Йеппе-выпей-чуток

04.09.2014

Анна ЧУЖКОВА

Первую премьеру сезона показала «Табакерка». Здесь в очередной раз доказали: все новое — хорошо забытое старое.

«Йеппе-с-горы» — так звучит название премьерного спектакля. Это не страшилка про йети и не финская сказка. Пьеса — классика европейской драматургии. Ее в 1722 году написал норвежец по рождению Людвиг Хольберг. Драматург выдающийся, но у нас малоизвестный. А ведь Хольберга называют датским Мольером (основную часть жизни он провел на родине Андерсена). 

Играть Йеппе в датском театре так же почетно, как Гамлета — в английском. Вот только этот персонаж совсем не похож на шекспировского интеллигентного «всемирно известного невротика» (как назвал его Фрейд). Хотя к психоаналитику и ему не лишним было бы обратиться. Йеппе (Сергей Беляев) — крестьянин, чья горькая судьбина не легче руки беспрестанно колотящей его женушки Нилле (Роза Хайруллина). В результате тяжелого труда и постоянных побоев угнетенный работник сельского хозяйства сделался алкоголиком... Печальная участь стала предметом сострадания Хольберга, а заодно — поводом по-доброму посмеяться над незлобивым пьянчужкой.  

Комедия написана на очень популярный сюжет. Исследователи утверждают: истоки лежат аж в «1001 ночи». Даже Шекспир использовал его как интродукцию к «Укрощению строптивой». Представьте, только в Елизаветинскую эпоху было известно семь версий сюжета. Хольберг же позаимствовал фабулу у немцев — из «Утопии» (1640) иезуита Якоба Бидерманна. 

Итак, однажды Нилле зачем-то срочно понадобилось два фунта зеленого мыла. Настолько срочно, что пришлось бедолаге Йеппе отправляться со своей горы в город — «натощак и с бодуна». Видимо, это очередное издевательство «самой мерзкой жены во всем свете». Но вот беда. Ноги на рынок не несут — просятся в харчевню на опохмел. Тут как тут — очередной злодей, трактирщик Якоб Шумахер (Александр Воробьев), нещадно обманывающий крестьян и торгующий «паленой» водкой. Слаб человек... И вот, пропив все «мыльные» деньги, Йеппе уже беспробудно спит в навозной куче. 

Аккурат вдоль нее прогуливается местный скучающий барон (Виталий Егоров) — большой охотник до шуток. Его свита переносит несчастного забулдыгу в замок, переодевает в лучшее белье и играет с Йеппе злой спектакль, устроив все так, будто трудяга и есть барон, потерявший память. Наш крестьянин быстро привык к хорошему. И настолько, что секретари да камердинеры взвыли от нрава нового милорда. Стоит ли говорить, вскоре Йеппе ждет неслабый дауншифтинг: после очередной попойки он снова проснулся в навозной куче.

Премьера в «Табакерке» — бенефис Сергея Беляева. Роль действительно интересная. Главный герой весь спектакль не сходит со сцены. И актер умудряется найти столько красок, чтобы не повториться и быть убедительным — даже изобразил «гражданскую войну во всем теле». А вот загримированные лакеи из свиты барона (Виталий Егоров) почти неразличимы.

Скупо украшенную сцену венчает деревянное колесо вместо люстры. Из декораций — пивная бочка да колонны, декорированные репродукциями Брейгеля. Все сурово — по-крестьянски. 

Зато занимательна сама комедия. Потешный перевод Егора Перегудова добавляет прелести. То и дело слух щекочет какое-нибудь «неглиже вонючее» или «гонобобель синюшный». То там, то здесь выскочит цитата из советской комедии. И хотя местами постановка несколько затянута, развеселить зрителя призваны шоу травести, музыкальные и танцевальные номера.

Словом, у режиссера Глеба Черепанова (в этом сезоне принятого в штат театра) получился добротный кассовый дебют. И немалую роль в этом сыграла пьеса. «Йеппе-с-горы» — находка. Позабытая на русской сцене, при этом абсолютно мейнстримовая. Легкость маскирует заслуженным статусом бессмертной классики, а морализаторство — дурацкими гэгами.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть