Замещение 2.0

19.04.2018

Александр АНДРЮХИН

Россия продолжает бороться с западными санкциями. Первый раунд противостояния страна выиграла: возрождение отечественного сельского хозяйства — самый яркий пример успешности программы импортозамещения, которая будет продолжаться и в других сферах. В Госдуму внесен законопроект «О мерах противодействия на недружественные действия» Запада. Правительству и высшим должностным лицам дано поручение рассмотреть механизмы по замене зарубежной продукции. «Культура» поговорила с экспертами и выяснила, где мы уже полностью можем обойтись собственными силами, а в каких отраслях наладить выпуск российских аналогов еще предстоит.

Фото: Евгений Курсков/ТАСС


Не только аграрная держава

Первый раунд санкционного противостояния коснулся продовольственной безопасности страны. Флагманом импортозамещения не случайно стал АПК.

— В свое время казалось, что проблемы в сельском хозяйстве будут существовать чуть ли не вечно, — так комментировал рывок агропрома Владимир Путин в Послании Федеральному собранию в декабре 2016 года (напомним, что после введения эмбарго прошло менее полутора лет). — Мы знаем, как об этом говорили и как обижались на это наши сельхозпроизводители, когда говорили о сельском хозяйстве как о некой черной дыре, куда сколько денег ни давай, все равно результата никакого нет. Нет, оказывается, совсем можно все по-другому выстроить. Мы нашли выверенные решения, приняли госпрограмму, создали гибкую систему поддержки сельхозпроизводителей, и сегодня АПК — это успешная отрасль, которая кормит страну и завоевывает международные рынки... Как у нас в народе говорят, нет худа без добра, наши так называемые партнеры ввели санкции, мы — ответные меры... Экспорт сельхозпродукции дает нам сегодня больше, чем продажа вооружений. Совсем недавно, наверное, мы даже не могли такое себе представить… В области экспорта вооружений у нас тоже сохраняются достаточно серьезные позиции: в 2015 году на 14,5 млрд долларов было реализовано на внешнем рынке, а сельхозпродукции — на 16 с лишним миллиардов.

Но и кроме АПК нам есть чем гордиться.

— Сегодня удалось свести к нулю иностранные поставки комплектующих для оборонного комплекса, — рассказал «Культуре» экономист Никита Кричевский. — Но это была вынужденная мера. В июне 2014 года Порошенко распорядился прекратить любые отношения с Россией в сфере военной промышленности. В результате Украина в одночасье потеряла 500 млн долларов, нам же нужно было восполнять потери от поставок.

Меньше всех раздумывал «Уралвагонзавод». Он мгновенно объявил тендер по всей стране на поставку комплектующих и уже через месяц почти не нуждался в деталях из-за рубежа. На Урале оперативно смогли найти замену украинским тепловым датчикам для танков. Теперь предприятие работает с омскими производителями и считает их продукцию более надежной.

Довольно быстро, меньше чем за год, «Вертолеты России» заменили иностранные комплектующие на отечественные. К середине 2015 года программа по импортозамещению была реализована более чем на 70 процентов.

А «Юргинский машиностроительный завод», отказавшись от импортного оборудования, уже успел разработать и внедрить свои проекты. Один из них — механизированные крепи для предотвращения обрушения пород в горных выработках. Другим проектом предприятия стал очистной узкозахватный комбайн К750Ю для угольных предприятий Кузбасса.

Фото: yumz.ru

— Прорыв был сделан и в топливно-энергетическом комплексе, — рассказывает экономист-аналитик Анна Королева. — СПБУ «Арктическая» и МЛСП «Приразломная» строились в Северодвинске. Буровые платформы НК «ЛУКОЙЛ» создавались для Каспия на Астраханском заводе, а для Балтики — в Калининграде на собственном заводе. Уже осенью 2015 года омское НПО «Мир» заключило с «Арктикгазом» контракт на поставку программно-технических комплексов для автоматизированных систем управления, подобных тем, с которыми работают GE Intelligent Platforms и Siemens.

Омское предприятие «СибВПКнефтегаз» разработало для «Газпрома» платформу на воздушной подушке грузоподъемностью 60 тонн.

Не отстал от сибирских коллег и Оренбургский завод бурового оборудования. В 2016 году он приступил к серийному выпуску подземных установок для золоторудных компаний. Испытания прошли на месторождениях «Алросы», где признали оренбургское изобретение превосходящим аналоги, произведенные в Канаде и Швеции.

Отказавшиеся от импорта предприятия, которые работают в ключевых отечественных направлениях, можно перечислять долго. Их более трехсот.

Стоит отдельно отметить, что импортозамещение успешно идет не только в сложных технологических отраслях, но и в производстве одежды и обуви или косметики (газета «Культура» писала об этом в материале «И крем Отечества нам сладок и приятен», № 35, 2016 г.).

В сфере высоких технологий тоже есть заметные прорывы: так, была создана российская платежная система «Мир». Более того, госкорпорация «Ростех» и Центробанк уже внедряют национальную систему передачи финансовых сообщений (СПФС) Банка России, что значительно снижает риск внешнего вторжения в систему и вероятность хакерских атак. К сожалению, успехи не затронули огромный рынок бытовой электроники — гаджеты мы продолжаем покупать за рубежом.

Лечить по-русски

Новый законопроект успели раскритиковать прежде всего за планы по запрету зарубежных лекарств. В СМИ прокатилась волна публикаций о том, что «россиян оставят без необходимых препаратов». Несмотря на поспешность подобных выводов (закон не принят, он будет дорабатываться и обсуждаться с экспертами) и нарочитую истеричность медийной кампании, подобные опасения отчасти объяснимы.

Ситуация с лекарствами на российском рынке мало изменилась за последние несколько лет. Мы все еще зависим от медицинских средств, которые ввозят из-за рубежа. Десятая часть поступает из США. В государственный реестр лекарственных средств Минздрава РФ внесено 1019 иностранных препаратов.

— Из них около 90 названий не имеют аналогов на российском рынке, — рассказал «Культуре» директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов. — Это препараты для лечения онкологических заболеваний, для больных гемофилией. Теоретически немецкая компания Bayer может увеличить продажи своих препаратов, правда, в том случае, если санкции не затронут европейские компании. Но если коснутся, восполнить рынок смогут израильская «Teva», отечественные «Фармстандарт», «Северная звезда».

Впрочем, в законопроекте предусмотрено, что те медикаменты, у которых нет аналогов, под запрет не попадают. Производители уверяют, что разработка отечественных лекарств — дело долгое, оно сопряжено с препятствиями, из-за которых затормозила Федеральная целевая программа «Фарма-2020».

— Существуют две трудности, — говорит «Культуре» глава фармацевтической компании «Натива» Александр Малин. — И они ни для кого не секрет. Одна из них — это весьма несовершенная, а главное, без конца меняющаяся законодательная база, которая препятствует развитию бизнеса в целом и фармопрома в частности. Чтобы вывести на рынок новые бренды, нужны серьезные вложения. А у российских производителей нет средств на масштабные разработки, тестирования которых могут идти годами. Но дело даже не в деньгах, а в громоздкой процедуре создания нового препарата.

— Очень трудно добиться разрешения Минздрава на испытание изобретенного лекарства, — рассказывает «Культуре» Владимир Филимонов, московский врач-онколог, участвующий в испытаниях российского противоракового препарата. — Но если разрешение получено, пройдет очень много времени после того, как препарат выйдет на рынок. Нужно проводить эксперименты на добровольцах, за которыми еще несколько лет следует наблюдать, чтобы точно выяснить, работает или нет. Потом еще нужно время на обработку результатов и на получение международного одобрения. А за рубежом не заинтересованы, чтобы Россия производила свои высокоэффективные лекарства. Иными словами, нужно приготовиться к тому, что будем преодолевать препятствие за препятствием. Но и тогда нет стопроцентной уверенности, что новый препарат улучшит здоровье, а не навредит. Вот почему наши инвесторы так неохотно вкладываются в российские разработки. Вдобавок очень сложно соперничать с мировыми гигантами, которые имеют финансовые запасы для риска.

Каким образом в этой сфере можно быстро проработать механизм по замещению препаратов американского происхождения?

— Только если ввести особую норму: разрешить нашим фармацевтам выпускать копии необходимых препаратов, пусть они и защищены патентом, — считает член комитета Госдумы по охране здоровья Александр Петров. — Это будет вынужденный шаг, но он в интересах здоровья граждан.

В законопроекте на этот счет предусмотрена статья «исчерпание исключительного права на товарные знаки», закрепленные за гражданами и компаниями США. Любопытный аспект: исходя из прошлогоднего отчета Роспатента, выясняется, что именно Соединенные Штаты занимают в России первое место по количеству поданных заявок и зарегистрированных товарных знаков. Какой ущерб нанесет эта инициатива американцам, пока неясно. Но принесет ли она пользу нам?

Впрочем, многие считают, что если с нашего фармацевтического рынка изгнать американцев, потребитель выиграет при любом раскладе. По мнению гендиректора компании «Брынцалов-А» Зинаиды Московской, более чем для 80 процентов иностранных лекарств в нашей стране есть аналоги.

— Практически все жизненно важные импортные препараты уже сейчас можно заменить отечественными, — говорит она. — Пока у нас не научились делать лекарства от рака и СПИДа. (В мае 2017-го министр здравоохранения Вероника Скворцова на открытии акции «Стоп ВИЧ/СПИД» сообщила, что получены первые результаты доклинических исследований в разработке новых отечественных препаратов по этой проблеме. — «Культура».) Но все остальное есть. И гораздо дешевле. Но почему их нет в аптеках? — спросите вы. Чем меньше они стоят, тем сложнее производителю их продать.

Оказывается, аптечные сети не берут на реализацию дешевые лекарства, потому что выгода от них мизерная, а проблем столько же. Именно этот барьер не смогли преодолеть отечественные производители, поэтому в фармацевтике такой низкий показатель по импортозамещению. В конце концов, если на американских поставщиков лекарств наложат эмбарго — это будет благом как для производителей, так и для потребителей.

— Нужно оставить на нашем рынке только те 90 препаратов, которым нет альтернативы, — считает Московская.

Дело — табак

Согласно законопроекту предложено ввести запрет на ввоз американской алкогольной, табачной и сельскохозяйственной продукции. Похоже, эта линейка товаров из США в импортозамещении не нуждается.

Алкоголя из Америки к нам поступает мало, всего на 61 млн долларов. В основном виски и ликеры, которые не пользуются популярностью. Так что исчезновение их с прилавков покупатель, скорее всего, не заметит. Также не заметят курильщики исчезновения американской табачной продукции, которой поставляется в нашу страну на 92 млн долларов.

— Если санкции введут непосредственно против США, это не особо отразится на российском рынке, — убежден главный редактор отраслевого информагентства «Русский табак» Максим Королев. — В Россию из-за океана не поступают сигареты и оборудование, если не считать небольшого количества сигарилл. И к нам почти не попадает американский табак. Он слишком дорог.

Если же говорить об импорте продовольствия и сельскохозяйственного сырья, то в 2017 году его ввезли к нам на 463,7 млн долларов. Это 3,7 процента от общего товарного импорта в Россию из США. Золотые времена, когда Америка поставляла в Россию только одних окорочков на миллионы долларов, прошли. После введения эмбарго продовольственных товаров из США стало меньше почти в шесть раз. Сегодня оттуда мы получаем сою, сладости, орехи, семена подсолнухов и что-то по мелочам. Исчезновение с прилавков джемов и бобов также вряд ли кого расстроит.

Люди бьются за титан

Среди контрсанкций, предложенных авторами законопроекта, есть те, что прямо затрагивают сферы, где американские компании исторически зависят от России. Наша страна на 35 процентов обеспечивает корпорацию Boeing титаном для строительства самолетов и ракет. Разговоры о прекращении поставок ведутся давно. По мнению сторонников идеи, которая вызвала нешуточную полемику, для Америки это будет серьезным ударом, вплоть до остановки авиапрома.

В законопроекте прописан запрет на вывоз продукции и оборудования из редкоземельных металлов. Входит ли в эту категорию титан?

— Безусловно, — комментирует председатель комитета Совфеда по бюджету и финансовым рынкам Сергей Рябухин. — В случае принятия этого закона Россия перестанет поставлять в США материалы, необходимые для производства самолетов Boeing.

По словам главного экономиста BCS Global Markets Владимира Тихомирова, мера не остановит авиационную промышленность США, а тем более не подорвет экономику страны. Но планы одного из крупнейших мировых производителей точно сорвутся.

Этот пункт в законопроекте встревожил руководство корпорации «ВСМПО-АВИСМА», которая производит титан и является монополистом в России. Более 70 процентов своей продукции она поставляет на экспорт.

«ВСМПО-АВИСМА»

— Нарушение кооперационных связей, невыполненные бизнес-обязательства могут надолго, если не навсегда, вырвать нашу компанию из титанового рынка, — прокомментировал официальный представитель корпорации. — Кроме того, ведь только в одном уральском регионе более 20 тысяч сотрудников лишатся работы. Мы надеемся на дальновидность законодателей.

Проблема состоит еще и в том, что США могут нанести удар по нашей гражданской авиации. Значительную долю нашего гражданского воздушного флота составляют зарубежные суда. Если американцы откажутся продавать России свои самолеты или отдавать их в лизинг, может наступить серьезный кризис.

Нечем заменить?

Существуют сложности и с производством конкурентоспособной отечественной электроники. Многие эксперты полагают, что здесь мы слишком сильно отстали от Европы и Азии.

— Эта отрасль развита слабо, и попытки ее возродить практически не предпринимаются, — говорит Королева. — Если в сельском хозяйстве, легкой промышленности или машиностроении существуют предприятия, которым достаточно расширить линейку, чтобы догнать конкурентов из-за рубежа, то в электронике все нужно начинать с нуля.

Только из Азии ежедневно ввозится такое несметное количество техники, что российским производителям конкурировать с ними просто глупо. Как ни удешевляй свою разработку, все равно получится дороже «Самсунга» или «Филипса».

Однако программное обеспечение в России делать умеют. Антивирус «Касперский», поисковик «Яндекс» (и связанный с ним пакет приложений — от «Навигатора» до «Денег»), нет проблем и с сетевыми флагманами, которые предоставляют пользователям все возможные виды развлечений и платформы для общения («Мейл.ру», «Рамблер.ру»). Русским софтом давно никого не удивишь и за рубежом, и если вдруг завтра случится так, что все зарубежные программы пропадут, то найти им аналоги пользователи смогут без особых проблем — тысячи небольших российских IT-компаний борются за свою нишу на рынке.

Россия зависит от Запада все меньше: если еще в 90-е (не так давно по историческим меркам) нас заваливали чудовищными «ножками Буша», то сегодня подобную ситуацию трудно даже вообразить. В начале нулевых многим казалось, что большие нефтяные деньги можно просто тратить на покупку готовых машин и станков. Сегодня ситуация меняется. Хорошо бы обойтись без поспешного шапкозакидательства, и тогда спокойно и последовательно вторую часть санкционного противостояния мы выиграем так же, как и первую.


Рисунок на анонсе: Виталий Подвицкий


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть