Городские мечты

22.11.2018

Августин СЕВЕРИН, Санкт-Петербург

Большое видится на расстоянии, и если спортивные итоги чемпионата мира по футболу давно подведены, то культурное значение мундиаля продолжает осмысляться экспертами. Влияние масштабных мероприятий на развитие городского пространства стало темой нескольких дискуссий VII Санкт-Петербургского международного культурного форума. Участники сессии «Креативная среда и урбанистика», одной из самых популярных площадок симпозиума, сошлись во мнении: большие проекты необходимы.

За тридцать два дня более трех миллионов человек посетили матчи, которые прошли на 12 стадионах в 11 городах, десятки тысяч болельщиков побывали в фан-зонах и спорт-барах. Кроме того, игроки национальных сборных преподнесли много сюрпризов как в отборочном туре, так и в финале. По мнению ФИФА, это была лучшая организация турнира. Но урбанистов и архитекторов, собравшихся на культурном форуме в Северной столице, интересовал куда более широкий контекст.

Михаил Швыдкой, специальный представитель президента России по международному культурному сотрудничеству:

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС— Есть и удачные, и неудачные примеры того, как после крупных мероприятий менялась городская среда. Скажем, для жителей Москвы было большим благом, когда при остром дефиците жилья благодаря организации Олимпиады-80 в столице появилось несколько новых кварталов.

Сама тема — не изобретение XX и XXI веков. Градостроительство всегда определялось крупными международными акциями, которые проходили в тех или иных городах. Достаточно вспомнить Олимпийские игры в Древней Греции, строительство больших амфитеатров, связанное с развитием театрального искусства. Можно отметить и то, как менялся Париж с открытием там международных выставок. И нашу ВДНХ, начало которой было положено проведением Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в 1937 году. В течение последних нескольких лет власти Москвы занимались восстановлением исторических павильонов, а сейчас многие государства, которые имели помещения на ВДНХ, начали их обновлять. Думаю, в конце декабря откроется павильон Казахстана, в конце следующего года — Азербайджана, и это будет возвращение культурных центров в историческое пространство.


Франческо Бандарин, специальный советник ЮНЕСКО:

Фото: Александр Щербак/ТАСС— Можно сказать, что первым крупнейшим событием мирового масштаба стала Промышленная выставка в столице Великобритании 1851 года, которая заложила традиции «Экспо», все последующие — наследницы лондонской. Для размещения экспозиции в Гайд-парке был построен «Хрустальный дворец», в дальнейшем формы зданий были разными, однако это, первое, стало иконой и оказало существенное влияние на архитектуру: павильон был первым промышленным зданием из стекла и металла. Изначально экспозиционные павильоны задумывались как временные сооружения. Не исключение — выставка в Чикаго в 1893 году, которая, по сути, стала выходом США на мировую арену. Грандиозная галерея машин, возведенная в Париже для Всемирной выставки 1889 года, не сохранилась, а вот построенная тогда же Эйфелева башня (она служила входом на выставку) со временем стала символом столицы Франции. К концу 30-х годов ситуация изменилась: организаторы выставок начали применять современный подход к формированию городских пространств, на территории которых проводились подобные мероприятия, теперь все они планировались уже как градостроительные события. Один из примеров — парижская Всемирная выставка 1937 года, которую многие наверняка помнят по знаменитой фотографии: на фоне Эйфелевой башни стоящие один напротив другого немецкий павильон Альберта Шпеера, увенчанный орлом Третьего рейха, и советский — работы Бориса Иофана со скульптурой Веры Мухиной «Рабочий и колхозница». Проведение этого мероприятия позволило сформировать градостроительный облик части Парижа, прилегающей к башне: бывший здесь некогда большой пустырь начали застраивать именно тогда. Еще один пример — район EUR в Риме: выставка была намечена на 1942 год, но, по понятным причинам, так и не состоялась. Тем не менее город обзавелся новым районом, который сегодня является центром деловой жизни итальянской столицы.

Наконец, ВДНХ — знаковый этап в этой цепи событий. Помню, как куратор нашей секции — главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов представлял результаты реконструкции этой выставки на Венецианской биеннале. При планировании всех международных мероприятий и Олимпиад закладывался этот компонент — возможность полноценной работы после завершения события. Прекрасные примеры — «Экспо-67» в Монреале, «Экспо-92» в Севилье и в Генуе (вторая площадка была посвящена 500-летию открытия Америки). А «Экспо-1998», проходившая в Лиссабоне, позволила вдохнуть новую жизнь в один из районов португальской столицы. Шанхайская выставка 2010 года изначально планировалась как проект по реабилитации промышленной зоны. Китайцы построили несколько павильонов, которые сегодня можно считать символами этого мегаполиса.

Мы говорим про «Экспо», но то же самое стоит рассказать про Игры и олимпийские деревни. Впрочем, со спортивными мероприятиями история немного другая: приходится создавать мощную инфраструктуру, а потом решать, что с ней делать. В этом плане впечатляет пример Москвы. Власти поступили очень мудро, использовав по мере возможности существующую инфраструктуру.

Уроки, которые мы можем извлечь из этой ситуации, достаточно просты:  масштабные события во многом определяют дальнейшее развитие городов. И здесь очень важно учитывать, какой образ будет сформирован, — мероприятие закончится, а город останется. Кроме того, необходимо довольно четко представлять, как новые объекты будут использоваться в дальнейшем. Отрицательный пример — Турин: в 1961 году здесь проводили «Экспо», и здания, которые были построены для него, до сих пор стоят пустыми. Создания архитектурного памятника недостаточно, необходимо наполнить жизнью пространство вокруг него.


Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы:

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

— Москва стоит особняком в ряду городов, которые принимали чемпионат мира, и именно в плане создания новых объектов и их последующего использования ситуация отличается от той, что складывается в целом по стране. В частности, относительно немногое в столице строилось именно к ЧМ-2018.

В то же время, если бы не мундиаль, стадион «Лужники» едва ли был так реконструирован. В 2013 году там проходил чемпионат мира по легкой атлетике, проведение которого предполагало наличие беговых дорожек, поэтому мы ждали его завершения для того, чтобы приступить к перестройке. До реконструкции стадион активно использовался московскими футбольными клубами, так что уход с него дорожек был вопросом времени. То, что после перестройки арены там невозможно проводить легкоатлетические соревнования, не составляет большой проблемы, тем более что и прежде состязания по этим видам спорта не сильно загружали «Лужники», даже чемпионат мира по легкой атлетике не собирал достаточной аудитории, чтобы загрузить стадион.

Для Москвы, конечно, важен вопрос наличия восьмидорожечного легкоатлетического стадиона, которого она лишилась после того, как с Большой спортивной арены убрали беговую дорожку. Но до этого ее сняли и в других местах.  

Я уже давно в индустрии больших событий, занимался сочинской Олимпиадой, спортсооружениями для Универсиады в Казани и могу сказать: квалифицированная работа заключается в том, что большие спортивные объекты надо проектировать так, как будто события, для которого они возводятся, не будет. С «Лужниками» именно такая ситуация — уже на этапе проектирования мы думали, чем его можно будет загрузить. Когда мы начинали работать с зарубежными консультантами по поводу дальнейшего использования объектов, наши английские коллеги делали ставку на проведение рок-концертов. Идея неплохая, но нам она не очень подходит: в Англии достаточно большое количество команд, которые могут собрать стадионы, у нас их практически нет, поэтому приходится ориентироваться на другие вещи. Сейчас в «Лужниках» проходит довольно много событий, например, ЦСКА там играет матчи Лиги чемпионов. Это происходит благодаря правильному менеджменту — руководство спорткомплекса находит чем загрузить стадион. Помимо спортивных событий там проводятся и общественные мероприятия, и концерты. После «перезагрузки» он стал более удобным для этих целей. Да и вся территория спорткомплекса была преображена, теперь она более ориентирована на массовый спорт, а не на профессиональный, как это было в прошлые годы. Загрузка и вовлечение «Лужников» в городскую жизнь во многом уже случились, и это несмотря на то, что отдельные объекты еще не введены в строй, например, центры художественной гимнастики и водных видов спорта с большим аквапарком. То есть в результате преобразований спорткомплекс получил больше, чем утратил. А для легкой атлетики в Москве обязательно будет создан новый стадион.

Еще нужно отметить, что мероприятия, которые проводились во время чемпионата, изменили и отношение москвичей к своему городу. Шла подготовка к выборам мэра, было очень важно знать, как горожане оценивают то, что делается властями, поэтому мониторинг общественного мнения велся очень активно. И он показал, что после чемпионата мира оценка сильно выросла. Москвичи по-новому взглянули и на то, что делалось не только для ЧМ-2018, — например, на программу благоустройства «Моя улица», в рамках которой, кстати, была приведена в порядок Никольская, ставшая после чемпионата знаменитой на весь мир. Или открытие парка «Зарядье» — по оценке «Яндекса», он стал самым популярным объектом среди туристов.

Павел Трехлеб, директор парка «Зарядье»:

Фото: Александр Рюмин/ТАСС— Этот год, первый в работе нашего парка, принес сразу два знаковых события — чемпионат мира по футболу и Московский урбанистический форум. «Зарядье» изначально создавалось как инструмент глобального культурного обмена, мы сразу фокусировались и на местную аудиторию, и на туристов. Нам нужно было соблюсти баланс и создать точки притяжения, интересные всем гостям. За первые 12 месяцев нас посетило более 11 миллионов человек. Для 10 гектаров городского пространства это просто колоссальная нагрузка, и сегодня мы уже можем сказать, что проектная работа была выполнена очень качественно. Парк устроен таким образом, чтобы наши посетители могли найти развлечение по душе в течение всего года. Это лучшие точки для селфи во всем городе: люди приходят в определенное время для того, чтобы поймать восходы, закаты. Кроме того, у нас есть еще и большая культурная программа в подземельных павильонах. Например, лучший в России кинотеатр, который показывает страну и Москву с необычных ракурсов. В одном из залов сейчас экспонируются шедевры Третьяковской галереи, можно прийти и полюбоваться на картины, которых никто не видел около сотни лет. А еще — наша Ледяная пещера и настоящий научный центр с уникальными экспериментально-обучающими программами для детей.

Гости футбольного чемпионата и Урбанистического форума были чрезвычайно удивлены: они ехали за спортивными впечатлениями, многие, наверное, планировали посетить Кремль и Красную площадь, но и представить себе не могли, что в центре Москвы находится удивительный объект, соответствующий всем инновационным трендам.

Плюс к этому мы создали мультиязычную среду, огромное количество гидов проводило экскурсии внутри парка. Даже служба безопасности была специально подготовлена к тому, чтобы поддерживать эту атмосферу гостеприимства.


Фото: Сергей Бобылев/ТАССЕкатерина Мцитуридзе, генеральный директор «Роскино»:

­— Сегодня влияние кино на архитектуру и облик городов очень велико. Есть хорошие новости для поклонников Бэтмена — в Абу-Даби до конца 2018 года начнется строительство Готэм-сити. Это отличная идея для привлечения в страну и туристов, и кинематографистов.

А во Флориде и Калифорнии по договоренности со студиями планируется построить «Вселенную Звездных войн», и это не парки развлечений, как, например, Диснейленд, а архитектурные комплексы, в которых будут реализованы проекты художников кино, их консультантов-архитекторов.


Владимир Григорьев, председатель комитета по градостроительству и архитектуре, главный архитектор Санкт-Петербурга:

Фото: Роман Пименов/Интерпресс/ТАСС— Главная проблема — это противоречие между градостроительными интересами города и интересами его жителей, а точнее, его отдельных групп. Очевидно, что сегодня во всем мире сражаются за ресурсы, в первую очередь за человеческий ресурс. Есть мнение, что в недалеком времени мировая конкуренция будет соперничеством городов, а не стран. В связи с этим их развитие и проведение крупных международных событий — это один из ключевых драйверов мирового градостроительного процесса.

Достаточно вспомнить сравнительно недавний пример Барселоны. Это одна из серьезных точек конфликта: развитие города как туристического центра и жизнь простого населения, за исключением той его части, которая занимается сдачей квартир. Большинство горожан отнюдь не в восторге от бурного роста столицы Каталонии как туристического центра.

Проведение XXV летних Олимпийских игр стало мощнейшим толчком к развитию города, превращением его из интересного, видового центра, но отнюдь не занимающего лидирующие позиции, в место, о котором знает весь мир. Население Барселоны сегодня 1,6 миллиона человек, и в год она принимает около 30 миллионов туристов, доходы от бизнеса составляют более 14 процентов городского бюджета. Это, для сравнения, в 2–3 раза больше, чем в Санкт-Петербурге.

Лондон, конечно, развивается прежде всего за счет своего влияния, в основном финансового. Тем не менее значение проведения там Олимпиады также не стоит недооценивать. Для строительства спортивных объектов в Лондоне выбрали депрессивный район, где была создана вся необходимая инфраструктура. После завершения Олимпиады они, как правило, используются для проведения спортивных мероприятий.

Благодаря Олимпиаде в Сочи колоссальное развитие получили и сам город, и регион в целом. Использование спортивных сооружений в Сочи имеет больше сложностей, чем объектов в крупных населенных пунктах, но то, что город становится ядром развития всего Краснодарского края, — безусловно. При строительстве олимпийских объектов был достигнут уникальный эффект компактности. Для проведения Игр было задействовано две площадки, горная и прибрежная, и добраться от одной до другой можно было за полчаса. Кроме того, все объекты на них находятся в пешей доступности.

Теперь о петербургском опыте последних лет. К чемпионату мира по хоккею в 2000 году был построен Ледовый дворец на 12 300 зрителей, и это сооружение преобразовало весь район, в котором оно расположено. Это не городской центр, но хоккейный стадион стал драйвером развития района, что привело к повышению цен на недвижимость, etc.

Следующим важным событием как российского, так и международного масштаба стало 300-летие Петербурга. Для его проведения был построен Дворец конгрессов в Стрельне с комплексом резиденций и гостиницей. Сам по себе очень примечателен проект реконструкции Константиновского дворца. Идея принадлежала молодому архитектору Даниилу Ульянову, изложившему в короткой записке главе государства свои предложения, которые были приняты. В кратчайшие сроки провели важнейшие работы по расчистке руинированного Константиновского дворца, затем часть помещений была отреставрирована, часть отстроена заново по историческим документам. Сейчас комплекс работает. Здесь состоялись саммит Россия — ЕС, встречи «Большой восьмерки» и G-20. Еще к 300-летию был построен Ладожский вокзал, единственный транзитный вокзал в городе.

Наконец, стадион «Санкт-Петербург». На нем могут разместиться 60 тысяч футбольных болельщиков или до 80 тысяч человек на театрально-концертных мероприятиях. Вокруг него было очень много споров, они не утихают до сих пор, однако отрицать то, что множество инфраструктурных объектов, которые были построены в преддверии ЧМ-2018, преобразили город, бессмысленно. Благодаря нашим последним работам по улучшению дорожной сети Северная столица получила совершенно иную категорию транспортной доступности.


Рикарду Траде, исполнительный директор Оргкомитета Олимпийских и Паралимпийских игр в Рио-де-Жанейро:

Фото: Владимир Астапкович/РИА Новости— Я отвечал за летние Олимпийские игры 2016 года, а также выступал от имени ФИФА советником при организации чемпионата мира 2018 года. Сейчас работаю над подготовкой ЧМ-22 в Катаре. Думаю, что и там все пройдет на достойном уровне. Я приезжал на ЧМ-2018, все было очень здорово, прекрасная организация футбольного первенства. Производит впечатление, сколько усилий и Россия, и моя родная Бразилия приложили, чтобы открыть свои страны миру. Я был в Санкт-Петербурге, здесь огромное количество музеев, и все они были доступны для болельщиков. Россия продемонстрировала свои экономические возможности, проведя матчи на 12 стадионах. Бразилия в 2016 году показала, что Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу — не единственные города нашей страны. Гости ЧМ-2018, в свою очередь, узнали, что Россия — это не только Москва.

Могу отметить, что после Олимпиады в Рио многие наши урбанистические традиции изменились: были обновлены музеи, транспортные системы. Еще один важный момент — мы находимся в очень благоприятной климатической зоне, у нас есть пляжи, солнце, горы, все это должно делать нашу туристическую индустрию очень сильной. Но спортивные мероприятия помогли создать в сознании наших гостей более целостный образ страны.


Екатерина Проничева, председатель комитета по туризму города Москвы:

Фото: Александр Рюмин/ТАСС— Тема маркетинга территории, продвижения в медиапространстве очень интересна. Ей не один год, поэтому и отдельные города, и целые страны имеют свои агентства, которые занимаются решением этой задачи и ее логичным продолжением — привлечением туристов. Туриндустрия на сегодняшний день — это четвертая по прибыльности отрасль экономики.

Расскажу о том, как на развитие этой отрасли влияет киноиндустрия. По данным агентства DCI research, которое занимается изучением наиболее эффективных способов привлечения туристов, в 2017 году почти 80 миллионов путешественников руководствовались при выборе направления фильмами и сериалами. В прошлом году лидером стал Лос-Анджелес благодаря фильму «Ла-Ла Ленд». Также исследования показали, что люди, которые выбирают место отдыха в зависимости от того, какие фильмы или сериалы им понравились, как правило, являются активными пользователями социальных сетей. Благодаря тому, что человек, совершив такое путешествие, рассказывает о нем большой аудитории, маркетинговый эффект значительно усиливается.

По мнению агентства по продвижению Шотландии VisitScotland, после выхода сериала «Чужестранка» количество туристов, посетивших высокогорные районы страны, выросло на 92 процента. Интересен также опыт Исландии. В 2008 году эта страна была на грани экономического кризиса. Но из-за того, что на территории страны проводились съемки популярного сериала «Игра престолов», к 2018 году доходы от туризма в Исландии выросли на 386 процентов, что оказало существенное влияние на выход государства из кризиса.

Впрочем, у этого явления есть и обратная сторона: большая нагрузка может навредить архитектурным и природным достопримечательностям. Одним из мест съемок сериала по циклу романов Джорджа Мартина был хорватский город Дубровник, историческая часть которого является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. Выход киноэпопеи также привел к значительному увеличению потока туристов — нагрузка на памятник настолько возросла, что власти страны, несмотря на очевидные экономические выгоды, подумывают о том, чтобы ввести ограничения для гостей города.


Фото на анонсе: Сергей Ермохин/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть