Рай ты мой заброшенный

11.05.2014

Анна ЧУЖКОВА

Губернский театр представил первую постановку на Малой сцене — «Прекрасное далеко». Звучит многообещающе.

Данила Привалов написал эту пьесу в 2006-м. С тех пор ее увидели Петербург, Челябинск, Новосибирск, Якутск, Алтай и Сахалин. А до Москвы райская фантазия добралась только сейчас.

После «Первого второго пришествия» — вполне земной премьеры Сергея Пускепалиса — в Губернском театре решили обратиться к небесной теме — жизни после смерти. «Прекрасное далеко» вне трендов современной драматургии: без чернухи и матерщины. Худрук Губернского театра Сергей Безруков признался: пьеса ему так понравилась, что он хочет не только видеть ее на сцене своего театра, но и снять фильм. Полюбившееся «Прекрасное далеко» Безруков доверил молодому режиссеру Павлу Артемьеву. Ученик Леонида Хейфеца на московских подмостках работает не впервые. В МТЮЗе второй год идет его изобретательная ироничная «Четвероногая ворона» по мотивам Даниила Хармса. Но на этот раз Артемьев решил удивить зрителя не выдумкой, а пронзительной лирикой.

Лес, снежная зима, Богом забытый домишко вдали от райцентра. Впрочем, какой у рая центр? Ведь в представлении Данилы Привалова загробное царство круглое. Это планета, такая же как наша, только больше. Хочешь — селись у моря. Скучаешь по родине? Держи курс к просторам средней полосы. Как раз где-то там живет и трудится дружная семья ангелов.

Старший — молчаливый Саныч (Юрий Колганов), убежденный атеист. Юная Маруся (Елена Киркова) сюда еще до революции попала. Жених ее зарезал, когда узнал, что родители девушки против свадьбы. Хозяйственная тетя Таня (Елена Михеева) присоединилась к ним во время ленинградской блокады. Рубаха-парень Серега (Антон Богданов) погиб, когда строил коммунизм, — плитой задавило. А простоватый Тоха (Андрей Исаенков) совсем недавно прибыл — война… За ним поспешил однополчанин Вася (Антон Соколов). С фронта всех в рай берут.

Нет, ангелы не спасают заблудшие души и не оберегают от греха — рубят дрова, пекут пироги, убирают дом. Здесь все как у нас. Разве что летать можно. А как же? Пока не расправил крылья, ты не ангел — пингвин. Не возбраняется закурить косячок или беленькой выпить. Есть лишь один минус — помереть нельзя. Вот и скучают бедолаги — хоть в петлю лезь… Остается лишь вспоминать Свободу — то, что было до рая. Почти как у Платонова: «Некуда жить, вот и думаешь в голову».

Сцену целиком укрыло уютное ватное одеяло, на котором так приятно болтать. То ли на облаках, то ли среди сугробов эти шестеро травят байки, спорят о жизни и пишут письма, надеясь найти выход из Эдема:

Дорогой товарищ Бог!
Ты помог бы, если б смог.
Я пишу тебе из рая,
Ничего не понимая.

Кажется, этот привычный быт ничто не нарушит. Здесь было уже несколько революций, которые ни к чему не привели. Ангелы не плачут, не болеют и ругательства не помнят. Но оказывается, они могут влюбиться…

«Прекрасное далеко» — два с половиной часа откровений. Павел Артемьев сумел в романтической притче запросто и по-ангельски наивно задать самые сложные вопросы. А ответы стоит искать где-то здесь, на Свободе — перед дверями рая.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть