Дольче Грей на гей-видео

13.05.2013

Анна ЧУЖКОВА

В Театре имени Ермоловой показали долгожданный «Портрет Дориана Грея» с Олегом Меньшиковым в роли лорда Генри.

Спектакль готовили долго — репетиции начались еще осенью, а дату премьеры переносили несколько раз. Александр Созонов, выпускник курса Кирилла Серебренникова в Школе-студии МХАТ, заявлял: сделать проходной спектакль права не имею, поэтому создаю чудо, прежде невиданное.

Действительно, в усердии молодому режиссеру не откажешь. В своем дебюте на большой московской сцене он постарался продемонстрировать изобретательность и смелость, даже перещеголять писателя-декадента по части концентрации афоризмов. В инсценировке Созонова герои разговаривают преимущественно уайльдовскими парадоксами, с жадностью выхваченными из разных произведений. Сразу ясно — спектакль с претензией. Есть в нем скорее выпуклая, нежели глубинная концептуальность. А если досмотреть до конца, можно увидеть еще и массу технических фокусов, дефиле с кожаной плетью и всамделишный стриптиз. В общем, Ермоловский театр сделал ставку на все сразу, но если и выиграл, то только на фоне своих же последних премьер. Смотреть эту постановку скучно, и воспринимается она как сугубо мультимедийное диво.

Чтобы как-то оправдать электронные трюки, режиссер переносит действие в наши дни. Автор злосчастного портрета Бэзил (Ярослав Рось) творит в жанре видеоарта, Дориан (Сергей Кемпо) битбоксит. Только лорд Генри одевается по моде XIX века и ездит в клуб, который, впрочем, больше напоминает ночной, а не джентльменский. Грей, напротив, сам создает моду. Красавец вырывается из дружеских объятий гея Бэзила, попадает под чертовское обаяние (уж в этом Меньшикову отказать нельзя) лорда Генри и из натурщика превращается в прибыльный бренд. То и дело мелькает на сцене логотип «DG». Дориан Грей — это не только марка одежды, но и коньяк, парфюм, омолаживающий крем, и, конечно, книга. Кстати, «бестселлер сезона». Но все же главную роль Александр Созонов отводит темному кардиналу, лорду, в чьих руках глупый юнец Дориан — лишь игрушка. Первое появление Меньшикова на сцене — отдельный номер. Он выезжает на инвалидном кресле и жутким, искаженным электронным голосом читает предисловие. После такого пролога все шоу кажется фантазией злого гения на колесиках.

Здесь самые последние технические навороты: от видеокамер до перемещающегося над сценой огромного экрана и главной фишки — съемки на хромакее. С помощью нее режиссер обыгрывает и первый выход Дориана, и разложение трупа Бэзила, и кислотные вечеринки светского общества, чем эффектно разнообразит нехитрую сценографию — модный лофт Дориана, бетонную коробку с пожарной лестницей. Кстати, и сам портрет, конечно, не маслом писан — это видео-проекция: в начале спектакля — сиреневый сияющий силуэт Дориана, под финал — красно-зеленый. Разница, конечно, ощутима, но никаким уродством, как впрочем и красотой, электронное творение не поражает. И непонятно — из-за чего же тогда разгорелся весь сыр-бор? Большинство новомодных спецэффектов на сцене не работают, но самоцельно красуются. Сюжет рядом с ними смотрится костылем, старым, деревянным и без встроенного GPRS.



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть