Скажите, какая ФИФА!

15.05.2014

Дмитрий ЕФАНОВ

21 мая — 110 лет Международной федерации футбола. За эти годы ФИФА превратилась в самую влиятельную спортивную структуру на планете, в рядах которой состоит больше стран, чем в Организации Объединенных Наций.

В начале ХХ века тон на футбольных полях Европы задавали родоначальники игры — британцы, но в деле организации Международной федерации их обскакали французы. О появлении ФИФА футбольный мир узнал 21 мая 1904 года на конференции в Париже. Первым президентом выбрали Робера Герена. 

За более чем вековую историю ФИФА рулили всего восемь человек. Долее других на посту продержался бразилец Жоао Авеланж, правивший с 1974 по 1998 год. Именно в то время ФИФА из чисто спортивной федерации начала превращаться в глобальный коммерческий бренд с многомиллионным бюджетом. 

Дело Авеланжа с успехом продолжает швейцарец Йозеф Блаттер, собирающийся выставить свою кандидатуру и на следующих президентских выборах в 2015 году. Финансовая мощь позволяет футбольной корпорации не обращать внимания на политическое давление. Более того, если государственные деятели напрямую вмешиваются в дела национальных федераций, то федерации эти подвергаются жестким санкциям, вплоть до исключения из ФИФА. 

Йозеф БлаттерК слову, Блаттер ходит едва ли не в главных врагах у спортивных чиновников Западной Европы. Швейцарец задался целью развивать футбольную инфраструктуру по всему миру. Лучший способ сделать резкий скачок — первенство планеты по футболу. Cтрана, получившая право провести главный спортивный праздник четырехлетия, в наследство получает новые стадионы, аэропорты, гостиницы, дороги. Cам же турнир неминуемо поднимает популярность игры в стране — хозяйке чемпионата. Таким образом, после мундиаля-2006 в Германии Западная Европа лишилась футбольного форума как минимум на двадцать лет. Выбор был сделан в пользу других: ЮАР (2010), Бразилия (2014), Россия (2018), Катар (2022). 

Особенно злятся на ФИФА британцы, которые не сомневались, что получат чемпионат мира 2018 года. Когда в конкурсе победила Россия, то на Блаттера и компанию обрушился шквал критики со стороны англичан, а местная пресса буквально захлебывалась слюной в попытке навесить на ФИФА ярлык коррумпированной организации. Поняв бесполезность затеи, переключились на Россию, пугая страшилками о нищей стране, не способной организовать глобальный спортивный праздник. После зимней Олимпиады в Сочи аргументов заметно поубавилось. 

Надо сказать, англичане во все времена мутили воду. В первой половине прошлого века они неоднократно покидали ряды членов Международной федерации футбола, спустя некоторое время милостиво возвращались. Окончательно успокоились, когда поняли, что с каждым годом все больше отстают от ведущих футбольных держав и могут из родоначальников игры превратиться в аутсайдеров.  

До эры Авеланжа Артур Дрюри и сэр Стэнли Роуз на протяжении двадцати лет насаждали в ФИФА британские порядки. Тогда же к сборной Англии пришла первая и единственная победа на мундиале. В 1966 году островитянам помогли родные стены и — советский боковой арбитр Тофик Бахрамов, который в финальном матче засчитал гол-фантом Джеффри Хёрста в ворота сборной ФРГ. Cпоры на сей счет не утихают до сих пор. Всплыла даже история о дружбе Роуза и Бахрамова, который якобы привозил тогдашнему президенту ФИФА черную икру из Советского Союза. 

Насколько эта история правдива, узнать не представляется возможным. Наверняка ее подробности были известны Валентину Гранаткину, человеку, которым страна вправе гордиться. Не хватающий звезд с неба вратарь московского «Локомотива» нашел себя на руководящих постах, став одним из самых влиятельных и уважаемых функционеров в истории мирового футбола. В ФИФА Гранаткин пришел после Великой Отечественной войны и с небольшим перерывом трудился там до 1979 года, основную часть времени — в должности первого вице-президента. 

Валентин ГранаткинЛучше всего значение Валентина Гранаткина для футбола отражают слова мэтра спортивной журналистики Льва Филатова: «Гранаткину, с одной стороны, было легко вершить делами футбола, потому что все он схватывал и улавливал с полуслова, ему невозможно было втереть очки, спортивная жизнь лежала перед ним открытой книгой. А с другой — трудно, поскольку, хорошо представляя, как должен жить футбол, он далеко не всегда был последней инстанцией, и немало крови и нервов ему стоило отстаивание необходимых, разумных решений и мер. И не каждый раз это удавалось. К слову говоря, вспоминая работу Гранаткина, я еще более убеждаюсь в том, как не хватает и сегодня нашему футбольному движению самостоятельного, авторитетного, продуманного во всех деталях, отлаженного руководства. Из-за этого подчас, несмотря на существование различных организаций — президиума, управления, комиссий, отделов, советов, — спросить бывает не с кого. Гранаткин был как раз тем руководителем, который готов был держать ответ». 

Гранаткина ценили и уважали не только в нашей стране. Тепло о нем отзывался и Жоао Авеланж, по чьей инициативе с 1981 года проводится Международный турнир юношеских команд по футболу памяти первого вице-президента ФИФА Валентина Александровича Гранаткина. 

Не приходится сомневаться, что 21 мая, на праздновании очередного юбилея организации, сегодняшние футбольные руководители отдадут дань уважения великим предшественникам, среди которых одно из главных мест по праву занимает Валентин Гранаткин.      

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть