Они сражались за Сербию

05.08.2015

Анна АНДРИЕВСКАЯ, Белград

При освобождении Югославии от фашистской оккупации полегли, были ранены или пропали без вести свыше 30 000 красноармейцев. Но судьба советских мемориалов долгое время здесь мало кого интересовала. В 90-х годах балканским народам выпала жуткая доля — эхо кровавой гражданской войны и американских бомбардировок естественным образом отодвигает память о событиях 70-летней давности на третий план. Мы продолжаем акцию «Монументы Победы: своих не бросаем», в ходе которой корреспонденты «Культуры» рассказывают о состоянии захоронений воинов-освободителей в Европе. 

Майки с изображением Путина и надписями вроде «Брат за брата» — сегодня чуть ли не на каждом белградском рыночном лотке. Власти ведут Сербию в Евросоюз, но расширение связей с Россией поощряется во всех проявлениях: от незамысловатых уличных сувениров до восстановления зримых символов дружбы и общей истории. 

Памятный крест в Калемегдане

Недавно в Калемегдане, довольно хорошо сохранившейся королевской крепости, был установлен памятный крест в честь русских и сербских героев, павшим еще во времена Первой мировой войны. Как рассказали «Культуре» в посольстве России, всего в статусе военных мемориалов в Сербии находятся 125 памятников, охраняемых согласно межправительственному соглашению. Подавляющее большинство воздвигнуто в честь освобождения Югославии от фашизма. Девять — посвящены русским, сложившим головы в пожаре Первой мировой. Еще четыре установлены во славу наших предков, участвовавших в русско-турецких битвах. 

«Многие мемориалы, сооруженные в память о Второй мировой, являются совместными: в надписях прославляется общая Победа, в братских могилах лежат и наши военнослужащие, и бойцы Народно-освободительной армии Югославии», — отметили в посольстве. 

Впрочем, отношения между СССР и СФРЮ пережили не один сложный период. Маршал Тито вследствие идеологических разногласий со Сталиным занижал роль «большого брата» в освобождении Югославии. В 1948-м русские могилы начали переносить из центра Белграда. Некоторые изваяния разбивали и сдавали в металлолом, а вместо них возводили стелы, посвященные югославским партизанам.

Позднее часть разрушенного была восстановлена, а на окраине столицы к десятой годовщине освобождения открыли советское военное кладбище. Спустя еще восемь лет югославские власти, по согласованию с правительством СССР, провели массовое перезахоронение красноармейцев, погибших при штурме Белграда — были открыты девять комплексов в разных уголках Социалистической Республики Сербия. В них по сей день покоятся останки 5121 человека. Как нас уверили в посольстве, все необходимые реставрационные работы проводятся в положенный срок. Обязательства по благоустройству лежат на местных исполнительных органах, но ввиду их крайней стесненности в средствах Россия ежегодно выделяет на святые цели по несколько миллионов рублей.  

Владимир Путин у монумента освободителя Белграда. 2014

Регулярно — в мае и осенью — у памятников проводятся торжественные церемонии возложения венков с участием руководителей Сербии, представителей общественности и наших соотечественников. Многочисленные места славы, как правило, поддерживаются в хорошем состоянии, случаев вандализма старики не припоминают. В самом Белграде захоронено 976 солдат и офицеров Красной Армии. Кроме того, в честь освободителей открыто 102 больших и малых памятника. Прошлой осенью в дни празднования 70-летия освобождения сербской столицы президенты Владимир Путин и Томислав Николич поклонились одному из монументов. 

Весьма характерно, что в населенные пункты Сербии постепенно возвращаются советские топонимы. Так, в Белграде вернули названия улиц маршала Толбухина и генерала Жданова, второе рождение получил бульвар Красной Армии. Такое же наименование присвоили одной из центральных улиц города Чачак. По инициативе жителей поселка Злот, перспективу, по которой некогда прошествовали наши отцы и деды, посвятили Русским героям.

«Послевоенные поколения, конечно, знакомы с историей намного лучше, чем молодежь. Увы, из-за новых бурных событий на Балканах и экономического кризиса, тянущегося с 1990 года, сербское правительство не обладает достаточными средствами, чтобы поддерживать русские памятники в надлежащем порядке и масштабно отмечать общие праздники. Несмотря на это, ежегодно политики и небольшие группы людей возлагают к монументам цветы, что обязательно отражается местными СМИ. Совершенно точно у людей нет негативного отношения к советскому наследию», — уверен белградский журналист Яков Каравдия. 

Не так давно в Ягодине реконструировали мемориал, посвященный 1170 павшим красноармейцам. Он стал первым в рамках кампании по восстановлению всех аналогичных памятных мест в Европе, стартовавшей по решению правительства РФ. А в день 70-летия Великой Победы в городе Ниш открылся новый комплекс, посвященный 23 воинам, погибшим 7 ноября в 1944 года в результате ошибки американских пилотов, разбомбивших советскую колонну. С предложением увековечить в камне Нишскую трагедию выступили ветеранские организации города. «Мы рассмотрели несколько проектов, наиболее удачным оказался вариант четырех архитекторов из Орла. Реализовывали их замысел уже сербские умельцы — коллектив мастерской «Мийич Божидар» из города Пирота», — рассказывает Сергей Мельников, начальник отдела международного сотрудничества Российско-сербского гуманитарного центра.

Памятник советским воинам и югославским партизанам в Батине

Вес монумента, возведенного из красного гранита, 38 тонн; составными частями являются две колонны, барельеф и колокол. Разумеется, места русской славы находятся и в других странах, образованных на югославской земле в 90-е. Крупнейший мемориальный комплекс в Хорватии раскинулся возле поселка Батина. «Ежегодно делегации хорватских антифашистов вместе с посольствами РФ и других стран антигитлеровской коалиции возлагают венки к изваянию над братской могилой, где покоятся останки 1300 красноармейцев и 750 солдат Народно-освободительной армии Югославии», — говорит редактор журнала «Летопись» Катарина Тодорцева-Хлача.

Памятники бойцам и командирам РККА расположены также в Бели-Манастире, Илоке, Вуковаре и Борово-Населье. Однако в Хорватии, которая все-таки была союзницей Гитлера, отношение к этому историческому периоду неоднозначное. Среди хорватов нередко можно встретить негативные оценки партизанского движения, а мемориалы, посвященные освободителям, порой оскверняются, превращаясь в поле для граффити. 

В Словении главный памятник находится в центре Мурска-Соботы. Он был построен по проекту архитектора Владимира Арончика и представляет собой гробницу из белого мрамора в форме кремлевской стены, вход в которую охраняет почетный караул. Авторы скульптурных изображений советского солдата и югославского партизана — словенские скульпторы Борис и Зденко Калина. Артиллерийские орудия с обеих сторон являются оригинальными образцами боевой техники Второй мировой. 

Мемориал в Мурска-Соботе

Мемориал открыли 12 августа 1945 года. Изначально планировалось перезахоронить рядом останки погибших на территории региона, но позднее они были погребены на городском кладбище. Ежегодно 9 мая и 1 ноября — в словенский День памяти усопших — посольство России проводит здесь торжественные мероприятия. Другие монументы расположены в словенских городах Марибор и Пивка, есть подобные места поклонений и на территории Македонии.

По сведениям прессы, в черногорском Грахово тоже находится одна из советских братских могил. Однако в посольстве РФ «Культуре» сообщили, что в стране, получившей независимость менее десяти лет назад, таковые отсутствуют: «В боевых действиях в Черногории воинские подразделения советской армии участия не принимали. Здесь велась партизанская война. Упомянутый в статье памятник в Грахово посвящен борцам с фашизмом, участникам народно-освободительного движения». 

И все же возьмем на себя смелость поразмыслить. В Черногории действительно не было регулярных частей РККА. Но это не значит, что среди местных партизан не могло быть советских военнослужащих. Так, именно на черногорской земле в мае 1945-го встретил Победу легендарный фронтовой оператор Семен Школьников, были, по его словам, там и наши инструкторы, наконец, красноармейцы, бежавшие из плена. Кроме того, остались воспоминания о русских эмигрантах первой волны, осевших в Черногории, а затем воевавших против фашистов наравне с партизанами. Восточная Европа была настолько обильно полита кровью народа-освободителя, что поставить гранитного или бронзового «Алешу», возвести тот или иной могильный холмик со звездочкой в ранг охраняемого места славы — такой выбор у властей и жителей той же Черногории, безусловно, есть.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть