Кто боится Эдварда Олби?

27.11.2014

Анна ЧУЖКОВА

В Московском ТЮЗе звучит музыка из «Трех поросят», но среди зрителей детей нет. Это Кама Гинкас поставил знаменитую пьесу Олби «Кто боится Вирджинии Вулф?»

Однажды Олби пил пиво в нью-йоркском баре на Десятой улице и увидел там надпись на зеркале: «Who’s Afraid of Virginia Woolf?» — переиначенную строчку из песни о трех поросятах, в которой серого волка заменило созвучное имя британской писательницы. «Вполне типичная университетская интеллектуальная шутка», — подумал Олби. Шутка запомнилась и через некоторое время превратилась в название самой популярной пьесы драматурга. В ней песенку из мультика напевают главные герои, и, собственно, к Вирджинии Вулф это не имеет никакого отношения — так, игра слов. Обман. Кстати, права на музыку очень дорогие, поэтому традиционно в постановках (как и в фильме с Элизабет Тейлор) звучит другая мелодия. Но не так прост столичный ТЮЗ. 

Фото: moscowtyz.ruУниверситетский городок. Профессор Джордж (Игорь Гордин) и его жена Марта (Ольга Демидова) возвращаются глубокой ночью с вечеринки. Они уже пьяны, но ждут в гости молодую семейную пару, с которой только что познакомились: Ника (Илья Шляга), преподавателя биологического факультета, и Хани (Мария Луговая) — узкобедрую «серую мышь», как называет ее Марта. Впрочем, Ник тоже не представляется супругам выдающимся, и они затевают игру — как кошки с мышками. Пока сами не нарушают правила... 

Череда неловких положений, не к месту брошенных фраз, оскорблений и неприятных откровений. Накал растет пропорционально градусу: домашний бар стремительно пустеет. И вот мелкие стычки перерастают в грандиозные разборки. Такая «игра» граничит с безумием. Хозяева устраивают шоу с переодеваниями, разоблачениями и самым неприличным образом выясняют отношения на глазах у смущенных гостей, не способных держать оборону.

В роли последних Кама Гинкас предлагает побыть нам. Он поместил действие не на сцене, а в фойе, где зрителей от актеров не отделяет ни свет рампы, ни расстояние. Из декораций — немного простой мебели: диван, кресла, маленький столик. Без лишних деталей и отвлекающих маневров Гинкас преподносит великолепную актерскую игру. «Она настолько хороша, роли настолько замечательно прописаны, — говорит о пьесе режиссер, —  что не хочется никаких театральных изысков, сложных мизансцен, громкой музыки, и прочих театральных фокусов». Олби снабдил драму подробными ремарками — и эта партитура не требует дополнений. Кстати, сам драматург излишества точно не оценил бы. Он любит контролировать постановки: от выбора актеров и режиссера до шрифта на программке. Утверждает — это единственный способ избежать коммерциализации. И резко осуждает спектакли, которые противоречат замыслу.

Олби не боится острых углов. Единственное, что может шокировать в «Кто боится Вирджинии Вулф?» — брутальная честность, убежден драматург. Вооружившись ею, он нещадно крушит иллюзию счастливой супружеской жизни. От правды не спрятаться в соломенном домике, как в сказке. Или за именем Вирджинии Вулф. Однажды придет серенький волчок и... сожрет наш комфортный самообман.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть