В полях за Вислой сонной

06.11.2014

Александр ШТОРМ, Варшава

За освобождение Польши от фашистских оккупантов сложили свои головы 600 000 солдат и офицеров Красной Армии. На территории страны расположены более 300 памятников воинам-освободителям, зачастую дополненные некрополями, а также свыше 630 советских военных кладбищ. В рамках акции «Монументы Победы: своих не бросаем!» газета «Культура» оценила их состояние.

Несколько недель назад сразу в нескольких регионах Польши вновь были осквернены памятники красноармейцам. Сегодня нет сомнений, что выходки вандалов, отуманенных манией «очищения от советских символов», будут продолжаться. Благоприятствует этому русофобия, возведенная в ранг государственной идеологии. Увы, остановить тенденцию не помогают даже голоса возмущенных поляков, которых отнюдь не мало. 

Монумент «Слава Красной Армии» в Новы-СончВ городе Новы-Сонч, на юге страны, это произошло средь бела дня. Около двадцати человек, представляющих местную радикальную группу, в очередной раз потребовали сноса монумента «Слава Красной Армии» и перенесения останков советских солдат подальше от центра. Свои требования они «усилили» тем, что облили плиты белой и красной краской. Полиция без труда установила личности вандалов — трем предъявлены обвинения за осквернение и нанесение имущественного ущерба. Однако это не успокоило экстремистов, они предупредили: «Если в течение ближайших месяцев памятник не исчезнет, мы вернемся с молотами и кирками». 

Опять-таки в сентябре, на севере в городе Прущ Гданьский, произошло нападение на другой памятник. Неизвестные, на сей раз втихаря, скорее всего ночью, облили его краской и покрыли оскорбительными надписями.

В ответ на оба преступления МИД России выступил с заявлением. «Считаем, что война с памятниками, а тем более с памятью о людях, отдавших жизнь за свободу и независимость польского народа, несовместима с принципами, на которых базируются цивилизованные сообщества». Несмотря на резкую реакцию российской стороны, в Польше, как обычно в таких случаях, с осуждением актов вандализма не выступил никто из представителей власти или иерархов католической церкви...

Мемориальное захоронение в БраневоЭхо войны

Самое большое из мемориальных захоронений воинов-освободителей (более 31 000 могил) находится в Бранево, неподалеку от границы с Калининградской областью — печальное напоминание об ожесточенных боях в Восточной Пруссии. 22 000 человек похоронены в Варшаве на кладбище, названном Мавзолеем советских солдат. Почти 17 000 — в Пултуске (60 км на север от Варшавы), 11 000 — в Бельско-Бялой (на юге страны), 8000 — во Вроцлаве (на одном из двух кладбищ здесь покоятся только советские офицеры, всего их 763). Кроме военных кладбищ, в Польше расположены более 300 памятников. Под некоторыми из них, как в городе Новы-Сонч, тоже покоятся красноармейцы. 

Вопросами опеки занимается Совет охраны памяти борьбы и мученичества — организация, созданная в 1947 году на основании закона сейма и финансируемая из госбюджета. Состав совета утверждает премьер-министр по предложению министра культуры и национального наследия. Последние четыре года советом руководит Анджей Кунерт. В 2010 году он вдобавок был назначен членом российско-польской группы по сложным вопросам общей истории. Возможно, поэтому Кунерт избегает острых высказываний по отношению к советским памятникам. Однако и он публично призывал к перенесению памятника Советско-польскому братству по оружию из центра Варшавы на военное кладбище, а также публично уверял, что памятник генералу Черняховскому исчезнет из городка Пененжно. 

Еще менее дипломатичны высказывания чиновника, который под руководством Кунерта отвечает именно за вопросы военных кладбищ: Адам Сивек, начальник национального отдела совета, своих взглядов не скрывает. Роль организации он сводит не к охране памяти борьбы и мученичества, а к ликвидации всех проявлений этой памяти. Конечно, имея в виду память о погибших советских солдатах.

— У русских была такая тактика: часто погибших красноармейцев хоронили у своих памятников, нередко даже не обозначали эти могилы, что сейчас нам очень осложняет ликвидацию советских монументов, — сетует Адам Сивек. Недоволен он и тем, что «очень часто военные кладбища находятся в центрах городов, производят впечатление больших, запроектированных с размахом парков, где на захоронения использована в лучшем случае половина общей площади. Остальное — это зеленые прилегающие территории». Нетрудно догадаться, что он охотно ограничил бы «размах этих парков».

Вирус русофобии

По версии властей, памятник Советско-польскому братству по оружию убрали из центра Варшавы на время строительства метро. С тех пор прошло три года...В мае, например, один из подобных мемориалов был перенесен из центра Катовиц на военное кладбище. Судьба аналогичного памятника в Лимановой (юг страны) была значительно хуже: в июне он был бесцеремонно разбит экскаватором, оборудованным гидравлическим молотом.

Конечно, далеко не все органы местного самоуправления идут на поводу русофобской моды. Когда в Тчеве (под Гданьском) имел место факт осквернения памятника, депутаты местного совета потребовали создания специальной полицейской группы, а президент городка подчеркнул: «В цивилизованном мире могилы окружены уважением, и наш долг содержать их в достойном состоянии. Это место захоронения, и именно так мы должны его рассматривать, а не как причину политических или идеологических споров».

В городе Кросно (юго-восточная Польша), несмотря на крикливые выступления русофобов, власти летом провели ремонт памятника советским воинам-освободителям. Трезвый взгляд на этот вопрос не чужд и простым полякам. Даже несмотря на агрессивные настроения экстремистов во время их последней манифестации в Новы-Сонче, прохожие в интервью журналистам не боялись выражать свое неодобрение. «Памятник лучше отремонтировать. Ведь там покоится чей-то отец. Это также часть нашей истории».

Война с памятниками обычно ведется немногочисленными и малоизвестными организациями, которые называют себя «патриотическими». Хотя до патриотизма им далеко — их главными козырями в достижении целей являются нетерпимость и агрессия, зачастую даже физическая, по отношению к политическим противникам. Но эти акции привлекают внимание ряда средств массовой информации. Под их прикрытием вершат свои дела определенные политики. Русофобия — это один из фундаментов главной оппозиционной силы в Польше, партии «Право и справедливость». Более того, русофобия вылилась за пределы какой-либо конкретной партии или организации, в польском официальном информпространстве она стала, по сути, элементом политической адекватности.

Буквально на днях невероятно точный диагноз явлению поставил бесспорный авторитет — публицист, профессор Бронислав Лаговский.

Памятник на советском воинском кладбище в городе Эльблонге, оскверненный польскими вандалами— Русофобия — это в настоящее время государственная идеология. Она не знает границ, не знает умеренности, ее не интересует правда. Русофобия является также принципиальным показателем интерпретации текущих и исторических событий, чего не было даже в межвоенной Польше. 

Профессор видит в этом большую роль СМИ и объясняет «маниакальный» механизм, по которому распространяется ложь. Как отмечает Лаговский, чем ближе партийный деятель, писатель, журналист, актер связан с экраном или прессой, тем активнее он поддается влиянию и охотнее включается в игру пропаганды — «если хочет удержаться на определенной должности».

Может показаться странным, но на «передовой» войны с памятниками в Польше находится католическая печать. Именно она буквально втоптала в грязь одного из педагогов, который подготовил региональную программу истории. А учитель всего лишь обратил внимание на прописные истины и общечеловеческие ценности, такие близкие — казалось бы — верующим: «Помни, что долгом каждого поляка является такое же почитание и уважение к памятникам и могилам солдат Красной Армии, как и к любым могилам неизвестного солдата. Инциденты повреждения мест памяти советских солдат — это позорные, хулиганские и заслуживающие осуждения выходки, которые нельзя оправдать!»

Не великий перелом

Главным документом, который регулирует польско-российские отношения, связанные с военными кладбищами и памятниками, служит межправительственное соглашение о местах памяти жертв войн и репрессий от 22 февраля 1994 гoда. Именно оно пока сдерживает натиск экстремистов.

— Местности, успевшие избавиться от так называемых памятников благодарности или символизирующих «польско-советское братство по оружию» до момента подписания соглашения, находятся в выигрышном положении, — без обиняков сетует Адам Сивек. Цель чиновника понятна: изменить действующее межгосударственное соглашение.

Памятник в Прущ Гданьском

Между тем фактов осквернения советских захоронений, не говоря уже о памятниках, предостаточно. Вот некоторые из последних: Пулавы — разрисованный памятник на военном кладбище погибших и замученных в 1939–1945 годах, Тчев — облитый краской обелиск над братской могилой 469 красноармейцев, Лодзь — несколько раз перевернутые надгробные плиты на могилах, Рачибож — разбитые плиты, Згеж — оскорбительные надписи на ограждении кладбища, также перевернутые надгробные плиты. Гливицы — гнусные надписи и вырванные чугунные звезды с десятков надгробий. Наконец, инциденты в Новы-Сонче и Пруще Гданьском...

Перелом в негативном отношении к советским мемориалам наметился в 2010 году. Парадоксально, но импульсом стало трагическое событие: катастрофа президентского самолета под Смоленском и трогательная солидарность русских с поляками в дни скорби. Тогда несколько молодых поляков в интернете начали акцию «Память и примирение» с призывом по случаю Дня Победы зажечь свечки на могилах советских солдат. К призыву присоединились авторитеты: в частности, режиссер Анджей Вайда и поэтесса Вислава Шимборская, лауреат Нобелевской премии по литературе 1996 года.

— Я зажгу свечку, потому что советские солдаты воевали за правое дело, за наше дело, — разъяснял Анджей Вайда. — Нужно сделать все, чтобы поляков и русских примирить. Особенно сегодня, когда русские показывают солидарность с нами в трагедии, а с другой стороны, появляются голоса тех, кто хотел бы нас поссорить.

Весьма ценным тогда был голос костельной иерархии. Архиепископ Юзеф Жичиньский, митрополит Люблина, призвал сограждан к тому, чтобы по случаю 65-й годовщины Победы над Германией они навели порядок на кладбищах советских солдат. Это был бы «знак памяти и чувствительности», а также «символ польско-русского примирения», говорил он, терпеливо объясняя полякам: «Большинство из погибших были обычные ребята, которые шли на Берлин, мечтая о свободе. Это могилы не врагов, а людей, которые принесли нам свободу. Неужели мы не можем понять драму солдат, их боли и крови?!»

Призывы увенчались успехом — поляки устроили субботник на нескольких кладбищах Красной Армии. Увы, эта инициатива не была поддержана политиками и не стала традицией. Несколько дней назад стало известно, что власти Новы-Сонча решили удовлетворить сентябрьский ультиматум экстремистов. Эксгумация останков шести советских солдат, похороненных под здешним памятником, начнется весной будущего года. Сразу после ее окончания памятник будет снесен...

Фото: Сергей Величкин, Владимир Родионов/ТАСС

Нашествие варваров

После публикаций об осквернении памятников в городах Прущ Гданьский и Новы-Сонч многие поляки высказывали свои чувства в Facebook. В подавляющем большинстве это было возмущение: «Несколько кретинов с простиранным мозгом — это не все польское общество». Но, как думается, самая важная мысль: «Стыдно мне за польских политиков и за польские медиа, которые своей русофобией приводят к рождающейся агрессии по отношению к России и к исчезновению уважения к памяти о погибших советских солдатах, которые отдали жизнь за свободную Польшу! Нельзя допускать актов вандализма, потому что те, кто так поступает, это обычные варвары!»

Впрочем, варварство по отношению к местам памяти, похоже, становится в современной Польше явлением повсеместным и политически неуправляемым. Так, в апреле в Кракове был вымазан краской памятник — вы не поверите — Иоанну Павлу II. В июне подобная участь постигла варшавский памятник Роману Дмовскому, одному из отцов польской независимости 1918 года. Руки хулиганов поднимаются также на захоронения участников антигитлеровского польского партизанского движения. Похоже, потворство властей агрессивной русофобии выпустило из бутылки джинна вандализма, которому все едино, что осквернять и рушить. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть