Москва словам не верит

27.09.2017

Сергей КОРОБКОВ


«Юг/Север»
Юлия Тупикина

Театр Российской армии

Режиссер-постановщик: Гарольд Стрелков

Художник-постановщик: Максим Обрезков

Композитор: Рубен Затикян

Художник по свету: Андрей Абрамов

В ролях: Ольга Богданова, Алина Покровская, Лариса Голубкина, Наталья Лоскутова, Михаил Данилюк, Леон Кукулян 

Центральный академический театр Российской армии открыл 88-й сезон спектаклем «Юг/Север» по пьесе Юлии Тупикиной.

Драматург написала историю о жизни четырех дам почтенного возраста, а режиссер Гарольд Стрелков в аннотации к спектаклю уточнил: «Пьеса создана на основе реальных характеров, судеб звезд Театра Армии и рассказывает о современной Москве. Хочется дать возможность актрисам говорить со зрителем языком личного опыта». «Личный опыт» узнаваем, пожалуй, лишь в роли Ларисы Голубкиной, где мало слов, зато в переизбытке романсовой лирики, мало выражающей ритмы современного мегаполиса, но напрямую отсылающей к концертному репертуару известной артистки. 

Фото: Андрей Никеричев/mskagency.ruОснованы ли пространные монологи трех других героинь на биографическом материале исполнительниц, утверждать трудно. Да едва ли и необходимо: сюжет никак не связан с театром за исключением ведомой Голубкиной темы. Как не связан он напрямую и с Москвой, чьи очертания угадываются лишь в контурах вырастающей на глазах Кутафьей башни Кремля, искусно подсвеченной Андреем Абрамовым, да передвижениями по подмосткам шестерки актеров, призванных показать обитателей мегаполиса. Артисты рьяно изображают многолюдную толпу, мешающую основным персонажам, и заботливо — около пятнадцати раз, а то и больше — упреждают публику о продолжении действия, на разные лады выкрикивая одно и то же: «Сцена следующая!»

Назойливые объявления, по всей видимости, вызваны чисто производственной необходимостью. Поскольку фабула как таковая в пьесе отсутствует, приходится соединять разрозненные линии хотя бы формальными связками.

Фото: Андрей Никеричев/mskagency.ruДраматург косит под документалистику, перенасыщая текст ненужными подробностями: тут вам и бариста, затесавшийся меж постояльцами крохотной кофейни, и не слезающий с телеканалов Ургант, и Пугачева с музыкальным приветом из 80-х, и усердные айтишники, и внедренные в обиход интернетом ходячие слоганы. Вдобавок — про смузи из манго, которым балует себя одна из 70-летних героинь Регина (Алина Покровская). Как же без смузи в Москве 2017-го, куда некогда вслед за сестрой она подалась на поиски счастья? Отдельной песней — гордость за саму страну, заботливо упакованная автором в дополнительный сюжет. Мини-пьеса внутри основной посвящена девяностолетнему фронтовику и убежденному сталинисту Петру Ивановичу Иванову (Леон Кукулян), устроившему на безбрежных дачных угодьях своей дочери — зампрефекта одного из округов Москвы (Наталья Лоскутова) — землянку и не покидающему ее много лет подряд. В финале, правда, выясняется, что старик играет в умалишенного, дабы не лицезреть все, что творится в новом веке.

От сюжета про Петра Ивановича в пьесу про современную Москву, где приютились две сестры из Кишинева и певица из Одессы, вернуться весьма трудно. Линии не совмещаются, идут вразброс, и происходящее на сцене скорее напоминает мыльную оперу, нежели сколько-нибудь выстроенный спектакль. Стараясь свести концы с концами, Стрелков заполняет череду крупнокалиберных монологов гэгами и пластическими интерлюдиями по принципу «пошла массовка», но объединить информационные потоки у него не получается. Конфликта как такового в пьесе нет, и то, что должно происходить на глазах у зрителей, подменяется пересказом. Кто куда пошел, с кем встретился, а с кем расстался, что почувствовал, в чем выиграл, а в чем проиграл, — все это загружается в бесконечных воспоминаниях, ламентациях, комментариях и умозаключениях персонажей. 

Фото: Андрей Никеричев/mskagency.ruБольше всего достается Ольге Богдановой, играющей роль жизнелюбивой индивидуальной предпринимательницы Аллы Молодецкой. Она рассказывает, что у нее пропал сын Роман (Михаил Данилюк), как ей пришлось посылать на квартиру, где тот обосновался со своей возлюбленной, сначала сестру Регину, а потом певучую подружку Розу. В принципе, вот и вся история: мальчик вырос и покинул дом, мама волнуется и хочет, чтобы сын остался при ней. «Что тут играть и чем тут по-настоящему заинтересовывать зрителя?» — спросит зритель. Режиссер, вероятно, ответит словами из аннотации: «Как научиться не мешать другому человеку жить, как не ломать под себя его жизнь и планы». Позвольте, а не о том ли весь Шекспир, Мольер и Ибсен, Пушкин, Островский и Чехов etc? Только в настоящей драматургии разбиваются сердца, рушатся судьбы, высятся и падают цари, только там льются слезы и звенит непритворный смех. Здесь же, в почти четырехчасовом спектакле, многозначительно названным «Север/Юг», Стрелков имитирует то, что объявляет «тканью живой жизни в рамках театрального действия». Не больше и не меньше. Но действия нет как нет, ткань рвется, и, чтобы хоть как-то залатать ее под финал, на сцену вывозится гигантская бутоньерка из розовых соцветий с Ларисой Голубкиной, исполняющей знаменитое: «Сердце, тебе не хочется покоя, / Сердце, как хорошо на свете жить...» Многовато для того, чтобы убедить неполный премьерный зал в простой истине, что жизнь прекрасна. К чему лишние слова и долгие песни?


Фото на анонсе: Андрей Никеричев/mskagency.ru

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть