Семен Павличенко: «Гонял по ледяному желобу даже в минус сорок»

03.04.2019

Дмитрий ЕФАНОВ

Минувший сезон стал для отечественных представителей санного спорта самым удачным в истории. Наши спортсмены выиграли большинство важных стартов, а более других отличился Семен Павличенко, который к званию чемпиона мира и Европы добавил победу в общем зачете Кубка планеты. Своими эмоциями от многочисленных успехов лидер сборной России поделился с «Культурой».

Фото: Дмитрий Феоктистов/ТАСС

культура: В какой момент поняли, что можете выиграть общий зачет мирового кубка?
Павличенко: Первым заговорил о такой вероятности товарищ по сборной Роман Репилов. Он отметил, как по ходу сезона менялось отношение к нам со стороны австрийцев. Раньше они российскую команду особо не замечали. Но с определенного момента начали уделять нам повышенное внимание. Шансы на общий успех стали реальными перед этапом в Сочи, где на родной трассе мы едем немного лучше, чем на других. В итоге я победил в обеих дисциплинах, а Рома занял второе место.

культура: У Вас есть любимая трасса?
Павличенко: Для меня они все любимые. Всегда испытываю громадное удовольствие от прохождения дистанции. Мечтаю, чтобы столь захватывающие ощущения могли испытать не только профессионалы, но и все желающие. Правда, для этого нужно придумать абсолютно безопасный желоб.

культура: Приходилось соревноваться на сильном морозе?
Павличенко: Однажды в Сигулде тренировались при температуре минус 22. Прекрасные ощущения. Разве что для перемороженного льда надо острее точить полозья, чтобы обеспечить лучшее сцепление с покрытием. А холод ощущаю только на финише, когда все обморожено — даже руки, спрятанные в обтекателе. Но это цветочки. В Кемерово гонял, когда было на двадцатку холоднее. Друг, помню, отморозил ноги и плакал. А я тренировался и получал удовольствие. Единственное неудобство — от большой разницы температур маска на лице покрывалась наледью и становилась непрозрачной. Приходилось ездить без нее.

Возвращаясь к Сигулде, — хочу сказать, что там приятно выступать. Местное население в основном понимает по-русски, и организаторы к нам всегда хорошо относятся. При трассе очень большие мастерские, и механикам выделяют просторное помещение, где комфортно работается. Кроме того, там отличная еда, особенно местная солянка, а я люблю вкусно и много покушать. Вообще, с ребятами из Латвии прекрасно общаемся. Вся их команда говорит по-русски. В Сигулде даже маленькие дети, которые только начали кататься на санях, уже знают русский язык. Но сильнее всех нам симпатизирует итальянец Доминик Фишналлер. Едва завидев нас с Романом, сразу кричит: «Братаны!» На этапе Кубка мира в Сочи у него был день рождения. И по нашей просьбе перед стартом диктор сказал на трех языках: «Поздравляем, братан». После финиша Доминик смеялся и выяснял, чья это идея.

культура: К слову, о солянке — в санном спорте допустим лишний вес?
Павличенко: Вес можно иметь любой, лишь бы мышцы с ним полностью справлялись. Но при этом важно, чтобы они были мягкими, как желе. Ими надо чувствовать трассу. Мы едем практически юзом. Поэтому жирок тоже нужен, но в ограниченных количествах, в качестве демпфера при вибрации.

культура: Кто изготавливает Ваши сани?
Павличенко: Основную работу делает тренер Эдуард Бурмистров, а я ему помогаю. Полозья заказываем на предприятии в Санкт-Петербурге. Загибаем их сами на обычных прессах в автосервисе. Затачиваем тоже своими силами. Первая моя профессия — сварщик. Поэтому часть агрегатов закреплены с помощью сварки. Остальные — на болтах. Сани перевозим в разобранном виде. Обычно по двое в большом металлическом ящике.

Фото: Steffen Prößdorf/ТАСС

культура: Что-нибудь известно о планах строительства современной трассы в Вашем родном Братске или в другом городе на востоке страны, ведь следующая зимняя Олимпиада пройдет в Пекине?
Павличенко: Это не от спортсменов зависит. Где построят, там и будем соревноваться. Лично я дальними планами не живу. Но объективно рассуждая, скажу, что маловероятно: современная санно-бобслейная трасса — очень дорогое сооружение даже для государственного бюджета.

культура: Детей к любимому виду спорта приобщаете?
Павличенко: Пока рано об этом думать. Федору четыре года, а Роману — два с половиной. Старшего хотим отдать на танцы, пускай научится чувствовать тело. А большой спорт — тяжелая вещь. Хотя я безумно люблю на скорости нестись по желобу, и сами по себе тренировки и соревнования вряд ли когда смогут мне надоесть. В то же время устаю от долгих разлук с семьей. Расстраивает, что дети растут не на моих глазах. Супруга недовольна, что месяцами не видит мужа, и я ее хорошо понимаю. Одним словом, парни сами решат, чему посвятить жизнь. Я посещал тренировки юных хоккеистов, и они произвели на меня гнетущее впечатление. «Давай работай клюшкой и забивай! Или ты тут на фигурное катание пришел?» Я против такого давления на малышей со стороны родителей. В детстве занимался многими видами спорта, но всегда по собственному желанию.

культура: Семья выезжает за Вами на соревнования?
Павличенко: С женой познакомился в тренажерном зале в Дмитрове. Но она не профессиональная спортсменка. Тем не менее постепенно втянулась в мой образ жизни и стала рьяной болельщицей, а за ней и теща с тестем. Всегда внимательно следят за моими выступлениями и хорошо разбираются в санном спорте. Когда удается отпроситься с работы, спешат на соревнования. К примеру, вся семья переживала за меня в Сочи, а тесть приезжал на этап Кубка мира в Кенигзее. Присутствие близких успокаивает и стимулирует на тяжкий труд.

культура: Специалисты говорят, что долгие занятия санным спортом и бобслеем плохо сказываются на позвоночнике.
Павличенко: У саночников большинство травм происходит от необходимости выполнять резкий и мощный разгиб спины при стартовом отталкивании. Конечно, мы эти мышцы усиленно тренируем, а перед заездом хорошо разогреваем. Тем не менее перегрузки на них неизбежны. А из-за вибрации у себя проблем пока не замечал. Хотя за последние 10–15 лет покрытие льда в желобе стали делать более ровным и гладким. Применяют специальные трактора на ровных участках, потом еще айс-мастера дорабатывают вручную скребками. А вот на желобах в Братске, Красноярске и других трассах «местного значения» из-за кочек вибрация сильнейшая. В Братске трасса бетонная, но без искусственного наморожения, а в Красноярске и Чусовом и вовсе деревянные. Но чем они хороши: если от времени доски сломались или деформировались, их легко вручную заменить.

культура: В интернете популярно видео, где вы с Репиловым на подиуме поете гимн России после успеха на чемпионате Европы...
Павличенко: Сначала организаторы включили старый гимн на музыку Глинки, но потом признали ошибку и предложили нам спеть вживую. Мы не растерялись, тем более у Ромы прекрасный голос. Поддержали и зрители вместе с товарищами по сборной. Отлично исполнили вживую, после чего устроители отыскали нужную фонограмму, и мы еще раз прослушали гимн.


Фото на анонсе: Friedemann Vogel/EPA/TASS




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть