Дорога к храмовым «консервам»

26.10.2013

Михаил ТЮРЕНКОВ, Тамбовская область

Когда начинаешь говорить о разрушающихся храмах, даже самые продвинутые собеседники обычно вспоминают времена антицерковных гонений: 20–30-е годы прошлого века и хрущевскую безбожную «оттепель». Но и сегодня, когда либеральные СМИ с упорным постоянством пишут о «сращивании» государственных и церковных структур, храмы продолжают разрушаться. В нашей стране погибают сотни церквей, в том числе официально признанных памятниками архитектуры.

Если отъехать чуть в сторону от излюбленных туристами маршрутов «Золотого кольца» с радующими глаз сусальными церковными маковками и неизменным колокольным звоном, откроется несколько иная картина: заброшенные, умирающие деревни, покосившиеся дома и кирпичные остовы храмов. Порой настолько впечатляющих, что диву даешься: как, кем и, главное, для кого в такой глуши мог быть построен столь величественный собор, способный потягаться своим архитектурным великолепием со многими столичными храмами? А ведь таких заброшенных и погибающих церквей сегодня немало даже в Подмосковье, не говоря уже о других областях Центральной России.

Нельзя сказать, что государство совсем ничего не делает для того, чтобы сохранить уникальные образцы церковной архитектуры: нарышкинское барокко, александровский и николаевский классицизм, неорусский и русско-византийский стили. Кое-где эти заброшенные храмы стоят в строительных лесах, однако чаще всего лишь одинокие березки украшают их полуобвалившиеся крыши. Увы, в большинстве случаев местным властям совсем не до того, чтобы в деревеньке, порой уже давно исчезнувшей с карты региона, возрождать старинный храм. Да, когда-то здесь было богатое село с тысячами домохозяйств, но кто сегодня будет ходить в эту церковь? Вопрос уместный. Однако надо понимать, что сохранение памятников истории и культуры, среди которых православные храмы занимают особое место, необходимо не только для сегодняшних, пусть даже самых возвышенных и духовных потребностей наших современников, но и для наших потомков.

На днях мне удалось посетить один из таких храмов. Вместе с директором межрегиональной организации «Сельская церковь» Светланой Мельниковой, вот уже четверть века самоотверженно борющейся за спасение пустующих храмов от гибели, мы посетили Тамбовщину. Здесь, в удаленном от центра Пичаевском районе, находится старинное село Гагарино, основанное представителями известного княжеского рода еще в 1702 году. С 1722-го село принадлежало другим владельцам — Пашковым, один из которых, Алексей Александрович (племянник основателя знаменитого дома на Воздвиженке Петра Пашкова и прадед легендарного генерала Михаила Скобелева), в знак победы в Отечественной войне 1812 года возвел в Гагарине величественный храм Воскресения Христова.

Церковь строилась 18 лет — с 1815 по 1833 год — и стала уникальным архитектурным сооружением не только для уезда и губернии, но и в масштабах Империи. Полюбоваться Воскресенским храмом в Большое Гагарино (так тогда называлось это село) нередко приезжали как из соседнего Тамбова (который, по меткому замечанию поэта, был в те времена «на карте генеральной кружком означен не всегда»), так и из Москвы и Санкт-Петербурга. Многие дворяне специально приезжали сюда венчаться и привозили крестить детей. Ну а то, что церковь была возведена на возвышенности (вместе с феноменальными для сельского храма размерами), позволяло любоваться ею с расстояния в десяток верст...

В 1937-м Воскресенский храм был закрыт, но не разрушен. И до сих пор его величественное пятиглавое здание с двумя колокольнями каким-то чудом сохранилось. Хотя, как отмечает Светлана Мельникова, влага уже давно насквозь пропитала своды церкви, и если в самое ближайшее время не начать восстановительные работы, здание может обрушиться. Мне удалось забраться на его крышу, которая, как оказалось, представляет собой поле влажного чернозема, где растут многочисленные кустарники и небольшие деревца... На скептическое замечание, что восстановление такого храма едва ли под силу областным властям, директор «Сельской церкви» соглашается: «Да, полностью восстановить Воскресенский храм — безумно дорого, однако спасти его для потомков можно на порядок дешевле».

Оказывается, если нет возможности отреставрировать погибающий храм, то вполне можно провести экономичные работы по его консервации: восстановить кровлю, высушить помещение, и здание простоит еще десятки лет. А там, Бог даст, появится возможность полноценной реставрации. В завершение нашей поездки с этой идеей мы посетили вице-губернатора Тамбовской области Сергея Чеботарева, который ее полностью поддержал, пообещав провести на региональном уровне благотворительный фестиваль, чтобы собрать средства на первый этап восстановления уникальной святыни...

В резолюции прошедшего в сентябре I Международного съезда реставраторов есть одно довольно сухое, но при этом крайне важное решение: «Просить Правительство Российской Федерации дать поручение <...> Минкультуры России совместно с Минфином России, Минэкономразвития России проработать вопрос об увеличении финансирования мероприятий по учету и сохранению объектов культурного наследия, в том числе по консервации, в соответствии с фактической потребностью и внести соответствующие предложения в Правительство Российской Федерации».

Есть надежды, что эти бюрократически сухие слова приведут к тому, что сотни заброшенных российских храмов будут спасены хотя бы от дальнейшего разрушения.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть