Восстание Славянска

18.04.2014

Александр АНДРЮХИН, Донецкая область

Центр освободительной борьбы на Украине переместился в маленький городок Славянск, находящийся на окраине Донецкой области. Именно с него киевская власть намеревалась начать масштабную операцию покорения восставшего юго-востока.

От Харькова до Славянска два часа на автобусе, но сейчас все рейсы отменены. Таксисты же гарантировали довезти только до первого кордона украинских военных на подступах к городу. Российскому журналисту встречаться с украинскими военными — разве только для того, чтобы написать потом заметку в стиле объяснительной «как меня отправили обратно в Москву». Мне же нужно было попасть в окруженный войсками город. Поэтому поехал на электричке — и не прогадал. Два с половиной часа в полупустом вагоне, и я на месте. Сошел с поезда, благополучно миновал трех правоохранителей у входа в здание вокзала и сел в подкатившее такси.

Для осажденного города Славянск выглядит чересчур спокойным. На улицах ни одного военного, не разгуливают ополченцы с автоматом через плечо, даже «зеленых человечков», о которых так любит писать украинская пресса, я не увидел.

Тюльпаны на броне

Славянск город небольшой — около 120 тысяч человек. Но сейчас в наличии едва ли половина населения. Остальные на заработках в России, здесь не функционирует ни одно предприятие. В минувшую субботу название этого населенного пункта стало известно всему миру, благодаря размещенному в сети ролику. Группа вооруженных бойцов недавно провозглашенной Донецкой народной республики после небольшой, но яростной перестрелки (обе стороны палили в воздух, в асфальт и по стенам, так что, слава Богу, никто не пострадал) захватила здание горотдела милиции. Потом под контроль были взяты здания СБУ и городской администрации, над которой водрузили два флага: российский триколор и знамя «Народного ополчения Донбасса». С тех пор чужие там не ходят. Другая группа восставших перекрыла подступы к городу. Сам же город окружен украинскими военными, которые пока то ли не получили приказ, то ли получили, но не рвутся его выполнять. 

Очевидно: тех, кто командует сейчас парадом в Славянске, войска побаиваются. Не только из-за молниеносного захвата милицейской цитадели. В воскресенье у блокпоста на въезде в Славянск под шквальный огонь попал автомобиль, в котором находились офицеры украинских спецслужб. Погиб капитан СБУ Геннадий Биличенко, были ранены командир «Альфы» и полковник СБУ. Еще один тяжело раненный украинский офицер позже скончался. Официальный Киев обвинил в этом российский спецназ, который якобы и проводит все операции в Славянске. Однако ополченцы утверждают, что машина попала под огонь украинских же военных — обознались.

Сейчас в Славянске обстановка напряженного спокойствия. Украинские власти уже несколько раз объявляли о том, что вот-вот начнется штурм, а киевские СМИ передавали, что центр города уже взят, однако могу засвидетельствовать: в Славянске все спокойно. Пока.

Слухи о мародерстве со стороны вооруженных людей также не подтверждаются. По словам местных жителей, никаких магазинов здесь не грабили. Однако закрывается торговля довольно рано — в шесть вечера. Резонно: мало найдется в эти дни желающих совершать вечерние прогулки. 

На площади перед зданием горадминистрации — непрекращающийся  народный митинг. Впрочем, никто уже не рвет глотки, в основном просто обмениваются последними новостями. Украинскому телевидению не верят. 

— Их послушать, так мы все уже лежим мордами в асфальт, — смеется кто-то.

Наоборот, ополченцы сами устраивают успешные вылазки. Бойцы самообороны Краматорска и Славянска в одну из недавних ночей остановили колонну бэтээров. И уговорили украинских военнослужащих перейти на свою сторону. Часть машин двинулась в Славянск, для обороны города. На них установили российские флаги, а когда боевые машины подогнали на площадь перед администрацией, местные девушки украсили броню свежими тюльпанами.

Мы устали бояться

Направляюсь к горадминистрации. На крыльце мешки с песком, за ними люди в камуфляже. Некоторые в масках, один с автоматом. Подошел, показал журналистское удостоверение и спросил: «Кто вы, хлопцы, будете?» К российским журналистам здесь относятся хорошо, но положение-то осадное. Поэтому ничуть не обиделся, когда меня тут же «пробили» через интернет. И только убедившись, что перед ними не шпион, стали разговаривать.

Фото: Александр Андрюхин

— Я сам из Макеевки, — говорит один из ополченцев, сняв маску, — а этот из Артемовска. Вон те — местные, славянские. Вот украинское телевидение говорит, что здесь российские спецслужбы. Хотите, проведу по зданию? Только фотографировать не надо.

Мы пошли по этажам. Я насчитал человек сорок таких же, как он, в камуфляжной форме, с автоматами. На мой вопрос, где взяли оружие, мужчина радостно рассмеялся:

— Так это наши люди тормознули у Семеновки автобус с мобилизованными. Автоматы мы у них отобрали, а их отправили обратно.

Мы вернулись на крыльцо. Я все хотел понять, как это вдруг они так решились — захватить власть. Хорошо, что так без крови получилось, а начни милиционеры или еще кто стрелять на поражение — что тогда, деревянный макинтош? 

— Ну, обстоятельства так сложились, — разводит руками мой собеседник. — Всякому терпению приходит конец. Нас считают за быдло, унижают. Мы постоянный объект их болезненной самостийной ненависти. Работы нет. «Правый сектор» постоянно угрожает, что проведет карательные операции, Тимошенко обещает уничтожить нас атомным оружием. Все, кончилось наше терпение. Мы устали бояться! Раз все равно нас будут уничтожать, мы лучше умрем на баррикадах, чем от бандитов. Обратной дороги нет. Медведя легко выгнать из берлоги, но загнать его обратно непросто. Во всяком случае, пусть попробуют.

Когда я попросил разрешения сделать снимок, мои собеседники надели маски, а человек с автоматом отрицательно замотал головой и молча отошел в сторону.  

В десяти минутах ходьбы от администрации — баррикада из шин и досок, она перекрывает доступ на улицу, где находится здание СБУ. В отдалении увидел еще одну, более мощную. Навстречу вышли несколько молодых людей с милицейскими дубинками.

— Кто такой? Документы?

Внимательно изучив паспорт и редакционное удостоверение, сообщили, что готовятся к отражению штурма, так что на интервью у них времени нет. Пока беседовали, удалось заглянуть за баррикаду — на асфальте стояли в ряд бутылки с черной жидкостью, в которые были вставлены промасленные фитили. Надо сказать, что мое любопытство не очень понравилось, и к решению отдать мне документы и отпустить ребята пришли, только посоветовавшись с кем-то по мобильному телефону.

— Вы поймите, тут все на взводе, — пояснил мне позже один из ополченцев. — Эти бесконечные сообщения о начале штурма, который все никак не начнется, о том, что украинская техника уже в городе — все это преднамеренная тактика, чтобы держать нас в постоянном напряжении, чтобы у нас сдали нервы и мы начали совершать какие-то необдуманные поступки. К тому же, действительно, не исключено наличие в городе агентов СБУ. Так что, простите за бдительность...

Десантом по референдуму

15 апреля, ближе к ночи распространился слух, что под Краматорском идет бой украинского спецназа с ополчением за аэродром. Погибли свыше 80 человек. Позже ТВ сообщило, что аэродром взят войсками, и теперь они двинулись на Славянск. Знакомые слали эсэмэски: «Саша, не спи! Это серьезно!» Я трижды среди ночи выбегал на улицу, но так никого и не увидел.

Наутро, невыспавшийся, пришел на баррикаду. Все без изменений. Ополченцы пьют чай из термосов, бутылки с зажигательной смесью так же покоятся на асфальте. Что же на самом деле происходило в Краматорске? Оказывается, никакого освобождения не было — потому что никто ничего не захватывал.

— Когда мы узнали, что на военный аэродром собираются высадиться киевские десантники, мы, жители Краматорска и Славянска (среди нас были и несколько вооруженных ополченцев), перекрыли выход, — рассказал мне участник событий Алексей Уханов. — Нас было человек 500. Аэродром мы занимать не собирались. Десантники высадились из двух вертолетов. Наша делегация из нескольких человек отправилась на аэродром, чтобы поговорить с ними. Но они вдруг открыли огонь, в воздух. Делегация побежала обратно. Люди спрятались за деревьями, залегли. После этого последовала еще очередь по деревьям. Какая-то пуля срикошетила и попала одному парню в ногу. Но не смертельно. Он еще бегал и всем показывал свою рану.

Однако, несмотря на стрельбу, прибывших десантников с аэродрома так и не выпустили. А потом жители Краматорска и других ближних городов перекрыли дорогу и танкам. После этого над людьми около часа барражировали три вертолета и боевой самолет. Все ожидали, что начнут  обстреливать с воздуха — как фашисты в фильмах про войну. Обстрела так и не последовало — наверное, летчикам тоже пришла на ум возможность такого нелестного для них сравнения.

После этого к повстанцам присоединился возмущенный мэр Краматорска Геннадий Костюков. 

— Это не дело, когда против волеизъявления народа применяют силу, — заявил он. — Если народ хочет референдум, то его нужно провести! Обещаю, что требования горожан будут услышаны. Это нормальные, здравые требования, и мы будем отстаивать их на всех уровнях.

Украинские военные, надо сказать, не слишком-то рвутся в бой. Из воинской части, дислоцированной около Краматорска, поступила неофициальная информация, что участвовать в войне с народом солдаты не собираются.

— Их представитель вышел к нам и попросил, чтобы мы их взяли в кольцо, — сказал Уханов.

Славянск тем временем возвращается к мирной жизни. На улицах снова появились милиционеры.

— Когда захватили горотдел, у них отобрали не только оружие, но и форму, —  пояснил житель Славянска Антон Крылов. — Они все эти дни не выходили на дежурство — не в чем. Но вчера с ними были проведены переговоры, и форму им вернули. Так что они снова патрулируют. Но пока пешие, бензин реквизирован на нужды обороны.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть