. Утверждают, будто роль президента исполнит Жерар Депардье. Кроме того, Валери готовит новую «бомбу» — второй том воспоминаний о совместной жизни с Олландом.

Наконец, на авансцену вернулась бывшая гражданская жена Олланда и мать его четверых детей Сеголен Руаяль. Она не только возглавляет министерство экологии, но и считается одной из приближенных президента.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть