Она не такая, она ждет трамвая

17.10.2014

Анна ЧУЖКОВА

В МХТ имени Чехова поставили «Трамвай «Желание» Теннесси Уильямса на репертуарные рельсы.

Водитель — молодой режиссер, худрук Красноярского ТЮЗа Роман Феодори. Его работы Москва уже видела — их привозили на «Золотую маску», а в прошлом сезоне Феодори ставил «Укрощение строптивой» с Чулпан Хаматовой в Театре Наций — спектакль спорный. Прокатить зрителей в «Трамвае «Желание» предложил режиссеру театр. Но то ли материал постановщику оказался не по зубам, то ли невозможность самостоятельно выбирать артистов (роль Бланш исполняет супруга Олега Табакова — Марина Зудина), новый спектакль удачным не назовешь. 

Итак, красавица Бланш Дюбуа приезжает к родной сестре Стелле (Ирина Пегова) в Новый Орлеан. Массивная декорация на поворотном круге — с одной стороны дощатая стена с грязной лестницей, с другой — двухэтажный дом, где снимает угол семья Ковальских, — так выглядит обшарпанный Французский квартал. Сюда привозит главную героиню трамвай «Желание». Кстати, этот загадочный маршрут действительно когда-то существовал — вел на улицу имени Дезире Монтре. Вероятно, кто это, окрестные жители позабыли, desire — было ближе и понятнее. 

В премьере МХТ имени Чехова как раз электричества, движущей силы под названием «желание», и не хватает. Трамвайчик Теннесси Уильямса еле ползет. Страсть осталась где-то в порочном прошлом Бланш. И лишь появляется на сцене в виде массовки между делом. Леди и джентльмены в черных вечерних туалетах танцуют, складывают арабеску из тел, дефилируют. Перья, блестки. Нарядно. Может быть, для Романа Феодори это и олицетворяет желание, но больше похоже на картинки в глянцевых журналах: гладенько, бездушненько.  

Бланш Марины Зудиной получилась под стать — слишком холодна и ненатуральна. Пошлая манерность выдает — такая барышня не может происходить из интеллигентной семьи. Не рефлексирующий персонаж — просто несчастная женщина, к тому же развратная. Она демонстрирует брезгливость на каждом шагу, морщит носик и протирает влажными салфетками все, к чему прикасается. Дни напролет проводит в душе — не чтобы «смыть» порок, просто ей противно находиться в доме Стеллы — слишком грязное местечко для такой фифы. Бланш Зудиной не вызывает ни сострадания, ни даже любопытства. Хотя последнее не вполне справедливо: разглядывать ее платья и халатики — вот самое интересное в спектакле (художник — Даниил Ахмедов). 

Есть здесь и более подробно сделанные роли. Героиня Ирины Пеговой — полная противоположность сестре: живая и естественная, она действительно разрывается между супругом и Бланш. Михаил Пореченков убедителен в роли мужлана Стэнли и в своей простоте даже обаятелен. Но в постановке Феодори они оба лишь служат фоном для истории Бланш. И эти рельсы ведут в никуда.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть