Розовый период

19.10.2016

Елена ФЕДОРЕНКО

В МХТ имени Чехова представили мюзикл «Гордость и предубеждение». 

«В каждом парке есть свое очарование и изысканность», — считала Джейн Остин, создательница классического дамского чтива. Сцену в Камергерском сверху донизу одели в зеленый наряд, правда, слегка подернули серым лондонским туманом. Зеленеют не только планшет сцены и задник, но колосники, кулисы, порталы, падуги. В таком диковинном парке каждая барышня — что цветочек: в розовом всех оттенков или иногда сиреневом. Зелено-розовую гамму молодые художники Тимофей Рябушинский (сценография) и Анастасия Бугаева (костюмы) довели до пикантного абсурда, вступив в спор с самим Чеховым, чье имя носит театр: «она в розовом платье, с зеленым поясом… это нехорошо!». В глянцево-шуршащем гламуре даже мужские костюмы соответствуют выбранной палитре. Если появляется священник Коллинз (Артем Волобуев) в черном, то не сомневайтесь, в его руках окажется салатовый чемодан. Такая вот забавная визуальная ирония. 

Розочки и фиалки, бутоны и лепестки — на милых головках, шляпках, платьях. Среди подобного бабьего царства кругленький мистер Беннет (Ростислав Лаврентьев) в брючной паре оттенка бедра испуганной нимфы — тоже цветочек. Его супруга (Кристина Бабушкина) — пышная клумба, чье румяное платье столь объемно, что увеличивает размеры носительницы вдвое. Эксцентричная пара хлопочет, и небеспричинно. Пять дочерей на выданье — не шутка, тем более для семьи, не дождавшейся рождения сына, да еще в стране, где имение наследуют исключительно по мужской линии. Случись что с отцом, девицы окажутся бездомными. Крутятся да вертятся родители весьма успешно, через два с половиной часа, к финалу, три дочки отправятся под венец. 

Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Самый сказочный путь, от какого трепещет любое женское сердце, проходят небогатая золушка Элизабет Беннет и зажиточный аристократ Дарси. Его гордость, даже гордыню (Беннеты явно простоваты для знатного рода) и ее предубеждения (по поводу характера Дарси) сметает вихрь настоящей романтической любви.

Режиссер Алексей Франдетти, несмотря на молодость, отнюдь не новичок на поле музыкальных спектаклей. Богатый актерский опыт в последние годы пополнился и постановочным — он создавал мюзиклы в разных российских театрах. Самым известным оказалось золотомасочное «Рождество О. Генри» в Московском театре имени Пушкина. Ныне мхатовский дебютант вовлек в работу американцев: музыку сочинил Питер Экстром, сценарную запись — Джон Джори, сам режиссер сделал легкий и качественный перевод. Честно говоря, писали заокеанские творцы лет десять назад, но для Художественного театра многое пересмотрели и досочинили. Так что вполне мировая премьера. «Гордость и предубеждение» появлялись на сценических подмостках, но особой страстью к сентиментальному сюжету воспылал кинематограф — среди экранизаций есть и индийская адаптация, и фильм ужасов.

В МХТ получился спектакль весьма скромных достоинств — благоразумно развлекательный, скроенный по давно известным лекалам. Многое в нем вызывает стойкое дежавю. Складная и приятная музыка в добротном исполнении небольшого оркестра под управлением Армена Погосяна нередко звучит как цитатник и порождает желание поиграть в «Угадай мелодию». Как и ряд пластических и мизансценических построений. Когда пятерка дочерей, узнав о приезде богатого соседа, выкатывает портновские манекены с пышными платьями, вспоминается сцена из балета «Золушка», где мачеха и сестры собираются на королевский бал. «Спящей красавицей» явно навеян образ роковой Леди Кэтрин де Бург (Мария Зорина), появляющейся из-под земли, как черт из табакерки, и она — пластический двойник феи Карабос. А плутовка Китти Беннет (Мария Пестунова) взмахивает цветущей веткой, словно фея Сирени — волшебной палочкой.

Режиссер именует спектакль мюзиклом, но многое тому сопротивляется. С жанром плохо совместимы ужимки и прыжки, штампы и клише провинциально-опереточного толка прошлых времен. И вряд ли хоть одна ария отсюда станет хитом. Мелодии не запоминаются, а актеры по большей части не выдерживают замысловатых вокальных партий, рассчитанных на специально воспитанные голоса. Все-таки артист мюзикла — особая профессия. Дав петуха, исполнитель тушуется, напрочь забывая о рисунке драматической роли. Перед очередной фиоритурой, требующей голосовых затрат, он вянет, актерская легкость оседает, а внутренняя подвижность сменяется видимым напряжением. 

Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Гораздо гуманнее в затеянной истории оказался хореограф. Анатолий Войнов поставил несложные и по большей части эффектные танцы, вполне доступные молодым и бодрым актерам, коих занято в спектакле не менее трех десятков. На выходе получилось немало выразительных и красивых сцен: папаша нежится в гамаке, девчушки играют в бадминтон, хитрющая мисс Бингли (отличная роль Светланы Колпаковой) музицирует, эффектно появляется из глубины сцены главная героиня, и капли дождя, как слезы, садятся на ее зонт, плюс несколько балов — каждый в своем стиле.

На перекрестке драмтеатра, оживших опереточных картин и дивертисментных клипов уверенно чувствует себя экс-мхатовец, а ныне — актер Театра мюзикла Станислав Беляев в роли мистера Дарси. Он убедителен и в личине угрюмого гордого позера, и в пылком романтическом порыве. Достойно представляет хрупкую героиню с несгибаемым и дерзким нравом юная Дарья Авратинская (Элизабет Беннет). Органичный и сладкий дуэт слагают Софья Райзман (Джейн) и Олег Савцов (Бингли). Впрочем, все играют благодушно, наивно, с азартным желанием повеселить публику. Что удается сполна. Особенно радуются зрители, когда три пары новобрачных выходят на финал за двумя кроткими малышами, разбрасывающими перед ними лепестки роз. Овации заглушают нестройный вокал подуставших артистов.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть