Стрижи гнезда Михалкова

17.09.2015

Алексей КОЛЕНСКИЙ

15 сентября, три часа дня. Небольшой сквер на Поварской сияет и гремит трубами военного оркестра. Площадка у памятника Сергею Михалкову полна гостями и виновниками торжества — последние в меньшинстве, но их выдают широкие улыбки: прошли, пробились, поступили! «Стоп», — командует Никита Михалков, прорвавшись из плотного окружения журналистов. Председатель Союза кинематографистов поднимается на подиум, чтобы торжественно открыть свою первую годичную Академию кинематографического и театрального искусства.

«Столько лет мы шли к этому дню, откладывали, сомневались. Провели три Летние академии... Я не предполагал, что может быть такой результат: за месяц — четыре короткометражные картины, два спектакля. Расставаясь, студенты рыдали так, будто проучились вместе пять лет. Почему? Главное для меня в творчестве и жизни — атмосфера, «бульон», в котором либо возникает мир, ради которого мы занимаемся нашей профессией, либо нет. Опыт показал: это — благодатная атмосфера. Здесь собрались не мальчики и девочки, а профессиональные актеры, продюсеры, режиссеры и операторы, которым мало быть просто популярными. Они хотят отречься от того, что приносит популярность, — как японские художники, достигшие совершенства, меняли имя, уезжали в другой район и начинали писать по-новому, совершенно в другой школе. Дело любого художника — искать в себе то, что раньше не видел. Это желание и привело к нам людей. Просмотры, разговоры, репетиции, школы Станиславского, Вахтангова, Михаила Чехова, Шарля Дюллена, Питера Брука... Ничего бы этого не было, если б на моем пути не появился «Маленький Мук», Сурен Шаумян. Видимо, небольшой рост позволяет ему проникать в самые невероятные места — он заставил меня поверить, что это возможно. Сколько раз нас обманывали предыдущие министры культуры, обещали и ставили условия, не имевшие отношения к творчеству, на которые я не мог пойти...» 

Поблагодарив за понимание директора Театра Киноактера Шаумяна, министра культуры Мединского и советника президента Российской Федерации Толстого, Михалков передает микрофон министру, оглашающему официальное название киношколы: «Образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Академия кинематографического и театрального искусства Н.С. Михалкова», реализующее программы профессиональной подготовки». И называет характерные признаки новорожденного. Принципиальных отличий от однопрофильных вузов у него три. Сюда приходят дипломированные выпускники творческих факультетов. Их обучает уникальный, звездный состав педагогов, а дальнейшей судьбой занимается кадровое академическое агентство.

«Я завидую поступившим. У меня нет нужного диплома — лишь воспользовавшись служебным положением, могу посидеть на задней лавочке», — сетует Мединский. Он желает собравшимся сиять на небосклоне мирового кинематографа и спустя десять–пятнадцать лет стать преподавателями Академии. «Небеса, очевидно, благословляют это дело. И нас не может не подкупать энтузиазм Никиты Сергеевича», — добавляет Владимир Толстой, намекая на сентябрьское солнце, улыбающееся в облачной кисее. Столичный министр культуры Александр Кибовский отмечает: «Когда за дело берутся такие мастера, становится очевидно: слово «Михалков» в названии — определяющее, а «Академия» — вспомогательное». Из переполненного партера на сцену поднимаются педагоги — актриса Ирина Мирошниченко, продюсер Леонид Верещагин, режиссеры Владимир Хотиненко и Владимир Алеников, операторы Анатолий Мукасей и Эдуард Гимпель.

Студенты аплодируют профессорам. «Рано радуетесь!» — грозит Никита Сергеевич. «Каждый из нас отвечает за каждого из вас. Отбор был жесткий, иногда обидный. Мы выбрали тех, в ком есть мощнейшая перспектива, которую можно и нужно развивать в стенах Академии», — заканчивает президент образовательного учреждения и передает микрофон Ирине Мирошниченко. «Я счастлива, что это происходит у памятника человеку, произнесшему великую фразу: «Сегодня — дети, завтра — народ». Вчера я общалась на мастер-классе с малышами, не знала, как с ними быть... Спросила: что значит самосовершенствоваться? Девочка лет шести ответила: совершенствовать себя. И тогда я не стала читать им «Дядю Степу» и «Щенка», а поинтересовалась: кто знает гимн нашей страны? Его наперебой начали декламировать несколько девчушек: «Россия — священная наша держава, Россия — любимая наша страна»... Стоя у памятника Сергею Владимировичу, с трепетом повторяю эти слова, которые знают наизусть наши дети. Может быть, мы вырастим потрясающее поколение, которое захочет сделать мир лучше и будет гордиться своей страной». 

Под аплодисменты собравшихся мастера вручают студенческие билеты режиссерам, операторам, продюсерам, актерам. Счастливыми обладателями корочек становятся сорок ребят... Коллектив пестрый. Среди поступивших — режиссер фильма «Иуда» Андрей Богатырев, звезда столичных мюзиклов Теона Дольникова, блеснувшая в сербском «Анклаве» Милена Якшич, выпускники Летних академий и «новобранцы»... 

Михалков разбивает тарелку о штатив камеры, выбирает самый крупный осколок и, поклявшись вновь расколошматить его на столько кусочков, сколько студентов продержится до июльских премьер, объявляет Академию открытой. 

Председателя Союза кинематографистов вновь берут в плен журналисты. Студенты тем временем отправляются к раскинувшимся у крыльца Театра Киноактера шатрам с баранками и чаем, а корреспондент «Культуры» спешит к бывшему служебному входу, осененному крыльями золотистой птицы. При ближайшем рассмотрении летящий ввысь стриж оказывается вензелем из букв «А», «Н» и «М». За проходной открывается крошечное фойе с подсвеченной витриной, в кадре — загорелый профиль президента Академии. Налево — аудитории операторов и продюсеров, просторная студия актерского отделения с гигантской телепанелью сверхвысокого разрешения (четыре тысячи пикселей по горизонтали). В каждой чайной красуется нарядный самовар и хохломские сервизы. Справа от фойе учебная часть, мини-кухня и библиотека с компьютерами. Этажом выше — режиссерская мастерская... Назавтра тут забурлит студенческая жизнь, закипит тот самый «бульон» из полутора тысяч академических часов мастер-классов, лекций и практических занятий. «Поварам» из России, Украины, Белоруссии, Молдовы, Израиля, Армении и Азербайджана, Казахстана и Узбекистана предстоит десятимесячный марафон, итогом которого станут два или три спектакля и несколько короткометражек. Одна из них послужит заявкой на производство полнометражной картины или сериала, поданной на конкурс Минкульта. А мы, полюбовавшись на гнездовье «стрижей», спешим пообщаться с мастерами и питомцами Академии. 


ПЕДАГОГИ

Никита Михалков:

— Нам удалось собрать под своей крышей лучших кинематографистов страны. Но, кроме того, здесь должны побывать писатели, космонавты, физики...

Не всем цветам цвести — я против этой пагубной для России формулы. Важно, как и чего хочет добиться человек, насколько он открыт и искренен. Форма чайных, к которой мы пришли, позволяет создать реальную творческую атмосферу. Конечно, хочется быть похожими на мхатовские и вахтанговские студии. Работая над фильмами и спектаклями, мы рассчитываем на постоянный контакт с интернетом, готовы пускать к себе на репетиции и спектакли. Надеюсь, наши работы будет не стыдно показать стране... 

Ирина Мирошниченко:

— Академия возникла не потому, что у нас все плохо. А для того, чтобы сделать лучше, раз появилась такая возможность. Того же хотели и наши великие учителя. Во время учебы не понимала, зачем нас мучают догмами и цитатами Станиславского. А на самом деле Константин Сергеевич призывал лишь к одному — чтобы театр был живой, сегодняшний, сиюминутный. Прошло сто лет, и мы по-прежнему хотим, чтобы появлялось современное, умное, интеллигентное искусство, которое возвышает и окрыляет людей. Искренне завидую слушателям Академии. Присутствовать на мастер-классе Никиты Сергеевича — это наслаждение. 

Владимир Хотиненко:

— Сюда пришли мои бывшие слушатели с Высших курсов сценаристов и режиссеров, но дело не в том, что я их чему-то не доучил. Нам предстоит выйти на новый — практический — уровень. Создать конкурентную среду и выиграть соревнование за полнометражный дебют. Режиссура — профессия специфическая, харизматическая, от человека должна идти энергетика, магия. Мы попытаемся ее опредметить и внедрить в суровый кинематографический мир. Если удастся, успех станет манком для будущих студентов Академии. 

Эдуард Гимпель:

— Мне предстоит рассказывать о работе с изображением. Непростая задача — в пору моей юности операторы ориентировались на высшие образцы классической живописи и все режиссеры были изобразительно подкованы, а сегодня таких ничтожно мало. Многие начинающие операторы даже не знакомы с советской классикой. Перейдя на цифру, все растерялись, будто пленка унесла с собой атмосферу и пространство. Долгое время считалось, что с приходом цифровых технологий мир изменится. На самом деле, появился лишь более широкий диапазон для работы. «Демон цифры» кого-то ломает, а большинство тащит на поводу в никуда. Приручить его сумели лишь Мачильский, Опельянц, Осадчий. Одним из последних сдался Михалков, удержался за пленку только Урсуляк, но, думаю, ненадолго. Подводит и уровень кинодраматургии — он вынуждает оператора не решать творческие задачи, а гадать на кофейной гуще: какое изображение подойдет к материалу, что делать с лицом, светом, оптикой?


СТУДЕНТЫ

Милена Якшич, актриса:

— Окончив актерский факультет Приштинского университета драматических искусств, я десять лет прослужила в Национальном театре сербской драмы, много гастролировала по стране и Европе. Прошлым летом побывала в Москве на курсах Союза театральных деятелей — влюбилась в город, в профессиональных, дисциплинированных людей, занимающихся искусством. Услышала про Летнюю академию Михалкова, мечтала поступить. А когда узнала, что открылся годичный формат, испытала прилив эмоций. Конечно, сложно было решиться бросить театр, но коллеги пошли навстречу — «заморозили» мою ставку до возвращения в Белград... Не ожидала, что увижу Никиту Сергеевича в приемной комиссии, вошла и лишилась дара речи. Он спросил: «Почему Вы здесь?» Поняла, что задан ключевой вопрос, ответила просто: «По любви. Хочу быть в России, работать с Вами». 

Эвелина Семерикова, актриса:

— Я из Екатеринбурга, окончила Екатеринбургский театральный институт (ЕГТИ), год проработала в Казанском драматическом театре имени Качалова и открыла для себя отдельный удивительный мир — задумала даже снять сериал про жизнь труппы. Очевидно, была не готова связать жизнь с каким-то конкретным театром. Приехала в Москву, поступала на Высшие курсы, в продюсерскую мастерскую Игоря Толстунова и в Академию. Решила: если возьмут сюда — пойду к Михалкову. На собеседовании исполнила песню «Где же ты, мечта?» из «Рабы любви», показала этюды. Удивилась — какой же добрый, внимательный Никита Сергеевич. Он реально горит своей идеей. 

Андрей Крупин, режиссер, драматург:

— Окончил ЕГТИ, летом на молодежном форуме «Таврида» представил проект документальной пьесы «Родная земля» об ополченцах Донбасса. Защитился, получил грант и посетил потрясающую лекцию Никиты Михалкова. Поразился глубине понимания мировых проблем, силе переживаний за судьбу Родины. Догадался, что поймал мощную энергетическую волну, на ней долетел до Москвы и поступил. Планирую снять пилот сериала «Жизнь онлайн» — о разработчике социальной сети нового поколения, завоевавшей двадцать процентов мирового медиапространства. Верю, что российский кинематограф вновь будет объединять и воодушевлять людей. 

В октябре отправлюсь в Донбасс собирать материал для пьесы, со мной едет лучший друг и соавтор, пранкер Алексей Столяров, разыгравший Коломойского, Шустера... Тот самый парень, что представился раскаявшимся российским солдатом и был приглашен в прямой эфир «Шустер live». Спустя несколько дней ему позвонил Константин Эрнст и предложил запустить пранк-программу на Первом канале. 

Анастасия Грищенко, продюсер: 

— Я коренная москвичка, занималась теннисом, спортивной журналистикой, стажировалась на «НТВ+», вела колонку о кино в Russian Mind, публиковалась в журнале Михалкова «Свой», брала уроки актерского мастерства... Три года назад на Одесском кинофестивале познакомилась с режиссером Павлом Павликовским, он помог поверить в себя и посоветовал попытать удачи в кино. Сейчас продюсирую полнометражный документальный фильм о Пьере Кардене, готовлюсь к работе над академическими проектами — спектаклем по Шекспиру и короткометражными картинами на тему «Жизнь налаживается».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть