Николай Коляда: «Надеюсь, в Год театра нам подарят автобус»

17.01.2019

Денис СУТЫКА

В Москве проходят гастроли частного екатеринбургского «Коляда-театра». Играют сразу на двух площадках: в центре «На Страстном» идут спектакли большой формы, в «Булгаковском доме» — камерные, поставленные в основном по пьесам современных уральских драматургов. «Культура» встретилась с основателем коллектива, режиссером, драматургом и актером Николаем Колядой.

Фото: Владимир Федоренко/РИА НовостиКоляда: Мы привезли ряд премьер, на большой сцене в центре «На Страстном» играем «Горе от ума», «Оптимистическую трагедию» и «Ивана Федоровича Шпоньку и его тетушку». Остальное в «Булгаковском доме». Уже показали «Между небом и землей жаворонок вьется...». Актеры Олег Ягодин и Костя Итунин заняты в двух моих пьесах — «Бесы» и «Дудочка». Мне захотелось сделать для всех моих артистов эдакие бенефисы. Также из новых камерных спектаклей — «Крест, кладбище, камея», «Капсула времени», «Киргиз-кайсацкая орда» и «Капсула времени».

культура: Для того чтобы чувствовать актуальность театра, режиссеру, как принято говорить, необходимо ощущать сегодняшний день. Вам это удается?
Коляда: Я 25 лет преподаю студентам-драматургам в театральном институте города Екатеринбурга на курсе «Литературное творчество». Общаясь с детьми, которым по 18–19 лет, обсуждаю с ними литературу и пьесы, слушаю их жаргон. Так что в целом мне, конечно, удается ощущать сегодняшний день. Они думают, что я их чему-то учу, а на самом деле — они меня.

культура: Вы строгий преподаватель?
Коляда: Не думаю. Я их учу не стесняться в выражениях, если в контексте полемики необходимо бранное слово — пожалуйста. Но если кто-то будет грязно материться не по делу, получит.

Вообще, пьеса пишется просто: слева — кто говорит, справа — что говорят. Студенты смеются. Не понимают, что к этому нужно вложить голову и сердце. Вот так и работаем: сидим, болтаем, спорим. Обычно я им советую: «Купите вина, езжайте в общагу и обсуждайте литературу до поздней ночи. Говорите про Бунина, Чехова, рассуждайте о судьбах родины. И пишите, пишите, пишите...»

Фото: kolyada-theatre.ruкультура: В этом году Вы открыли студию при театре.
Коляда: Да, актерский, режиссерский и драматургический факультеты. Ученики, так или иначе, уже встроились в театр. Кто-то играет в массовке, кто-то помогает в буфете. Бывают курьезные случаи. Тут приходит ко мне взрослый мужик, Михаил Батурин, приносит наброски пьес. А еще пришла Света Гурова, взрослая женщина. Ну вот, вдруг им захотелось сочинять пьесы. Я сказал, что нужно поправить. Через неделю принесли переделанный текст, вполне приличный. Думаю, надо же, значит, обучаемы. Буквально через две недели стало что-то вырисовываться. А тут меня как раз попросили написать инсценировку и поставить «Гробовщика» Пушкина для Камерного театра Екатеринбурга. Предложил Гуровой и Батурину попробовать свои силы. Думаю, не получится — сам сделаю. Вдруг получаю две пьесы: ну, просто бери и ставь! Решаю, что сам инсценировку уже писать не буду, соединю эти два варианта. Но самое главное, на афише будет написано: Светлана Гурова и Михаил Батурин. И для них это станет толчком к новой жизни.

культура: Не так давно было очень модно ходить по психологам, а сегодня, как мне кажется, люди все больше идут за терапией в творчество. Действительно помогает?
Коляда: Не знаю. Спрашиваю у Светы, мол, зачем тебе это? Ты состоявшаяся женщина, у тебя двое детей, хорошо зарабатываешь. Говорит: «Скучно». Вот так бывает: человеку 56 лет, дети выросли, и он пытается реализовать себя в том, к чему душа тянется. Можно ли это назвать терапией? Наверное, да. В такой момент жить становится чуточку радостнее. Кто его знает, во сколько к нам придет счастье? Вдруг меня завтра позовут играть Бориса Годунова в Театр имени Вахтангова?! Жизнь — потрясающий режиссер, такие иногда преподносит сюрпризы, что просто поражаешься.

Фото: kolyada-theatre.ru

культура: Когда Вас спрашивают о феномене уральской школы драматургов, Вы отвечаете, что просто умеете хвалить. Неужели это так важно?
Коляда: Да. У нас чуть ли не с детского сада человека убеждают, что он ни на что не способен. На Западе найдут какую-нибудь захудалую писательницу и носят ее на руках. Или раскопают какой-нибудь старенький дом и тут же из него сделают великий памятник архитектуры. Там почему-то любят все свое. А у нас нет. Куда полез? Ты кто такой?! Сиди в своем болоте и не квакай. У меня сейчас появился актер Мурад Халимбеков из Дагестана. Играет Молчалина в «Горе от ума», Звездича в «Маскараде», Алексея в «Оптимистической трагедии». Говорю: «Пригласи брата, представителей своей диаспоры, пусть посмотрят, похвалят». Отвечает: «Не пойдут». Мол, не мужская работа. Вот если бой кулачный, то они бы все пришли. А Мурад — парень изумительный. Уже в трех спектаклях занят. А его никто не поддерживает.

У нас считается: родился в семье тракториста — иди в ПТУ, а коль в семье профессора — в МГУ. Когда начинал писать, ходил со своими рассказами по редакциям, и меня выкидывали. А когда спустя много лет вышел первый том собраний сочинений, куда вошли все мои рассказы, написанные в годы учебы в Литинституте, мне позвонили и сказали, что я получил за него премию Бажова.  Есть такая большая литературная премия на Урале. Помню, просто сел и заплакал. Этим текстам — 30 лет, где вы были тогда, когда я нуждался в поддержке? Почему не сказали, мол, молодец Коляда, пиши дальше. Сейчас-то мне эта премия зачем? Вот и стараюсь своих студентов хвалить даже за одну красиво написанную строчку. У человека же сразу крылья вырастают.

Фото: kolyada-theatre.ruкультура: Вы все лето провели на даче за письменным столом...
Коляда: Да какая там дача — старенькая развалюха. Раньше после фестиваля «Коляда-plays» мы всеми участниками ехали ко мне. И все думали, что там пятиэтажные хоромы, дача драматурга Коляды. А по факту на небольшом участке малюсенький грязный дом. Но мне там так хорошо, как нигде на свете. И мне больше ничего не надо, только поехать туда, сесть за компьютер и сочинять какую-нибудь чепуху. Там оно как-то само идет. Почему? Не знаю. Герои сначала полежат, а потом вдруг начинают бегать по столу, копошиться, проситься на бумагу. Однажды написал первый акт и лег спать. Ночью мне снится сон, будто все герои меня окружили и говорят, мол, вставай, что там дальше-то будет? Я проснулся и принялся за второе действие.

Или сесть на крылечке и слушать, как птицы поют, или смотреть, как падают звезды. Вначале гости в шоке, но вскоре привыкают, с них слезает шкура, они бросают тряпку на траву, выпивают вина и сливаются с природой. А потом заходят в дом пить чай, смотрят на печку и вспоминают своих бабушек, которые точно такой же хлеб пекли. И вдруг все удивительным образом становятся живыми, естественными людьми. Что же мы вечно выпендриваемся? Строим из себя кого-то. Давно ли соломой подтирались, забыли что ли? Мы русские, и никуда от этого не денешься. У нас по-особому устроены мозги. Мы и хорошие и плохие, и подлецы и ангелы. Мы действительно какая-то особая нация. Хоть я и украинец, а чувствую себя русским. Гоголь у нас кто? Украинец, что ли? Русский, конечно. 

культура: Можно сказать, что мы, русские, как только теряем связь с родной землей, чахнем?
Коляда: Так и есть. Когда я делал «Оптимистическую трагедию», то вдруг осознал, что ставлю про себя. Вся эта история связана с моей малой родиной, с землей нашей, на которой я вырос, с папой и мамой. И как только я это понял, то сразу спектакль стал получаться.

Фото: kolyada-theatre.ruкультура: В прошлом году Вы активно взялись за создание в Москве филиала «Коляда-театра». Сейчас идея угасла?
Коляда: Нет, двигается помаленьку. В конце января будет премьера спектакля «Женитьба». Ребята его делают сами. Также актеры «Театра новых пьес» будут участвовать в традиционных читках «Коляда-театра». Есть, конечно, свои сложности. Артисты приходят, спрашивают, когда же запустимся на полную мощь. Но беда в том, что мои соучредители, загоревшиеся поначалу идеей, вдруг скисли, переключились на что-то иное. Теперь придется забирать документы, переоформлять театр на тех людей, которые хотят этим заниматься. Обидно, конечно, что так получилось, но это жизнь.

культура: Чего Вы ждете от Года театра?
Коляда: У меня запросы очень меркантильные. Надеюсь, нам подарят автобус для гастролей, а больше ничего не надо. Мне звонил председатель нашего местного СТД Михаил Сафронов, обращалась министр культуры Свердловской области Светлана Учайкина, сказали, что включат наш театр в план поездок по России. Да Господи, конечно, поедем, споем и спляшем на любом подоконнике.


Фото на анонсе: Анна Майорова/URA.RU/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть