Дядя, дядя кошка, выгляни в окошко

25.09.2013

Анна ЧУЖКОВА

В «Маяковке» выпустили премьеру под названием, вызывающим недоумение. Детский мюзикл «Мама-кот» идет на Основной сцене.

«Почему не кошка?» — спрашивают впервые услышавшие о спектакле. «Случайно не об однополой любви речь?» — полушутя интересуются настороженные родители. А вот и нет. Поверьте, такое случается: запевала мартовского хора становится мамой. Правда, очень далеко — где море дразнят крики чаек и раздается звон склянок.

Однажды на портовую крышу шлепается полуживая птица. Кенге (Мария Фортунатова) угодила в нефтяное пятно и больше не может летать. Бедолага попадает в добрые лапы. Последняя война в порту между крысами и «блохастыми» закончилась победой вторых — поэтому правят здесь гостеприимные коты. Один из них, пушистый весельчак Зорбас (Алексей Дякин) находит чайку и, конечно, пытается помочь. Но, увы, слишком поздно. Умирающая птица завещает четвероногому другу самое дорогое, что у нее есть — яйцо. Добродушный хвостатый обещает не только его высидеть, но и научить птенца летать...

История принадлежит перу чилийского писателя, режиссера и, как нетрудно догадаться, заядлого гринписовца Луиса Сепульведы. Даже коты здесь — вегетарианцы. Неудивительно, что от сказки веет пафосом: нефть — черная напасть, люди — убийцы. А уж урокам толерантности несть числа — сплошь прописные истины: «Очень легко принимать и любить себе подобных, но других, не похожих на нас, — очень трудно». Ей Богу, это морализаторство могло наскучить, если бы не озорные герои.

Глава котов — Эль Падрино (Нияз Гаджиев) списан чуть не с Крестного отца: любовь к итальянской кухне, голос с хрипотцой и пацанские понятия. Птенец по имени Афортунада (Нина Щеголева) — та еще хулиганка: напрочь отказывается летать, дергает «родителей» за хвосты и заявляет, что когда подрастет, станет котом с когтями. А пока хозяева порта увлечены ее воспитанием, носы задрали жирные крысы. Там и тут подметают полы складов своими ярко-розовыми хвостами, норовят что-то стянуть, строят коварные планы. И однажды похищают Афортунаду, предлагая прогуляться в «дивные клоаки». В общем, спокойного житья кошачьей семье не дают. Даже колыбельную для птенца прерывают визгливой гитарной кодой.

Кстати, мелодическая сторона в спектакле — далеко не самая сильная. Музыка, написанная Максимом Леонидовым, вряд ли запомнится оригинальностью. Местами она откровенно напоминает американскую армейскую кричалку, местами — «Take five» Пола Дезмонда. Да и актеры подобрались не самые голосистые.

Зато декорации и костюмы зрителей порадуют. Так и хочется ущипнуть крысу за поролоновую ляжку и потрепать за ухо лысого кота Консильери (Игорь Евтушенко). Сцену затопил прилив, так что передвигаются герои по крышам разноцветных грузовых контейнеров, торчащих там и тут из-под «воды». А иногда и погрести приходится — дабы попасть к другу в гости. По дороге встречаются нос старого корабля и спасательная вышка. Яркий пейзаж оживляет симпатичная анимация, а над пестрой сценой возвышается большущая мачта. Но воспитанной котами чайке удается взлететь еще выше.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть