Такие нынче «Времена»

18.10.2017

Денис СУТЫКА

В МХТ имени Чехова состоялась премьера «Веселых времен» по мотивам голливудского фильма Эрнста Любича «Ниночка» (1939).

Сюжет прост: после революции советские эмиссары прибыли в Париж, чтобы продать национализированные драгоценности, однако, не справившись с искушениями капитализма, ушли в загул. Вслед недотепам командирована суровый партийный работник Нина Якушева (Любич отдал эту роль Грете Гарбо), которая должна привести их в чувство, однако вместо этого барышня влюбляется в графа Леона д’Альгу. В постановке МХТ утонченного аристократа сыграл киноактер Константин Крюков, для которого выход на легендарную сцену стал первым театральным опытом.

Фото: Елена Никитченко/ТАСС

культура: Признавайтесь, кто Вас заманил в театр?
Крюков: Получил предложение от руководства МХТ имени Чехова. Конечно, сомневался. Вначале посмотрел с женой ленту Любича. Смеялись до слез. Оказалось, в материале  просто фантастический юмор. Затем встретился с режиссером постановки Михаилом Рахлиным. Он сказал, что хочет создать жанровый спектакль, в котором бы чувствовался тот же настрой, что и в фильме «Ниночка». Работа показалась мне самой неудобной и невыигрышной из всего того, что мне могли предложить. И тем не менее я согласился, потому что в актерской профессии нужно преодолевать себя, выходить из зоны комфорта.

Мне и раньше предлагали поучаствовать в спектаклях, но это, как правило, были антрепризы. Я отказывался, потому что понимал: если уж заниматься театром, то начинать надо с серьезными людьми, которые смогут меня чему-то научить.

культура: Почувствовали на себе разницу между сценой и съемочной площадкой?
Крюков: Я сразу же предупредил режиссера, что, по сути, перед ним белый лист. Со мной придется работать не только над ролью, но и над техникой, речью. Конечно, было очень много внутренних конфликтов, но сегодня я рад, что ступил на этот путь. Когда после долгих лет работы в кино приходишь в театр, многое тебе не по душе. К примеру, мы месяц мусолили один и тот же материал. В кино люди начинают выходить из себя, если полдня снимают одну сцену. На площадке ты проводишь с режиссером длительное время, проникаешься его видением, успеваешь перенести это на свою природу. В театре же все так быстро меняется, что порой не понимаешь, когда мы будем все отшлифовывать, доводить до ума. Кроме того, сложно ориентироваться в сценическом пространстве. На премьерных показах я безумно нервничал, не понимал, что происходит вокруг. Сейчас немного успокоился и стал осознавать, что делаю.

Но, несмотря на все сложности, я получил колоссальный опыт. Попал в невероятную команду, где все аккуратно и тактично меня поддерживали. Большинство партнеров одним своим присутствием помогали понять, как устроен театр.

культура: Коллеги делились опытом?
Крюков: Самый классный совет дал Филипп Янковский. Он сказал: «Каждый раз, когда заходишь в театр, смотри налево. Там висит плакат со Станиславским и Немировичем-Данченко, где написано: «Выше, легче, веселее!» Больше ничего не надо. Читай и иди работать».

культура: Ваше детство прошло в Швейцарии. Вы не застали ни октябрят, ни пионеров, толком не знали реалий СССР. Тяжело играть в постановке, посвященной советскому периоду?
Крюков: Посыл спектакля заключается в том, что главными всегда остаются человеческие чувства. Идеология отходит у нас на второй план. Все меркнет по сравнению с любовью. Я вообще не из тех, кто готов выходить на баррикады. Считаю, что все мы родились на одной планете и главная наша задача — любить и быть счастливыми. А все остальное второстепенно.

культура: «Веселые времена» — сатира на Советский Союз 30-х. В России до сих пор идут споры об этом времени. А Ваш герой, французский дворянин, рисует на портрете Сталина рожки. Вы специально провоцировали зрителей?
Крюков: Конечно, нет. Мы нисколько не хотели оскорбить чьи-то чувства. У нас все строится вокруг здорового юмора, без каких либо жестких политических высказываний. Не думаю, что «Веселые времена» могут вызывать у кого-то негодование.

В театре есть гораздо более резкие провокационные вещи, чем наша. Можете мне поверить. Пока репетировали, я пересмотрел все постановки МХТ имени Чехова. Особенно меня поразил спектакль «Пьяные» по Вырыпаеву, Правда, я оказался в некотором диссонансе со зрителем, потому что люди приняли спектакль довольно холодно. После увиденного просидел молча около часа, приходил в себя, думал о том, как артисты и режиссер все это сделали. А главное понял: «Костя, не расслабляйся, тебе еще работать и работать».

Фото: Елена Никитченко/ТАСС

культура: В 32 года Вы впервые вышли на профессиональную сцену. Планируете продолжать театральную историю?
Крюков: Первый опыт мне, бесспорно, понравился. Я бы, наверное, с радостью попробовал себя в других постановках и жанрах. К сожалению, артист — очень зависимый человек и далеко не всегда может выбирать, в чем играть. Для меня многое будет зависеть от материала. Один из моих любимых авторов — Герман Гессе. Если бы можно было поставить спектакль по «Степному волку» или «Паломничеству в Страну Востока», то я бы был в восторге. Мне очень нравится пьеса немецкого драматурга Вольфганга Борхерта. Он погиб совсем молодым, в 26 лет. Успел написать одну драму и несколько рассказов. Меня «зацепила» пьеса «Там, за дверью». В ней говорится о безногом солдате, который, вернувшись с войны, никак не может обрести свое место в жизни и все время оказывается, что называется, за дверью. Есть сцена, где отчаявшийся герой прыгает в реку и ведет диалог с Эльбой. Вода говорит ему, мол, видишь у меня на дне гора трупов. Ты-то чего решил сюда присоединиться? Ну да, ноги у тебя нет, жена не приняла, жить негде, но есть люди, которым гораздо хуже. Эльба выкидывает его на берег. И он вновь остался «за дверью». Вот к чему приводят войны и человеческое непонимание. Думаю, любому зрителю такой спектакль запал бы в душу.

культура: А сами не думали заняться режиссурой?
Крюков: Планирую снять фильм, но поставить что-то в театре не осмелюсь. Для этого нужен опыт. Режиссура — это все-таки наука. Во время работы над «Веселыми временами» нам давали советы старшие товарищи. Театр — жутко любопытное пространство, но надо здраво оценивать собственные силы и возможности. Про кинематограф я знаю гораздо больше.

культура: Есть идеи для дебютного фильма?
Крюков: Хочу сделать новеллу для проекта «Action!» В его рамках именитые и начинающие режиссеры снимают короткометражки, а затем фильмы продают на аукционе. Организаторам удается собрать достаточно крупные суммы, все деньги идут на благотворительность. Приятно осознавать, что ты можешь быть причастен к чему-то хорошему. К тому же короткий метр — отличная возможность начать в режиссуре. Надеюсь, будущее будет неразрывно связано с кинематографом.

Фото: Елена Никитченко/ТАСС

культура: Вы пробовали себя в качестве ювелира, актера, подумываете о режиссуре. Кем Вы себя ощущаете?
Крюков: Сложно ответить. На мой взгляд, люди, рано понявшие свое предназначение, самые счастливые. Всегда вспоминаю знакомого — родители в 12 лет отдали его помогать пастору. На башне он увидел часы, и их механизм настолько его увлек, что парень решил стать часовщиком. Создал крупную компанию, делающую такие сложные вещи, что практически никто не может с ним конкурировать. Он прошел долгий путь от подмастерья до руководителя компании.

Мне кажется, я пока до конца не определился со своим предназначением. Не знаю уж, хорошо это или плохо. Просто в какой-то момент надо с этим смириться и заниматься тем, что тебе нравится. Сегодня моя жизнь полностью состоит из кино, а теперь и театра. Все остальное отошло на второй план. Я счастлив тем, что имею.


Фото на анонсе: Елена Никитченко/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть