Сталь подчиняется покорно

14.12.2017

Екатерина САЖНЕВА, Челябинская область

Город русского булата и уникальных гравюр на стали, металлургии, изысканных гобеленов и летящего золотого конька, изображенного на алом гербе. У ворот национального парка «Таганай», того самого, из песни Олега Митяева, раскинулся Златоуст. Старинные секреты его мастеров до сих пор хранят на знаменитой Златоустовской оружейной фабрике. Новые поколения профессионалов из Мастерских декоративно-прикладного искусства «ЛиК» создают авторские шедевры по технологиям XXI века. Кто победит в итоге — традиции или современность? Можно ли их вообще сравнивать, попыталась разобраться «Культура».


Во всем блеске

Музей Златоустовской оружейной фабрикиВсе сверкает в музее Златоустовской оружейной фабрики — ножи, сабли, картины, гравюры. Кажется, зажмуришь глаза, а это сияние все равно не прекратится.

«Существует несколько версий происхождения названия, — уверяет Ксения Кошелева, заместитель директора Центра развития туризма Златоустовского городского округа. — По самой популярной, он был наречен так в честь святого проповедника Иоанна Златоуста, по другой — назвали по светлому устью реки, на которой был построен».

Город стоит на берегах реки Ай. По-башкирски — лунная, звучит очень поэтично.

Но есть и еще одно вполне логичное объяснение, почему он так назван. С начала XIX века этот край был известен как один из крупнейших центров золотодобычи в России, начавшейся на Миасских приисках. Крупнейший в империи золотой самородок «Большой треугольник» весом 36 с лишним килограммов был также найден неподалеку.

В 1815 году Златоуст превратился в один из центров военного производства — здесь открылась Оружейная фабрика, которая существует и поныне, пережив войны, революции, крах империи и возрождение России.

«А знаете ли вы, что делать знаменитую златоустовскую сталь и рисовать на клинках русских мастеров научили немцы?» — задает вопрос с подвохом Майя Владимировна Авдошина, директор музея Оружейной фабрики. Она готова объять необъятное и за короткое время поведать всю историю здешнего уникального промысла. От альфы до омеги. Про все двести два года его существования — если точно.

Оружейная фабрика

«Немецкие специалисты из Золингена и Клингенталя потянулись в далекую Россию за длинным рублем. На их родине в Германии как раз начался экономический кризис. Жалованье, которое предложили иноземцам у нас, в десять раз превышало заработок уральских коллег — две тысячи рублей против двухсот. Одним из тех, кто прибыл в нашу страну, был известный мастер по украшению клинков Вильгельм Шаф. Считалось, равных ему нет. Никто и представить себе не мог, что уральские ученики очень скоро превзойдут своих иностранных учителей», — продолжает рассказ Майя Авдошина. 

«Про наших златоустовских сдавна сплетка пущена, будто они мастерству у немцев учились. Привезли, дескать, в завод столько-то немцев. От них здешние заводские и переняли, как булатную сталь варить, как рисовку и насечку делать, как позолоту наводить. Только этот разговор в половинку уха слушать надо, а в другую половинку то лови, что наши старики сказывают. Кто у кого учился», — сказ Павла Бажова об Иванко-Крылатко, золотом коньке на гербе Златоуста, не выдумка, не сказка, а истинная быль.

Чтобы получить благословение на свадьбу с любимой девушкой Оксюткой и доказать, что он ее достоин, молодой фабричный художник Иван Бушуев придумал оригинальный рисунок на сабле — бегущего коня, по совету невесты пририсовав к его туловищу крылья. Мастера-немцы ту задумку высмеяли, но зато казачий генерал, прибывший в Златоуст с царским поездом, работу паренька выделил из всех. Стал Бушуев со временем знаменитым спецом по металлу, женился на своей суженой, получил прозвище «Крылатко».

Что в этом сказе правда, а что — вымысел, кто знает... Но конек и поныне главный символ Златоуста, его основная туристическая достопримечательность. А многие потомки пришлых немецких оружейников до сих пор живут в этих краях. Например, художественный руководитель известного челябинского ансамбля «Ариэль» Ростислав Олегович Гепп.

«Корябалка» или кисточка?

Но не одним оружием жив Златоуст. История города богата гениями. Один из них, Павел Аносов, — химик мирового уровня, человек, открывший секрет русского булата, металла с различными добавками, новыми элементами, придающими ему другие качества и свойства, крепость и доблесть, если, конечно, металл можно характеризовать такими человеческими категориями.

«Чем отличается обычная металлургия от качественной?» — снова с пристрастием спрашивает Майя Авдошина. Сконфуженно развожу руками. «Тем же, чем рабочая столовая отличается от ресторана. Знаменитые металлургические гиганты варят сталь в одном котле для всех, Златоустовская же оружейная фабрика всегда оставалась изысканным рестораном. Она изготовляла сталь по заказу, маленькими порциями, как знаменитый шеф-повар создает свое фирменное блюдо для избранных».

Фото: Донат Сорокин/ТАССЕще один уникальный местный промысел, идущий с тех времен, — златоустовская гравюра на стали. В месяц на фабрике выпускают примерно полторы тысячи подобных изделий.

«У иноземцев был свой метод гравировки по стали, который наши усовершенствовали, — объясняют специалисты. — Немцы брали кислотоупорный лак, наносили его на металлическую поверхность особым образом, а затем тонким острием иголки или резцом начинали процарапывать по металлу рисунок».

«Хотите тоже попробовать?» — спрашивают у меня. Естественно, соглашаюсь. Интересно, каким из способов, русским или прусским, получится лучше? И чем они отличаются?

Немецкая «корябалка», так эту штуковину шутя называют, похожа на обычный карандаш с металлическим концом. Пытаюсь нацарапать острием новогоднюю елочку. Если честно, получается не очень, косо и криво — способностей не хватает.

А рядом на столе лежат уже завершенные эталонные металлические картинки. На них одинаковый уральский пейзаж: горы, река, березка. Тихая моя Родина. Но один рисунок получился словно в негативе, другой — матово-серый, третий — будто его в золото окунули, а последний — раскрашенный глубокой синевой. Это и есть оригинальная русская техника. «Мы не иголкой царапаем, а рисуем по лаку кисточкой», — поясняют московскому журналисту суть вопроса специалисты.

Фото: Александр Кондратюк/РИА НовостиДело в том, что декоративная отделка гравюры состоит из нескольких этапов покрытия гальваническим методом: первый этап — травление металла, он необходим для получения темных оттенков; второй — никелирование, заключается в нанесении покрытия для итогового светло-серого фона; третий — золочение, когда поверхность картины обрабатывается золотом, иногда поверх накладывается серебряный цвет. А самая трудная в исполнении стадия — это синение, для того чтобы добиться подобного эффекта на стальных поверхностях, детали специально помещают в расплав азотнокислой соли при температуре 280–300 градусов Цельсия.

Собрав коллекцию цветов и оттенков, меняя состав кислот и время химических реакций, уральские мастера полностью подчинили себе металл.

Нож в масштабе 1:30

Нынешний генеральный директор Оружейной фабрики и почетный гражданин Златоуста Валерий Томея — чудак-человек. Собирает перочинные ножички. Хранит их в специальной витрине под стеклом в кабинете, демонстрирует всем желающим. Но и кроме коллекции ему есть чем гордиться.

К 200-летию Оружейной фабрики, то есть два года назад, была выпущена почтовая марка России, посвященная истории предприятия. Тираж — 306 тысяч экземпляров.

Музей Златоустовской оружейной фабрики«Я таких заводов, как наш, в мире больше не знаю, чтобы изготовляли одновременно холодное оружие и гравюры из стали, — мы единственные», — отвечает директор. Секретов производства не выдает, как и имен тех людей, кто эксклюзивно заказывает их изделия.

«Не так много любителей оружия покупают у нас кинжалы, не всегда напрямую известно, кто будущий владелец, — продолжает он. — Знаю, что Фиделю Кастро подарили шпагу нашего производства. Сейчас делаем набор экспериментального холодного оружия для одного очень влиятельного человека на Востоке. Изделия будут украшены по спецзаказу бриллиантами, платиной, золотом, серебром, драгоценными камнями. Каждый рисунок по стали заказчиком обговаривается заранее».

В «Ассортиментном кабинете» Златоустовской оружейной фабрики насчитывается около четырех тысяч экспонатов. Все, что когда-либо вышло из этих стен. Что стало ее славой и историей, начиная с 1839 года, с первой сохранившейся сабли.

Легендарный пулемет «Максим» из-за нанесенного на него легкого рисунка кажется каким-то игрушечным и совсем не страшным. «Кто-то говорит, что это китч, а мне на выставке в Санкт-Петербурге за него предлагали 250 тысяч евро», — признается Валерий Томея.

Знаменитый черный нож — с такими наших солдат отправляли на фронт. «Про него сложены легенды, этим оружием были оснащены добровольцы Уральского танкового корпуса. Фашисты так боялись бесстрашия наших земляков, что даже назвали их «дивизией черных ножей», заодно наделяя мистическими свойствами и сами клинки», — рассказывает директор музея Майя Авдошина.

Восьмиметровый нож-макет однажды сделали в масштабе к оригиналу 1:30, выплавляли частями, в итоге собрали воедино при помощи специальных креплений. Трудились практически круглосуточно.

Из прежних самых знаменитых реликвий — шашка для Леонида Брежнева, инкрустированная драгоценными камнями, разрешение использовать которые давали в самом Минфине СССР. Из новых раритетов — кинжал и меч, украшенные крошечными осколками недавнего челябинского метеорита.

Экземпляров в коллекции хватает. Но новые идеи не помешали еще никому.

«Мы хотим провести федеральный конкурс эскизов для наших будущих изделий, чтобы в нем участвовали мастера со всей России, — делится своей мечтой директор. — Творчества, если честно, хочется побольше. Ведь художники — штучный экземпляр, особенно талантливые. Это как найти золотой самородок на прииске».

Светлый лик дарохранительницы

Оружие. Металл. Но что совсем неожиданно — изысканные иконы-гобелены. И роскошная дарохранительница главного алтаря Храма Христа Спасителя, уникальная часовня для религиозных обрядов, изготовленная из натурального камня и драгоценного серебра.

Дарохранительница главного алтаря Храма Христа СпасителяЭто все работы ювелиров и художников Мастерских декоративно-прикладного искусства «ЛиК», созданных в 1990 году Александром и Ниной Лохтачевыми и Григорием Манушем. Сейчас здесь трудятся уже дети Лохтачевых — Андрей и Денис. Это новое поколение златоустовских мастеров.

В день, когда я приехала в «ЛиК», легендарной дарохранительницы на месте не было — забрали на одну очень высокую встречу. Пришлось довольствоваться фотографией.

В 1999 году на выставке «Патриаршество в России: традиции и современность», посвященной 70-летию тогдашнего главы РПЦ, Мастерские «ЛиК» получили официальный статус патриарших мастерских, с тех пор их работников не раз награждали различными церковными орденами и медалями.

«У нас с Алексием II сложились совершенно потрясающие отношения, которые поддерживались до конца его жизни, — говорит заслуженный художник РФ Нина Лохтачева и сама проводит для меня экскурсию по коллекционному залу. — Мы, кроме церковной утвари, венков, скульптур, различных сосудов для богослужений из натурального камня, тоже изготовляем коллекционное оружие, русское, европейское, восточное — какое пожелаете. Это современная авторская стилизация традиционных оружейных форм и их новых декоративных решений».

На вопрос, не тесно ли им в одном городе со знаменитой Оружейной фабрикой, не является ли она их прямым конкурентом, Нина Владимировна отвечает практически не задумываясь: «Да нет. Можно ли нас сравнивать? Мы такие разные, и это хорошо. Кому нужно настоящее боевое оружие, тот приходит за ножами к оружейникам, впрочем, у нас свои особые образцы тоже есть». Она показывает мечи в стеклянной витрине, они символизируют победу во Второй мировой войне, — этот заказ сделало правительство Российской Федерации в далеком 1995 году, к 50-летию Победы. Мечи получили название «Памяти и Благодарности», их преподнесли главам стран — союзниц СССР по антигитлеровской коалиции. Сейчас они хранятся в четырех великих музеях мира — Лувре, Библиотеке Конгресса США, Военном музее в Лондоне и Государственном историческом музее в Москве. «То, что вы видите в нашем коллекционном зале, это, конечно, дублеры, мы делаем их на всякий случай и затем оставляем у себя на память», — объясняет Нина Лохтачева.

Фото: Донат Сорокин/ТАССИногда бывают совсем неожиданные работы — например, тарелка с изображением Майкла Джексона, которую специально повезли на выставку в США. Из других творений — более обыденных, но совсем недешевых — письменные принадлежности натурального уральского камня, которые их создатели постоянно видят по телевизору во всех властных кабинетах, от президента до губернаторов. Уникальный «Щит и меч Победы» на Поклонной горе, коллекция из трехсот офицерских кортиков к 300-летию российского флота, Кубок чемпионата Европы по боксу и нагрудные пояса спортсменов, чаша «Федеральная» как новый символ государственной власти... И многое, многое другое.

За выдающийся вклад в культурное и экономическое развитие России Мастерские «ЛиК» даже получили значимую общественную награду — «Российский национальный олимп».

Домны давно уже нет, мартеновские печи ушли в историю. Сегодня в Швеции даже знаменитую дамасскую сталь создают ускоренным порошковым методом. Так проще, так дешевле.

XXI век на дворе. Время эрзацев и подделок. И если уж искать талантливых самоучек, то только в глубинке, на Урале, столице русского булата, где мастерство по-прежнему передается в наследство от отца к сыну.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть