Юлия Рутберг: «Саре Бернар явно понравился наш спектакль»

22.04.2014

Анна ЧУЖКОВА

В Театре имени Вахтангова снова премьера, и даже больше — удача сезона. Михаил Цитриняк поставил пьесу Джона Маррелла «Крик лангусты». Главная героиня — престарелая капризная Сара Бернар. Она проводит свое последнее лето на берегу моря: пишет мемуары и мучает секретаря, заставляя его разыгрывать сцены из своей жизни. О том, каково это — быть Сарой Бернар, «Культура» узнала у исполнительницы главной роли Юлии Рутберг. 

культура: «Медея» Вам давалась кровью. Как все прошло на этот раз? 
Рутберг: Только недавно закончилась работа над «Улыбнись нам, Господи» Римаса Туминаса, где я тоже принимаю участие — играю козу. После премьеры — лишь один день, чтобы отоспаться, и снова в бой. Через три недели уже сдали спектакль худруку. Погрузиться во внутренний мир Сары Бернар — как прыгнуть в вулкан. Такое бескровно не проходит. 

культура: Приходилось сравнивать себя с легендарной актрисой?
Рутберг: Нет. Я человек другой генерации. Что у нас общего? Дикая инфекция под названием «театр» и истовая потребность себя отдавать сцене. Но думаю, она значительно большая экстремистка. Поэтому была гораздо богаче меня. 

культура: Чехов и Тургенев отказывали Саре Бернар в таланте. А сейчас его и вовсе оценить невозможно. Когда Вы «прыгнули в вулкан», что увидели: сильную женщину или все-таки великую актрису?
Рутберг: Великую женщину, которая посвятила себя без остатка театру. Все, что проживала, было лишь «топливом», поводом для игры. Сара Бернар — пример непримиримого мужества. Осталась без ноги и все равно продолжала работать. Ее выносили на подмостки, а поклонники клали цветы к креслу. Это — бесстрашие. При том она была дико закомплексованной и боялась сцены. 

Когда я услышала записи голоса Бернар, подумала — бред сумасшедшего. Она поет или блеет? Нет ни единой паузы. Вне контекста этого не понять. Оказывается, таким был театральный канон. Но сегодня он нам почти недоступен.

Не оценили Чехов и Тургенев? Ну, актриса не доллар, чтобы всем нравиться. Слава Богу есть те, кто меня ненавидит. Благодаря им чувствую себя живым человеком. Правда, любые отзывы воспринимаю одинаково отстраненно. Очень немногие могут что-то изменить в моем спектакле. 

культура: Представьте, что Вам выпала возможность пообщаться с Сарой Бернар...
Рутберг: Попросила бы сыграть кусок из «Федры». Интересно сравнить то немногое, что от нее осталось, с оригиналом. В прошлом году я ездила в Париж и ходила на Пер-Лашез к Саре Бернар. Говорят, никто на самом деле не знает, есть ли там прах — могилу трижды переносили. Тем не менее, приложилась к пантеону, попросила разрешения играть. Представляете, в день нашей премьеры в киосках появилась биография Сары. Думаю, такие совпадения не случайны. Это знак. Бернар — коварная женщина. Если бы ей не понравилось то, что мы делаем, она бы сама закрыла спектакль. 

культура: Будем считать, что ей нравится. В финальном диалоге они с Оскаром Уайльдом провожают XIX век. А Вы по двадцатому ностальгируете?
Рутберг: Конечно. И этот спектакль — попытка удержать что-то живое в эпоху технократии, когда за всеми гаджетами актер превращается в вешалку для костюма или вообще перестает быть нужным — его можно нарисовать. У нас на сцене нет никаких экранов, наушников и прочей ерунды. Спектакль решен очень лаконично, даже аскетично. Все сделано для артистов, ничего лишнего. Работать с Цитриняком — счастливый билет. И с партнером повезло. Мы с Андреем Ильиным — как инь и ян. 

культура: Как Вам удается держать зал, сидя весь спектакль в кресле? 
Рутберг: Ограничения всегда на пользу. Мне не наносят грим старухи, но при этом играю 77-летнюю. Появляется мимика, пластика. Большая нагрузка на лицо, глаза, руки. Приходится изобретать что-то новое. 

В роли Фаины Раневской

культура: В театральной Москве в свое время был популярен «Смех лангусты» со Светланой Немоляевой в роли Бернар. Она ваш спектакль видела? 
Рутберг: Думаю, Светлана Владимировна не придет. Ведь в пьесе секретаря играл Александр Сергеевич Лазарев. А все, что напоминает о нем, ее ранит. Это опасная эмоциональная нагрузка.

культура: Вы снимаетесь в роли другой великой актрисы — Фаины Раневской...
Рутберг: Это проект Первого канала — сериал «Орлова и Александров». Почти все уже отсняли. Готова к тому, что меня будут рвать на части за эту роль, плевать в лицо и спину. Но надо же было такому случиться! «Крик лангусты» мы планировали давно. А эта роль ворвалась в мою жизнь, я ее не хотела — уговорили.

культура: Коко Шанель, Сара Бернар, Анна Ахматова, Фаина Раневская...
Рутберг: И коза. Репертуар у меня очень разнообразный!

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть