Виктор Добронравов: «Яго — не злодей, он обижен»

14.11.2013

Анна ЧУЖКОВА

В Вахтанговском — премьера. На этот раз пьесу Шекспира здесь станцевали.

«Отелло» — уже третья работа литовского балетмейстера Анжелики Холиной на арбатской сцене. Ей предшествовали «Берег женщин» по мотивам песен Марлен Дитрих и «Анна Каренина».

Трагедию венецианского мавра хореограф поставила на музыку Джона Адамса и других современных композиторов, а Шекспира заставила замолчать. В спектакле нет ни одной реплики — драматические артисты полностью погружены в танцевальную стихию.

В прочтении Холиной история потеряла несколько сюжетных оборотов и стала предельно доступной. Хореография понятна, как комиксы. Ревность и злоба здесь предстают буквально — в виде хоровода серых существ. В роли покорной Дездемоны — постоянный соавтор балетмейстера на московских сценах Ольга Лерман. Партию Отелло исполнил Григорий Антипенко. А под маской главного злодея оказался Виктор Добронравов.

культура: Как угораздило из Онегина одним жете попасть на роль Яго? Ведь еще весной мы Вас видели в премьере Туминаса.
Добронравов: Есть такая профессия… Все время нас мотает. А что? Это интересно, хотя и непросто, конечно. Но я счастливый артист.

культура: На сцене, где правит танец, драматическому таланту развернуться сложно.
Добронравов: Свободы мало, но и в том же «Онегине» ее нет. Там не менее жесткая структура спектакля, продуманный режиссерский рисунок, который не стоит нарушать. Есть много нюансов, возможностей для игры. Но их стоит удерживать в рамках «текста».

культура: В каком переводе танцуете «Отелло»?
Добронравов: На сей раз мы по этому поводу не заморачивались. Перечитал Шекспира перед работой, дабы освежить память. А вот когда трудились над «Мерой за меру» с Бутусовым, какие переводы только не проштудировали. Одна сцена отсюда, другая оттуда. В нашем «Отелло» даже некоторых персонажей нет — Родриго, например.

культура: Успели посмотреть спектакль Бутусова в «Сатириконе»?
Добронравов: Пока нет. Был очень нервный выпуск премьеры и мало свободного времени. Но обязательно схожу. Уважаю Юрия Николаевича. Кстати, если все пойдет по плану, он должен ставить весной у нас. Правда, пока никто не знает, что именно. Может, даже и сам режиссер.

культура: Это Ваш первый танцевальный спектакль? 
Добронравов: Да. 

культура: Как работалось в новом жанре? 
Добронравов: Дико интересно. Физически очень сложно, конечно. Все болит, приходится постоянно пить витамины. Каждый день думаешь: надо еще раньше лечь и еще плотнее позавтракать. 

Григорий Антипенко — Отелло, Ольга Лерман — Дездемонакультура: Без текста — как без рук?
Добронравов: В «Онегине» весь второй акт ни слова не произношу. Тоже в большей степени пластическая работа. И ничего! Молчание — золото. Зато какая большая роль!

культура: «Зачем в ловушку душу он мою поймал и тело?» — вопрошает Отелло в финале. А Вы как для себя ответили?
Добронравов: Мой Яго — недооцененный, обиженный маленький человек с кучей комплексов и амбиций. Но ни в коем случае не злодей. Таких полно. Просто по ходу пьесы он начинает чувствовать запах крови и входит во вкус. Все само собой вышло: то-се, пятое-десятое, платок дурацкий подвернулся…Он же сам практически ничего не делает, только нашептывает чего-то там Отелло.

культура: В 30-е была популярна фрейдистская трактовка: Яго ненавидит Отелло, потому что ревнует.
Добронравов: Дездемону к нему?

культура: Наоборот.
Добронравов: О, как весело! Ну что же, всякое случается... Это искусство — каждый видит, как хочет. Про Онегина с Ленским слышал подобное…

культура: В английском театре была традиция — исполнители Яго и Отелло менялись ролями. Манит амплуа мавра?
Добронравов: Ну, в этом случае поменяться не получится. Анжелика «плясала» от возможностей каждого. Актеры все-таки не профессиональные танцовщики, которых любое движение можно попросить сделать. Мы не учились ногу задирать и прыгать. Поэтому другую партию мне не исполнить. Если бы я был, как Гриша Антипенко — высокий и красивый — может, и играл Отелло.

культура: Зачем в драматическом театре хореографическая постановка? Не проще поручить балет профессионалам?
Добронравов: Театр всеобъемлющ. У этих спектаклей есть свой зритель.

культура: Ваш отец, популярный актер Федор Добронравов, уже посмотрел «Отелло»?
Добронравов: Был на одном из первых прогонов. Ему очень понравилось. Папа — благодарный зритель. Правда, не любит заумные спектакли. 

культура: Но это не наш случай. Какую работу теперь от Вас ждать?
Добронравов: Скорее всего, в марте Римас выпустит спектакль — «Улыбнись нам, Господи». 

культура: Кого будете играть?
Добронравов: Это секрет даже для меня. Там снова необычная инсценировка. Если бы спросили: «Кого ты играешь в «Маскараде»? — я бы не смог ответить. В спектакле со сцены ни разу не ухожу. Но у Лермонтова персонажа такого нет. Какой-то Иван. Более того — «человек Зимы». Для Римаса это нормально, как и для Юрия Бутусова. Если Туминас попросит, я готов все действие простоять без движения у задника. Он же гений.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть