В театр с Анной ЧУЖКОВОЙ

30.03.2013

«СТЕКЛЯННЫЙ ЗВЕРИНЕЦ»

Театр Наций, Теннесси Уильямс

Режиссер: Туфан Имамутдинов

Сценография: Елена Степанова

В ролях: Марина Неелова, Алла Юганова, Евгений Ткачук, Павел Кузьмин

Марина Неелова сыграла на новой для себя сцене в новом амплуа — Театр Наций представляет премьеру «Стеклянный зверинец».

Наседка-мать (Марина Неелова), опостылевшая детям своей навязчивой заботой, клинически закомплексованная дочь (Алла Юганова), неприспособленная к жизни в обществе, и тихо ненавидящий свою работу в обувном магазине сынок Том (Евгений Ткачук), который только и мечтает поскорее убраться из Сент-Луиса, подальше от неблагополучия и несчастной семьи...

У Уильямса, американского Чехова, темы те же, что и у нашего классика. «Стеклянный зверинец» — пьеса об однообразии и безысходности жизни. Но если три сестры хотя бы понимают, куда хотят вырваться, персонажи Теннесси Уильямса знают только — откуда.

Зеленую тоску Туфан Имамутдинов преподносит в розовом цвете. Его зверинец любовно выращен в коробке с прорезями. Сценография спектакля — четыре картонные комнаты. В этом ящике, как хрупкая елочная игрушка, «хранится» Лора, спрятанная от страшного и неизведанного внешнего мира, обитают бумажный солдат Том, который только и ждет порыва ветра, чтобы пуститься в путешествие, и заводная кукла — мамаша. Эксцентричная Марина Неелова смешной быть не боится. Ее Аманда щебечет тонким голосом, любовно хранит вышедшее из моды розовое платье и веселит публику, без стеснения разбрасывая по дому лифчики. Семейная трагедия предстает нелепым анекдотом. В приторном картонном мирке печали и разочарования кажутся игрушечными.


«ЧЕРНАЯ ПЕСНЯ»

Театр обско-угорских народов «Солнце», Ханты-Мансийск

По повести Татьяны Молдановой «В гнездышке одиноком»

В рамках фестиваля «Золотая Маска»

Режиссер^ Анна-Ксения Вишневская

Сценография: Вячеслав Зайчиков

В ролях: Марина Кашпирева, Евгения Молданова, Вадим Важенин, Любовь Рочева…

«Черная песня» могла бы показаться страшным вымыслом, но ее сюжет беспощадно правдив. В основу документальной повести «В гнездышке одиноком» этнографа Татьяны Молдановой легла биография ее бабушки, пережившей Казымское восстание. В 1931 году, когда сибирские кочевники взбунтовались против советской власти, муж главной героини был арестован, Анна (Марина Кашпирева, Евгения Молданова) осталась с восемью голодными детьми, посреди снегов, без оружия и еды. Ее борьба за жизнь — на грани фантастики.

Эффектные видеопроекции окрашивают подмостки в цвета магического северного сияния, населяют видениями. Круглая арена, заполненная хрустящим бутафорским снегом, и небольшой помост из потемневшего дерева в центре вместо юрты — сценография, как холодная пустая планета, как зрачок большого волка. В нем отражаются хрупкие судьбы, затерянные в бескрайней тайге, населенной духами, которые, однако, на помощь не приходят: мать одного за другим хоронит пятерых детей. Эту историю Анна рассказывает спустя сорок лет, готовясь к переходу в нижний мир. Воспоминания приобретают образность и яркие цвета, перемежаются со снами и шаманским волшебством.

Меньше всего «Черная песня» напоминает лубок, придуманный ради демонстрации костюмов (кстати, нет-нет да промелькнет родной павлопосадский платок) — здесь есть и выразительные метафоры, и оригинальная музыка, и добротные актерские работы. Напряженную сюжетную линию украшает орнамент остяцких песен, и вовсе не черный. Несмотря на драматичность, спектакль пронизывает вера в жизнь, побеждающая ненависть.


«ШКОЛА»

Театр-фестиваль «Балтийский дом», «Экспериментальная сцена», Санкт-Петербург

В рамках фестиваля «Золотая Маска»

Режиссер: Анатолий Праудин

Сценография: Ксения Бурланкова

В ролях: Сергей Андрейчук, Сергей Ионкин, Маргарита Лоскутникова, Алла Еминцева, Ирина Муртазаева, Анна Щетинина, Александр Пантыкин

В каморке за актовым залом репетировал школьный вокально-инструментальный ансамбль под названием «Счастливое детство». В репертуаре помимо пафосных «И вновь продолжается бой» и «Огромного неба» — смесь из ностальгии, сантиментов и откровений. Именно смесь, не имеющая ни драматургии, ни развития, и оттого столь невнятная.

Ударник, ритм, соло и бас — все образы получились запоминающимися и яркими. К концу спектакля даже привыкаешь к великовозрастным школьникам. Кокетка прямо из 90-х и провинциальная грубиянка, правильная пионерка и неправильный пионер, трудный подросток в гриндерсах — это уже совсем из недавнего прошлого, и Малой, вызывающий овации неподражаемыми словесными опусами. Вот только на сцене им скучно, и репетировать вовсе не хочется. Оттого и рассказывают друг другу душещипательные истории про первую любовь, дружбу, предательство — с юмором и под живую музыку. Пока не иссякают среднестатистические для спектакля два часа и не приходится заканчивать эту подзатянувшуюся песню.

На заднике появляется алая задница (условный закат над волнующимся морем), девчонки раздеваются, мажутся красной краской, и на сцену выходит «Сущность, Материя» в майке, обтягивающей круглый животик, чтобы исполнить финальную песню про уходящий пароход. Такая, блин, вечная молодость. Все это безобразие олицетворяет день сегодняшний, хотя больше похоже на халтуру.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть